Как есть меньше психология: Страница не найдена — Студия танца “Maya”

Содержание

как мозг заставляет нас есть

Майкл Грациано, нейробиолог, профессор в Принстонском университете и автор книги «Наука сознания. Современная теория субъективного опыта», считает, что проблема набора лишнего веса и желание «съесть что-нибудь еще» скрывается не в пустом желудке и не настолько сильно связано с уровнем сахара в крови, как мы привыкли думать. Оно в нашей голове, в нашем уме, и именно там мы должны искать выход из проблемы переедания. Публикуем сокращенный перевод и адаптацию статьи ученого в журнале

Aeon, в которой он разбирает феномен «голодного настроения».

Однажды я решил попробовать свои силы в решении великой проблемы современности — как похудеть без усилий — и провел эксперимент над собой. Восемь месяцев спустя я был на 22 килограмма легче, так что, похоже, сработало, однако мой подход к проблеме отличался от привычного. Я все-таки психолог, а не врач, поэтому с самого начала я подозревал, что регулирование веса — это вопрос психологии, а не физиологии. Если бы вес зависел от количества потребляемых и расходуемых калорий, мы все ходили бы в том весе, который для себя выбрали. Все мы знаем принцип «просто ешь меньше», и, кажется, следуя ему, похудеть должно быть не сложнее, чем выбрать цвет рубашки. И все же почему-то это не так. […]

Голод — это одно из мотивированных состояний ума, и психологи изучают эти состояния не менее века. Мы все чувствуем голод перед обедом и насыщение после банкета, но эти моменты — лишь верхушка айсберга. Голод — это процесс, который с нами всегда, он проходит в фоновом режиме и лишь изредка пробуждается в сознании. Голод больше похож на настроение. Когда он медленно нарастает или отступает, даже когда он находится вне сознания, он меняет и влияет на наши решения, искажает наши приоритеты и эмоциональные вложения в долгосрочные цели. Он даже меняет наше сенсорное восприятие, и часто довольно сильно.

Вот вы садитесь обедать и говорите: «Почему этот гамбургер такой крошечный? Почему их нужно было сделать такими маленькими? Мне нужно съесть три, чтобы наесться», — и это не что иное, как «голодное настроение», которое делает еду в вашей тарелке меньше. После того как вы наелись, точно такой же гамбургер будет выглядеть огромным. И дело не только в еде — искажается и ваше собственное тело. Когда повышается «голодное настроение», вы чувствуете себя немного стройнее, вы уверены, что диета работает, а значит, можно позволить небольшое потакание своим слабостям. Как только наступает чувство сытости, вы ощущаете себя китом.

Более того, искажаться может даже память. Предположим, вы ведете журнал всего, что едите. Заслуживает ли он доверия? Вполне возможно, что вы не только сильно недооценили размер своих обедов, но и почти наверняка забыли их записать. В зависимости от размера вашего голода вы можете съесть три куска хлеба, а после обеда вполне искренне вспомнить только один. Не зря большая часть калорий, потребляемых людьми, поступает через перекусы между основными приемами пищи, но когда вы спрашиваете об этом людей, они отрицают влияние перекусов. И удивляются, узнав, сколько они съедают во время них на самом деле.

«Голодное настроение» трудно контролировать, потому что оно действует вне сознания. Возможно, именно поэтому ожирение является такой трудноразрешимой проблемой

«Голодное настроение» контролируется мозговым стволом, а часть, наиболее ответственная за регулирование голода и других основных мотивированных состояний, называется гипоталамусом и находится в нижней части вашего мозга. В гипоталамусе есть датчики, которые буквально ощущают вкус крови. Они определяют уровень жира, белка и глюкозы, а также кровяное давление и температуру. Гипоталамус собирает эти данные и объединяет их с сенсорными сигналами, которые проникают через другие системы мозга — о наполнении кишечника, ощущениях, вкусе и запахе еды, виде еды, даже о времени суток и других сопутствующих обстоятельствах.

Учитывая все эти данные, нейронные цепи постепенно обучаются нашим диетическим привычкам. Вот почему мы испытываем чувство голода в определенное время дня — не из-за пустого желудка, а из-за сложного нейронного процессора, который предвидит потребность в дополнительном питании в этот отрезок времени. Если вы пропустите прием пищи, сначала вы почувствуете острый голод, но затем вы снова ощутите себя менее голодным по мере того, как пройдет привычное время приема пищи. Вот почему мы насыщаемся в конце трапезы опять же не из-за сытости. И если это ваш единственный сигнал, значит, вы сильно переедаете. Как бы парадоксально это ни звучало, существует здоровый разрыв между ощущением сытости и физиологически сытым желудком.

Психологическая сытость — это чувство достаточности, возникающее в результате гораздо более сложных вычислений. По сути, гипоталамус говорит: «Вы только что съели гамбургер. Из прошлого опыта с гамбургерами я знаю, что примерно через два часа уровень белка и жира в крови повысится. Поэтому в предвкушении этого я сейчас отключу твое чувство голода». Система учится, предвидит и регулирует, она работает в фоновом режиме, и мы можем сознательно вмешиваться в эти процессы, но обычно не очень результативно.

Допустим, вы решили сократить потребление калорий и начать есть меньше в течение дня. Результат? Это все равно что схватить палку и ткнуть ею тигра. Ваше «голодное настроение» повысится, и в следующие пять дней вы будете есть больше и больше перекусывать — возможно, лишь смутно осознавая это. Люди склонны судить о том, сколько они съели, только на основании того, насколько сытыми они чувствуют себя после еды. Но поскольку это чувство сытости отчасти носит психологический характер, когда ваше «голодное настроение» повысилось, вы можете съесть больше, чем обычно, но почувствовать себя менее сытым и ошибочно решить, что вы сократили количество еды. Вы можете чувствовать, что делаете успехи. В конце концов, вы постоянно бдительны относительно своего питания. Конечно, время от времени вы ошибаетесь, но вы снова и снова возвращаетесь на правильный путь. Вы чувствуете себя хорошо — пока не встанете на весы и не заметите, что ваш вес не откликается. В один прекрасный день он может снизиться, а в следующие два дня — резко подскочить. Танцуя под поверхностью сознания, «голодное настроение» искажает ваше восприятие и выбор.

Я не отрицаю физику. Если вы будете потреблять меньше калорий, вы похудеете, но если вы явно попытаетесь сократить их количество, вы, скорее всего, сделаете прямо противоположное

[…] Допустим, вы попробуете следовать еще одному стандартному совету и начнете делать упражнения. Ведь если вы сожжете калории в тренажерном зале, вы обязательно похудеете, верно? Да, за исключением того, что после тренировки в течение остальной части дня вы настолько истощены, что на самом деле можете сжигать меньше калорий, чем в обычный день без спорта. Более того, выполнив тренировку, вы избавились от чувства вины, ваше эмоциональное напряжение уходит, и вы поощряете себя булочкой с шоколадом. Да, вы можете попытаться вести себя хорошо и отказаться от угощения, но упражнения, которые вы только что выполнили, усиливают тонкое чувство голода, и теперь вы даже не замечаете, насколько вы переедаете. Еды становится больше, а кажется, что меньше.

Источник: Amy Shamblen / unsplash.com

Допустим, вы испробовали все стандартные советы и все существующие диеты. Некоторые из них даже могли работать в течение какого-то короткого времени, пока вы не сбились с пути и в итоге не набрали еще больше, чем раньше. Через некоторое время вы начинаете сомневаться в своей силе воли. Ведь если преобладающая медицинская теория верна, если вес — это вопрос контроля калорий, значит, ваша проблема — слабый характер. Лишний вес — это твоя собственная вина, вот то послание, которое со всех сторон распространяется через нашу культуру.

Однако когнитивный контроль гораздо более тонкий, сложный и ограниченный по своим возможностям, чем обычное понятие силы воли. Более того, оно ложно и вредно для психического здоровья. Что делает понятие силы воли? Противопоставляет долгосрочное вознаграждение краткосрочному, и вы рано или поздно сходите с пути. Каждый раз, когда вы падаете, вы наносите больше повреждений, чем можете отменить, и поэтому не можете понять, насколько сильно вы саботируете свои собственные усилия.

К чему это приводит? К тому, что в итоге вы находите себя полностью деморализованным и впадаете в депрессию. Вы можете делать все, что захотите, но почему-то не можете справиться с потерей веса и попадаете в катастрофическую спираль. Ведь если вы все равно собираетесь быть несчастным, вы можете себя побаловать. Еда, по крайней мере, смягчает страдания. Вы впадаете в привычку есть, начинаете заниматься самолечением едой, формируете зависимость и теряете всю мотивацию. Вы попадаете в самую глубокую часть психологического болота, где ваши шансы на выздоровление невелики. […]

Большинство врачей, тренеров и медицинских работников думают о весе с точки зрения химии — калории на входе против калорий на выходе. Ешьте меньше, больше тренируйтесь. Одни школы мысли утверждают, что все калории эквивалентны, другие — что калории из жиров особенно вредны или что калорий из углеводов следует особенно избегать. Но все эти подходы сосредоточены на том, как калории перевариваются и распределяются в организме, они игнорируют психологию. Большинство исследований рассматривают психологию голода как неудобство. […]

Однако эпидемия ожирения — это не проблема калорий или силы воли, это проблема отравления нормальной регуляторной системы

У нас есть сложная и прекрасно откалиброванная система, которая развивалась в течение миллионов лет, чтобы хорошо выполнять свою работу. Она должна работать в фоновом режиме без каких-либо сознательных усилий, но для более двух третей из нас это не так. Что же такое мы делаем сами с собой, что нарушаем систему голода и сытости?

Около года экспериментировал на себе — и ел одно и то же каждый день, чтобы установить постоянный базовый уровень питания и голода. Я измерял вес, объем талии и записывал все, что мог придумать. Затем я изменил одну вещь в одном приеме пищи и в течение следующих нескольких дней наблюдал за ее крохотным раздражающим действием. Когда измерения вернулись к исходному уровню, я попробовал новую замену — через некоторое время я смог усреднить множество показателей и наблюдать, как проявляется закономерность. Конечно, у меня не было иллюзий по поводу открытия чего-то нового, мои эксперименты — это не формальная наука, выборка состоит из всего одного человека. Моя задача заключалась лишь в том, чтобы выяснить, какой из всех противоречивых советов резонирует с моими личными данными. Во что мне верить?

Как обычно, самой поучительной частью эксперимента оказалось случайное наблюдение. Неважно, увеличили или уменьшили мой вес некоторые продукты — я заметил, что некоторые действия увеличивали или уменьшали мой уровень голода. Я знал, когда мое «голодное настроение» повышалось, даже если не чувствовал его сознательно, потому что каким-то образом я раньше обычного оказывался на обеде. […] Когда мое «голодное настроение» снижалось, список приоритетов сдвигался, и я погружался в свою работу — как-то я задержался с обедом на час. […]

Три вредные привычки постоянно усиливали мой голод: я называю их диетой со сверхвысоким содержанием смертельных углеводов, увлечением низким содержанием жиров и ловушкой подсчета калорий

Диета со сверхвысоким содержанием смертельных углеводов стала нормой. Утром мы встаем и едим бутерброд, кашу или напичканные углеводами хлопья. Затем идем на обед. Предположим, у меня нет здоровых привычек и я ем фастфуд, обед из «Макдоналдса». Мы думаем о нем как о жирной пище, но, помимо жира, в бургере есть булочка, а кетчуп — это сахарная паста. […] Может быть, вы чувствуете моральное превосходство и предпочитаете «здоровый» обед — сэндвич, в основном состоящий из хлеба.

Полдник — это сладкое кофе и печенье или батончик мюсли, в котором тоже одни углеводы. Может быть, вы едите банан, но это не сильно меняет ситуацию. Ужин? Наполнен картофелем, макаронами, рисом и хлебом. Мы думаем, что едим морепродукты, когда заказываем суши, но в основном это рис. Может быть, вы выберете хороший полезный суп — в нем есть лапша или картофель. И каждый прием пищи сопровождается газировкой, соком, холодным чаем или другим подслащенным напитком. Потом десерт. Затем перекус перед сном. В общем, вы поняли.

Вы не можете пройти через супермаркет, чтобы вас со всех сторон не атаковали углеводы. И да, некоторые говорят о превосходстве сложных углеводов над рафинированным сахаром, и они правы. Но даже если вы уберете рафинированный сахар, количество углеводов по-прежнему будет поражающим. Диета со сверхвысоким содержанием смертельных углеводов исказила наше чувство нормальной жизни.

Люди, предпочитающие диету с низким содержанием углеводов, могут быть правы по неправильным причинам. […] Согласно этой теории питания, если вы откажетесь от достаточного количества углеводов, ваше тело переключится с использования глюкозы на использование кетонов в качестве основной молекулы, переносящей энергию в крови. Используя кетоны, организм начнет потреблять собственные жировые запасы. Более того, снижая уровень сахара в крови, вы снижаете уровень инсулина, основного гормона, который способствует отложению жира в организме. Меньше углеводов — меньше жира. […]

Теория и эксперименты могут быть правильными, но они упускают из виду самый важный момент — они подчеркивают, как калории распределяются в организме, вместо того чтобы подчеркивать мотивированное состояние голода. Было бы отрадно увидеть больше исследований того, как разные диеты влияют на регулирование голода. В настоящее время хорошо известно, что диета с высоким содержанием углеводов усиливает чувство голода, а низкоуглеводная диета устраняет этот стимулятор. Взятые вместе, эти данные свидетельствуют о том, что низкоуглеводная диета способствует похудению не из-за ее влияния на использование энергии — она заставляет худеть, потому что вы меньше едите. Тогда как диета со сверхвысоким содержанием смертельных углеводов разжигает механизм голода, и ваше питание выходит из-под контроля. […]

Источник: Amy Shamblen / unsplash.com

Повальное увлечение низким содержанием жира работает точно так же. […] Не ешь масло. Не ешь яйца. Не пей цельное молоко. Сними кожу с курицы. […] Я не думаю, что медицинские данные уже полностью ясны, но отказ от жира, кажется, привел к катастрофе. Как показали многочисленные исследования, жир снижает чувство голода — уберите его, и «голодное настроение» повысится, но эффект будет постепенным. Помните, ваш гипоталамус принимает сложные данные и со временем усваивает ассоциации. Потренируйте его несколько месяцев с помощью диеты без жира, и это усилит ваше чувство голода.

Но самой коварной атакой на механизм голода может быть хроническая диета, ловушка подсчета калорий. Чем больше вы пытаетесь контролировать свой автоматический механизм контроля голода, тем больше вы нарушаете его динамику. Пропустите завтрак, сократите количество калорий на обед, съешьте небольшой ужин, постоянно следите за количеством калорий, и вы успешно потыкаете палкой голодного тигра. Все, чего вы этим добьетесь, — это попадания в порочный круг попыток проявить силу воли и неудач. […]

В конце всех моих самонаблюдений и медитаций пришло время проверить теорию. Я попробовал простую формулу. Во-первых, выбрал умеренно низкоуглеводную диету — сократил потребление углеводов примерно на 90% и при этом даже близко не подошел к низкоуглеводной диете. […] Во-вторых, добавил чуть больше жира. […] В-третьих, позволил себе есть столько, сколько захочу, в каждый прием пищи. Последнее было самым трудным: когда вы хотите похудеть, трудно представить себе, что нужно есть больше. Мне просто пришлось поверить в странный психологический парадокс: если я попытаюсь есть меньше, в итоге я буду есть больше.

Я мог бы привести список своих продуктов, но на самом деле концепция более показательна, чем детали. Моя диета не имела ничего общего со стандартными советами по здоровью и тем, как эти продукты химически влияют на мое тело. Я не думал ни о своих артериях, ни о печени, ни об инсулине. Этот подход был разработан, чтобы поговорить с моим бессознательным механизмом контроля голода, чтобы побудить его есть меньше. И это сработало: при медленном снижении веса около килограмма в неделю постепенно я избавился от накоплений двадцати лет — 22 лишних килограммов, которые ушли за несколько месяцев.

Прелесть метода заключалась в том, что он не требовал усилий (под усилием я имею в виду эту сомнительную концепцию силы воли). […] Когда нарастает голод, личная борьба становится душераздирающей… и самое странное, что эта борьба манящая. Она может быть ужасна и контрпродуктивна, но заставляет нас чувствовать, что мы что-то делаем, а наше общество впечатляется упорным трудом. […] Оказалось, что в этом самобичевании не было необходимости, мне пришлось смириться с ленивым методом. […] Я просто откинулся назад и смотрел, как мой мозг делает свое дело.

Я не думаю, что я одинок в своем опыте. Другие пробовали подобную диету, хотя, возможно, по другим причинам. Я не имею цели отстаивать одну конкретную диету, все, что я хочу, — это сказать следующее: ваш вес во многом зависит от вашей психологии, все дело в «голодном настроении». […] Считайте это призывом к науке чуть больше сосредоточиться на психологии чувства голода.

Как научиться меньше есть

1. Держите вилку/ложку левой рукой (а левши — правой)

Или вовсе перейдите на китайские палочки. Согласно исследованиям ученых из Университета Южной Калифорнии, чтобы научиться меньше есть, нужно перестать питаться на «автомате». «Чем больше осознанности в приеме пищи, тем меньше вероятность переедания, — говорит Михаил Гаврилов, врач-диетолог, автор запатентованной методики снижения веса. — Переходите к осознанному питанию постепенно. Для начала попробуйте откладывать приборы каждый раз, пока пережевываете порцию пищи».

2. Ешьте из посуды холодных оттенков и избавьтесь от беспорядка

Теплые оттенки давно признаны возбудителями аппетита, в отличие от холодных — синего, черного, фиолетового. «Касается это не только тарелок, много значат и цвета стен на кухне, штор, скатерти», — объясняет Михаил Гаврилов. Кроме того, ряд экспериментов доказал, что спровоцировать обжорство способны полумрак и беспорядок, поскольку вызывают ощущение тревожности и мешают нам осознать истинный размер порции.

3. Обнимайтесь

Объятия полезны для фигуры: когда мы обнимаем дорогих нам людей, прикасаемся к ним или даже просто гладим кошку, в мозгу вырабатывается гормон доверия — окситоцин. Согласно результатам эксперимента ученых из Швейцарии и Бельгии, он нормализует обменные процессы и усмиряет разбушевавшийся аппетит. Хотите научиться есть меньше? Почаще обнимайте близких!

4. Не делайте ставку на обезжиренные продукты

Они один из главных врагов всех, кто хочет научиться есть меньше. «Ничего страшного, он же обезжиренный», — думаем мы и отправляем в рот очередную, явно лишнюю ложку творога. «Плюс к тому учтите, что обезжиренные молочные продукты не способствуют усвоению кальция и витамина D, — говорит Михаил Гаврилов. — И наконец, при соблюдении любой безжировой диеты человек, как правило, начинает потреблять много простых сахаров, а это может привести к сердечно-сосудистым заболеваниям и как раз к увеличению веса».

5. Ешьте в компании симпатичного мужчины

Психологи уверяют: женщины едят гораздо меньше, если напротив них сидит мужчина, который им нравится. Срабатывает простое желание выглядеть изысканной леди. «Правда, если дама съест за ужином в ресторане меньше, чем ей нужно, то дома в ход пойдут хлеб с колбасой. Поэтому лично я советую: не держите дома очень калорийные и жирные продукты», — говорит Наталья Павлюк, диетолог Grand Clinic.

[new-page]

6. Поставьте на стол аромалампу

С маслами аниса, розы или лаванды — такие запахи успокаивают нервную систему и защищают нас от эмоционального переедания, что было доказано рядом международных исследований. Михаил Гаврилов уверен, что есть куда более действенный способ: «По-настоящему снижают аппетит аверсивные запахи — тухлого яйца, несвежего мяса. Существует секретный способ отбивания аппетита: в маленький аптечный пузырек поместите сырой белок, немного воды из-под крана и земли из цветочного горшка. Все это встряхните и поставьте в теплое темное место на неделю. Через неделю достаточно будет понюхать его содержимое — и аппетит точно улетучится».

7. Больше двигайтесь

Человек, часто находящийся в движении, ест меньше, чем тот, кто большую часть времени сидит на одном месте. Это связано с тем, что даже полчаса аэробной нагрузки способны повысить уровень сахара в крови, отчего чувство голода притупляется. Так что занятия фитнесом — это не только отличный способ сжечь лишние калории, но и не набрать их.

8. Включите белок в каждый прием пищи

Белок не только служит стройматериалом для мышц, но и помогает надолго сохранить чувство сытости. А значит, способен уберечь нас от переедания. Однако Наталья Павлюк советует не злоупотреблять белком, помня о том, что суточная норма протеинов зависит от индивидуальных особенностей организма. Максимальное количество чистого белка для женщин — 90 г в сутки.

9. Поддерживайте тепло в квартире

«В холодное время года человек тысячелетиями ел более калорийную пищу — жирную, мясную, сладкую, чтобы восполнить энергопотери на обогрев тела», — объясняет Михаил Гаврилов. Поэтому старайтесь поддерживать комфортную температуру воздуха в своей квартире или хотя бы держите в тепле стопы. 

10. Проанализируйте свои перекусы

Возможно, некоторые из них вам не нужны: оцените, так ли вы успеваете проголодаться между завтраком и обедом? В первой половине дня удержаться от перекусов несложно, особенно если завтрак у вас был довольно плотным и поздним и между ним и обедом проходит немного времени. Попробуйте пару дней пропустить этот перекус. Вероятно, вы безболезненно это переживете, а вот калорий без офисного кофе с печеньем «сэкономите» прилично.

5 способов есть меньше

Область, в которой в последнее время появляется всё больше исследований — пищевая психология. Проводя специальные опыты на добровольцах, учёные выяснили много интересного о тех подсознательных механизмах, которые управляют нашим аппетитом.

Поиск ответа на вопрос: «как есть меньше?» мы начали с Франции и встречи с автором книги «Француженки не толстеют» Мирей Гальяно. Она уверена: проблема современного человека в том, что он питается бездумно, часто на ходу – и фактически не чувствует, что ест.

«Когда вы едите вдумчиво, ваш организм сам скажет, когда остановиться. Французы или японцы, которые редко бывают полными, часто даже не знают, что такое считать калории. На первом месте у них сама еда. И если есть вкусно и разнообразно, то можно наедаться меньшим количеством» – уверяет Мирей.

Звучит просто, но как этому научиться? Москвичка Анна Розанова за один год избавилась почти от 60 килограммов лишнего веса. Говорит, что самым сложным было остановить процесс бесконтрольного переедания. «Я замечала за собой, – рассказывает «Еде живой и мёртвой» Анна, – что как только я включаю телевизор либо музыку, я начинаю терять ощущение того, что я ем. Я могу съесть в три раза больше, я могу съесть печеньку, которая лежит рядом. Неосознанно, машинально у меня рука просто тянется за этой печенькой».

1. Ешьте в тишине

Наука подтверждает — громкие звуки подавляют наше сознательное отношение к еде. Телевизор и шум бытовых приборов, как выяснили психологи американского Университета Бригама Янга, легко добавляют сотню-другую лишних килокалорий.

Профессор Райан Элдер рассказал нам о том, как проходило исследование: «Мы надели на испытуемых наушники. Те, кто слышал громкий шум, съели больше тех, кто находился в тишине. Телевизор, радио и прочие звуки искажают наше восприятие еды. Они забивают естественные звуки — например, жевания. Когда мы слышим то, как жуем, то больше вероятность, что мы обратим внимание на то, что едим. И подумаем, надо ли вообще браться за еще одну пачку с чипсами?!»

Психолог Мария Данина объясняет это тем, что человек, который ест в тишине, не отвлекается ни на что кроме, собственно, пищи. И поэтому он лучше чувствует сигналы насыщения.

Так называемый «метод хруста» (когда ешь в тишине и вслушиваешься в звуки) завоевал уже целую армию поклонников на Западе. Некоторые даже не стесняются выкладывать в интернет свои пищевые видео- или, скорее, уже аудиодневники. И есть рестораны, где взяли за правило устраивать разгрузочные часы тишины — когда специально выключают музыку. Чтобы посетители слышали, как едят, благодаря этому задумываясь и о том, что они едят.

2. Меньше хаоса

Корнелльский и Сиракузский университеты в США недавно провели совместный эксперимент. Одних женщин на десять минут оставили в чистой и тихой кухне, других – в неприбранной и с постоянно звонящим телефоном. В обоих помещениях участницы могли угощаться крекерами, сладким печеньем и морковью. В итоге те, кого намеренно поместили в состояние хаоса, съели в среднем на 65 килокалорий больше. И это всего за десять минут!

«Как только они думали о какой-то ситуации, которая выходила у них из-под контроля, и они не могли ничего, соответственно, с этим сделать, тут же они переедали больше сладких печений, – говорит врач-диетолог Лидия Ионова, – Ресурсы силы воли тратятся на то, чтобы справиться с этой окружающей средой. И у нас уже не хватает ресурсов на то, чтобы выбирать правильную здоровую еду».

Ощущение сумятицы приводит нас к мысли: всё вышло из-под контроля, так зачем же сдерживаться?! Так что давайте — расчищаем пространство и избавляемся от хаоса.

3. Возьмите другую посуду

Несколько лет назад прогремел на весь мир и опыт профессора Брайана Уонсинка из Корнелльского университета. Реквизит до сих пор хранится у него в гараже. Ученый оборудовал стол “бездонными чашками”, в которые через трубки незаметно для едоков по мере убывания понемногу добавлялся суп. Профессор вспоминает: «Когда мы через 10 минут спросили группу с бездонными чашками: вы наелись? — они отвечали: нет, у нас же еще полтарелки. Как я могу наесться?»

Эту группу сравнивали с теми, кто ел из обычных чашек. Людям из обоих групп дали задание просто утолить голод. Так вот, подопытные с бездонными чашками съели на 73% больше! Привычка доедать до конца сыграла злую шутку. Глаза игнорировали сигналы желудка о насыщении. Тарелка же еще полная! Кстати, и желудок наш тоже хорош — зачастую посылает такие сигналы с опозданием, так что совет вставать из-за стола если не с лёгким чувством голода, то точно без переполняющей сытости — явно имеет смысл. А ещё стоит избегать больших тарелок — в них даже крупная порция кажется маленькой и нас подсознательно тянет съесть ещё.

Диетолог Михаил Гаврилов объясняет: «Размер тарелки помогает контролировать психологически понимание «много» и «мало». Если вы берете маленькую тарелку и накрываете ее с горкой, психологически нет того ощущения обделенности, когда на огромной тарелке лежит малюсенький кусочек».

На наших глазах Уонсинк проводит еще один опыт с тарелками — теперь они разных цветов! Одни студенты накладывают еду на тарелки примерно одного с пищей цвета, а другие берут контрастные тарелки. Оказывается, во втором случае порции получаются меньше!

С довольным видом профессор резюмирует: «Что делает цвет тарелки? Если он совпадает с цветом еды, та как бы маскируется, становится не так заметна, и вы бессознательно накладываете её больше — в среднем на 18%! Мой совет — класть тёмную еду на белые тарелки и наоборот».

А как вам такая оптическая иллюзия? Вертикальные линии кажутся длиннее горизонтальных. «Еще одна уловка, которую тоже используют в изменении пищевого поведения, — объясняет психолог Мария Данина. — Когда человеку предлагают высокий стакан, длинный, ему кажется, что там находится больше жидкости. Этот прием используют, например, в пивных барах, когда дают вам достаточно высокие стаканы, в которых умещается столько же, сколько уместилось бы в небольшом, но широком варианте».

Оказывается, мы «едим» глазами. А нужно просто прислушиваться к тому, чего хочет организм.

4. Используйте палочки

Во время одного из экспериментов психологи Университета Южной Калифорнии раздали зрителям кинотеатра попкорн. Одним разрешили есть, как обычно. Других попросили доставать лакомство левой рукой, если ты правша, и правой, если левша. Конечно, непривычной рукой съедено было на 30% меньше.

Врач-диетолог Лидия Ионова говорит, что как только мы меняем руку, мы запускаем другое полушарие: «И в этот момент нейронные связи просто идут по другой цепочке, совершенно непривычным путём. За счёт того, что способ нам не привычен, мы начинаем обращать внимание на то, что мы едим. В результате есть шанс прислушаться к самому процессу и остановиться в тот момент, когда мы действительно сыты».

Использовать это открытие — отключать пищевой автопилот — можно вот как: использовать не доминирующую руку или заменять иногда вилку на палочки. Ими ведь тоже есть не так уж удобно.

5. Повесьте зеркало на кухне

А ещё можно повесить в столовой или на кухне зеркало! Вот интересный эксперимент, в котором приняли участие две пары близнецов. Их разлучили и отправили есть одно и то же, якобы просто оценивая вкус, в две разные комнаты. В одной было большое зеркало, в другой — нет. Без отражения вся еда (и здоровая, и не очень) испытуемым понравилась.

– Все-таки сладкое гормон счастья вырабатывает, – оправдывала себя одна из участниц, откусывая кусочек сладкого.
– И то, и то вкусное, – отвечал ей другой испытуемый.
– Ну а ты всё съешь?
– Без проблем!

И та же самая еда копиями тех же самых людей воспринималась совсем по-другому, когда они видели себя в зеркале! Вредные сладости перестали быть такими привлекательными:

– Оно суховато без жидкости, много не съешь.
– О, тяжелая пища.

Подобный эксперимент (на большом количестве испытуемых) недавно проводил Университет Центральной Флориды. Автор работы, профессор Ата Джейми, объясняет нам, как именно зеркало портит аппетит: «Обычно перед зеркалом мы, скажем, оцениваем прическу. Если она не соответствует нашим представлениям о красоте, мы ее поправляем. Так же и с поведением. Там, где есть зеркала, человек меньше ворует, меньше обманывает и меньше ест. Мы оцениваем себя по определенным стандартам».

А вот страсть к здоровой еде зеркало, наоборот, способно усиливать! Так что видеть своё отражение во время трапезы — со всех сторон хорошо. С этим соглашается и врач-диетолог Лидия Ионова: «Очень часто мы едим автоматически, не соотносим свое настоящее поведение с теми долгосрочными целями, которые у нас есть. Не замечаем, что переедаем. Зеркало поможет здесь вернуть человека в реальность и избавиться от защитного механизма вытеснения, который может срабатывать».

Наша пятёрка, конечно, не претендует на полноту и универсальность. У вас, возможно, есть свои фокусы? Делитесь с нами в группах «Еды живой и мёртвой» в социальных сетях. Ваш опыт может пригодиться и другим!

Благодарим наших партнёров из ассоциации лучших музеев и аттракционов мира Big Funny за помощь в подготовке сюжета!

http://big-funny.com/

Как начать меньше есть – Диеты – Домашний

Научиться отличать чувство голода и аппетит

Обратите внимание, что постоянно «потакая» своему аппетиту, вы точно будете переедать и не сможете похудеть.
Цена такой разрядки – лишние килограммы. Аппетит не имеет ничего общего с реальной потребностью в еде, поэтому его нужно уметь отличать от голода:

  • Аппетит – это желание съесть что-то, при котором вы стоите перед холодильником и сами не знаете, чего бы вам хотелось. Если вы почувствовали его раньше, чем через 2-3 ч после последней трапезы, то вряд ли это голод. Вы голодны не физически, а эмоционально.
  • Голод – это состояние, при котором вы можете чувствовать пустоту в желудке, ощущение подсасывания, урчание, спазмы. Иногда возникают головокружение, тремор в руках, головная боль, слабость. Это более яркие признаки голода, которыми организм подает сигнал о нехватке питательных веществ. Он возникает, когда вы не ели около 4 ч.

Умеренные порции

Вполне простой совет, но на него нужно обратить внимание. Если вы много едите, то желудок растягивается и с каждым разом хочется есть всё больше. Поэтому, как бы банально, не звучало, для того чтобы меньше есть, нужно меньше есть.

Просто поначалу потребуется больше усилий, для того чтобы уменьшать свою порции, а со временем вы будете ощущать сытость и от такого количества еды.

Не заедать эмоциональные проблемы

Заставить себя меньше есть особенно сложно, если еда служит способом моральной разрядки. Такая пищевая привычка развивается при разных состояниях человека. И для каждого случая есть свой способ решения проблемы:

Причина эмоционального голода Как справиться, чтобы похудеть
Стресс Вместо того, чтобы заедать все чипсами, шоколадкой или другим десертом, лучше выполнить следующее:

  • сделать несколько упражнений;
  • заняться йогой;
  • попробовать глубоко подышать или помедитировать в течение 2 минут;
  • помассировать плечи;
  • выпить воды.
Скука
  • прогуляться;
  • найти уютное место и почитать книгу;
  • найти себе новое хобби;
  • заняться спортом;
  • начать вести дневник;
  • выполнить то, что вы давно хотели сделать, но на что не хватало времени;
  • послушать музыку;
  • приготовить чай.
Вознаграждение Часто сделав что-то важное, человек вознаграждает себя едой, но есть и другие способы поощрения:

  • лишний раз поспать;
  • принять ванну с эфирными маслами;
  • сделать массаж;
  • потратить деньги не на еду, а на новую одежду или то, что вы планировали купить;
  • просто отдохнуть, пусть даже перед телевизором.
Грусть
  • помедитировать;
  • позвонить близкому человеку;
  • зажечь аромасвечи, принять ванну;
  • погулять на свежем воздухе;
  • потанцевать под любимую музыку.

Как начать меньше есть

Многие замечали, что строгие диеты дают лишь кратковременный результат, а при переходе на привычное питание сброшенный вес возвращается. Из этого следует, что неэффективно морить себя голодом и скрупулезно рассчитывать суточную калорийность рациона, соотношение потребления белков, жиров и углеводов. Действенный способ, способствующий похудению — пересмотр своего образа жизни, изменение привычного рациона питания и корректировка суточной калорийности. Верный путь к стройности — меньше есть.

«Как меньше есть, чтобы похудеть?» — основной вопрос, волнующий многих людей, мечтающих о стройной, подтянутой фигуре, но не могущих совладать со своим аппетитом. Существуют различные хитрости и уловки для похудения, разработанные диетологами совместно с психологами, позволяющими снижать аппетит, благодаря чему человек начинает меньше есть.

Способы как меньше есть и перебивать аппетит:

популярное:

  • ✅ Можно ли на ночь есть яблоки при похудении?
  • ✅ Способы похудеть за 2 месяца
  • ✅ Шоко диета: принцип питания, пример меню
  • ✅ Трехдневная кефирная диета для похудения
  • ✅ Диета для похудения живота и боков для мужчин — меню на неделю
  • ✅ Диета «Американские горки» — меню на каждый день
  • Есть часто. Дробное питание 5-6 раз в день позволит не мучить себя голодом ради похудения и не сорваться, чтобы съесть что-либо калорийное (пирожное, чипсы, картошку фри).
  • Есть небольшими порциями. Сокращение привычных порций автоматически приведет к дефициту привычной калорийности рациона, что поспособствует похудению.
  • Для того, чтобы наедаться небольшими порциями, рекомендуется кушать из маленьких тарелок. Это визуальный самообман. Кусочек рыбы, положенный на маленькую тарелку будет казаться намного больше, нежели на большой.
  • Тщательное пережевывание пищи. Стоит перестать питаться «на бегу». Неспешная трапеза с тщательным пережевыванием каждого кусочка пищи приводит к более быстрому насыщению и похудению.
  • Питаться дома. Чтобы начать меньше есть ради похудения, рекомендуется кушать дома, поскольку калорийность блюд в местах общественного питания подсчитать проблематично. Калорийная пища — враг стройности.
  • Для того, чтобы снизить аппетит и съесть меньше с целью похудения, рекомендуется за 30 минут до еды выпить чашку чая (зеленого, травяного) без сахара и сливок.
  • Соблюдать водный баланс. Для похудения ежедневно необходимо выпивать 1,5-2 литра чистой воды без газа. Вода способствует ускорению метаболизма, очищению организма от накопившихся шлаков и токсинов, а наполненные водой жировые клетки активнее сжигаются.
  • Правильные перекусы. Не стоит морить себя голодом для похудения, лучше перекусывать сухофруктами, семечками, орешками. При остром чувстве голода перед сном допускается выпить стакан нежирного кисломолочного продукта (кефира, натурального йогурта, ряженки), в который можно добавить пару капель лимонного сока или зелень (укроп, петрушку).

Для похудения необходимо употреблять меньше соли. Соль необходима организму для поддержания водно-солевого баланса, но для нормальной жизнедеятельности достаточна суточная норма 4 гр. Такое количество соли содержится в употребляемых продуктах питания (свежих овощах), без дополнительных добавок. Чрезмерное употребление соли приводит к задержке жидкости в организме, что провоцирует отечность. Для похудения рекомендуется сократить соль в своем рационе до минимума. Лучше солить уже готовые блюда, а не подсаливать продукты в процессе готовки, так можно без особых усилий сократить объем ежедневно потребляемой соли вдвое.

Пользуясь предложенными рекомендациями, можно начать кушать меньше, что приведет к сокращению суточной калорийности рациона, уменьшению желудка в объемах, а как следствие — к похудению.

Отказ от мучного и сладкого

Сдобные булочки, пирожные, торты с обилием крема — злейшие враги стройной фигуре. Многие сладкоежки не в силах от них отказаться даже ради собственной привлекательности и похудения. Дело в том, что употребив сладкое, в организме начинает вырабатываться серотонин, известный как «гормон счастья», а также повышается уровень эндорфинов, способствующих повышению настроения и ощущению наслаждения. Однако, спустя короткий промежуток времени уровень сахара в крови падает, что приводит к дискомфорту, ощущению усталости, «разбитости», резкой смене настроения.

Резкий отказ от мучного и сладкого может привести к неврозам и депрессиям, а потому прекращать есть любимые десерты ради похудения надо осторожно и постепенно. Рекомендуется не отказываться полностью от мучного и сладкого ради похудения, а лишь заменить некоторые калорийные десерты на более полезные. Например, любителям шоколада рекомендуется употреблять для похудения только горький вид, в размере нескольких кусочков в день.

Из мучного для похудения необходимо отказаться от свежей, сдобной выпечки. Можно выпекать десерты самостоятельно из муки грубого помола, например, овсяное печенье с бананом, сырники, творожную запеканку. Такие десерты не только вкусны, но и полезны, а также менее калорийны.

Не только для зубов, но и для фигуры вреден сахар. Для похудения необходимо сократить его употребление до минимума, а желательно и вовсе отказаться от этой сладкой добавки. Сократить употребление сахара можно, заменив его на мед. Натуральный мед является отличной альтернативой сахару, а содержащиеся в его составе вещества, способствуют укреплению иммунитета, улучшает пищеварение, улучшает состояние зубов и костей.

Советы, чтобы не есть вечером

Интенсивный ритм современной жизни накладывает отпечаток и на культуру питания. В целях экономии времени в течение многие перекусывают на бегу вредной пищей (бутербродами, полуфабрикатами, фаст-фудом). В таком темпе основной прием пищи приходится на ужин, что приводит к перееданию и набору лишнего веса. Для похудения без изнурительных диет, необходимо перестать наедаться на ночь.

Ужин для похудения должен быть легким. Мужчинам, в особенности, следует исключить из своего вечернего меню для похудения: алкогольные напитки, жаренные, жирные, маринованные, копченые блюда, майонезные соусы, сдобную выпечку, которые негативно отражаются не только на фигуре, но и на мужском здоровье. Стоит отдать предпочтение для похудения как мужчинам, так и женщинам: нежирному мясу, птице и рыбе, салатам из свежих овощей, несладким фруктам. Всевозможные пряности и специи увеличивают аппетит, а потому для похудения их необходимо исключить из своего рациона.

Для похудения рекомендуется красиво сервировать стол, уделять внимание не количеству блюд, а их качеству и эстетичной подаче. Кушать надо из небольших тарелок, не спеша, осознанно, наслаждаясь каждым кусочком и тщательно его пережевывая. Таким образом, насыщение наступит значительно быстрее, а объем потребляемой порции сократиться, что приведет к похудению.

Как меньше есть при беременности

Беременность — трепетный и радостный период жизни будущей мамы. Вынашивая под сердцем ребенка, женщина, в среднем, за 9 месяцев беременности должна набрать 8-12 килограммов, которые уйдут сразу после родов. Однако, большинство женщин, узнав о своем положении, начинают есть за двоих, а порой даже и троих, ошибочно предполагая, что приносят только пользу плоду. Увы, это далеко не так.

Для полноценного развития плод забирает все самые полезные витамины и микроэлементы из рациона питания мамы, рассчитанного на одного человека. Переедания во время беременности приводят к набору лишнего веса женщины, который после родов «согнать» будет нелегко. Для того, чтобы не набрать лишний вес в период беременности, следует питаться правильно и сбалансированно, и главное — не переедать.

Как меньше набирать вес при беременности — рекомендации:

  • Заранее составленное меню. Для того, чтобы питаться сбалансированно рекомендуется составлять меню заранее, на день-два вперед, что сократит риск перекуса «вредными» продуктами (сладостями, булочками, фаст-фудом).
  • Предусмотренные перекусы. Для того, чтобы не предаться соблазну и не съесть что-нибудь вредное, лучше всего носить с собой яблоко, орехи, сухофрукты.
  • Полноценный завтрак. За ночь (8-9 часов сна) Вы и ребенок ничего не ели, поэтому полноценный завтрак восполнит дефицит питательных веществ и калорий.
  • Отказ от тяжелой пищи на ночь. У беременных может возникнуть острое чувство голода перед сном. Голодать не стоит, лучше заменить тяжелую пищу (мясо, картошку, макароны) на более легкие продукты (йогурт, кефир, фрукты).
  • Исключение голодания. Длительные перерывы между приемами пищи вредны для здоровья ребенка. Кушать лучше через каждые 2-3 часа, но понемногу.
  • Физическая активность. Для того, чтобы не набрать лишний вес во время беременности следует больше двигаться. Рекомендуется чаще гулять на свежем воздухе, отказаться от лифта, посещать гимнастику или аэробику для беременных.

Беременная женщина должна в первую очередь прислушиваться к своему организму, который подсказывает из каких продуктов должно состоять меню. Например, тяга к мясному может сигнализировать о нехватке белка или железа в организме. «Хочется фруктов?»- может Вам не хватает витаминов. Соблюдая предложенные рекомендации, можно не набрать лишний вес во время беременности, что позволит быстро прийти в форму после родов.

Пить больше воды

Иногда человек путает чувство жажды и голода. Чтобы различить их, нужно после появления желания что-то съесть сначала выпить 0,5-1 стакан воды и подождать 15-20 мин. Если чувство голода не прошло, значит вы действительно хотите есть. Кроме того, выпивая стакан воды, вы ненадолго «обманываете» организм.

Голод притупляется, а во время приема пищи вы сможете начать меньше есть, ведь желудок будет отчасти наполнен жидкостью. Кроме воды, уменьшить аппетит и похудеть помогают кефир и соки:

  • банановый;
  • грейпфрутовый;
  • апельсиновый.

Продукты «анти аппетит»

Яблоки. Как доказали американские диетологи, перекусив перед приемом пищи одним яблоком, человек во время еды съедает на 15% меньше калорий. Кроме этого, в процессе переваривания яблок, как и других фруктов, наш организм вырабатывает гормон GLP-1, посылающий в мозг сигналы о насыщении.

Жгучий красный перец. Диетологи установили, что если перед приемом пищи съедать кусочек перца чили, то чувство голода притупляется. Причина этого — капсаицин, делающий перец таким острым. Капсаицин способен не только снизить аппетит, но также и ускорить процессы выработки энергии в организме, фактически заменяя тем самым занятия спортом.

Морские водоросли. По утверждению голландских ученых, морские водоросли, попав в наш желудок, превращаются в гель, а это позволяет на треть снизить аппетит, доставляя человеку чувство сытости на значительный срок.

Яичница на завтрак. Яйца, которые богаты белком, позволяют на долгое время сохранять ощущения сытости в течение всего дня. Вода. Стакан воды, выпитый перед едой, снижает чувство голода.

Зеленый чай. Катехин, содержащийся в зеленом чае, стимулирует сжигание калорий, а три чашки зеленого чая ежедневно на 40 процентов увеличивают скорость выработки организмом энергии.

Лимон. Пектин, содержащийся в лимоне, выводит излишки жира из организма, а также замедляет процессы пищеварения.

Чеснок. Благодаря наличию особого компонента чеснока — аллицина, вырабатывающего специфический запах, долька чеснока снизит чувство голода, а также простимулирует выработку гормона адреналина, ускоряющего обмен веществ и сжигающего лишние калории.

Кушать маленькими порциями, но часто

Дробное питание – оптимальный вариант, как научиться меньше есть и похудеть. При переедании на фоне небольших затрат энергии организм начинает откладывать лишние калории в жир. Если же в желудок будут поступать небольшие порции еды, он успеет их переработать. В результате жир перестанет откладываться про запас, ведь организм потратит полученные калории для переработки в энергию.

Объем разовой порции – 200-250 г. Никогда не пропускайте утренний прием пищи, ведь он поможет вам съедать меньше вечером. Оптимальный режим питания включает:

  • завтрак – 8.00;
  • второй завтрак – 11.00;
  • обед – 14.00;
  • полдник – 16.00;
  • ужин – 19.00.

Пить твердую пищу

В оптимальном варианте считается, что каждый кусочек твердой пищи нужно пережевывать от 24 до 48 раз.

По итогу пища практически полностью переваривается ещё в ротовой полости, что дает много положительных эффектов, в том числе:

  • позволяет лучше насыщать организм;
  • оптимизирует состав желудочного сока:
  • способствует оптимальному усвоению пищи.

Конечно, немного увеличится общее количество времени, которое затрачивается на еду. Однако, наверное, не следует экономить ресурсы на собственном здоровье. В том числе и временные.

Тщательно пережевывать пищу

Проглатывая пищу крупными кусками, вы перегружаете свой желудочно-кишечный тракт. В результате ухудшается пищеварение, всасывание питательных веществ в кишечнике. Кроме того, не пережевывая тщательно пищу, вы съедаете свою порцию быстрее. Насыщение же наступает в среднем в течение 20 мин. За это время можно съесть гораздо больше, если не «перемолоть» каждый кусочек. Польза тщательного пережевывания продуктов заключается в следующем:

  • Укрепление десен. В них усиливается кровоток, что также обеспечивает профилактику пародонтита.
  • Выработках необходимого количества слюны. Во время жевания ее вырабатывается в 10 раз больше, нежели в спокойном состоянии. Слюна содержит воду, витамины, кальций, магний, натрий. Микроэлементы способствуют укреплению зубной эмали и образуют на ее поверхности защитную пленку.
  • Похудение. Тщательно пережевывая пищу, вы насыщаетесь меньшим количеством еды.
  • Уменьшение нагрузки на сердце. Большие куски пищи давят на диафрагму, где расположена сердечная мышца.

Размер тарелок

Прием, который позволяет уменьшать размеры порции. Вы кладете немного еды, но в маленькие тарелки. Тогда мозг будет считать, что еды на самом деле достаточное количество. Особенно, если вы наполнили свою миску или тарелку до краев.

Для того чтобы разнообразить данный способ, вы можете использовать восточную сервировку, наподобие японской или корейской. Там кладут маленькие кусочки в маленькие тарелочки.

Как меньше есть чтобы похудеть психология. Как научиться есть меньше, чтобы избавиться от лишнего веса? Лучший способ меньше есть

Экология потребления. Лайфхак: Вы твердо намерены похудеть? Есть прекрасная диета: надо меньше есть! А как это сделать – читайте в наших советах!

Почему нам яжело заставить себя есть меньше? Тому имеются несколько объяснений. Во-первых, желудок – это та же мышца, значит, если мы регулярно съедаем большие порции, он растягивается, и для того, чтобы он «привык» к меньшим порциям, требуется время.

Во-вторых, центр насыщения, расположенный в нашем мозгу, получает сигнал о сытости от желудка с некоторым опозданием: вы еще не поняли, что сыты, вот и продолжаете жевать.

Ну и, в-третьих, существуют психологические факторы, которые заставляют нас переедать: стресс, тоска, обида, усталость – все эти чувства провоцируют переедание.

Как приучить себя есть меньше


1. Заведите дневник питания.

В нем отмечайте время и объем порций, которые вы съели в течение дня. Вечером, проанализировав написанное, вы сами поразитесь, сколько калорий поглотили незаметно для себя. Если вы не поленитесь и будете вести дневник хотя бы месяц, вы сможете взять под контроль процесс поглощения пищи.

2. Используйте тарелки меньшего размера.

На большой тарелке даже нормальная по объему порция выглядит маленькой. А если вы питаетесь из маленькой тарелочки – у вас возникнет ощущение, что вы съели даже больше нормы. Также обратите внимание на цвет посуды, он тоже влияет на аппетит.

3. Исключите отвлекающие факторы.

Во время еды выключайте телевизор, отодвигайте компьютер и книгу. Сосредоточьтесь только на еде. Отвлекающие факторы провоцируют переедание.

4. Определите правильный размер порции.

Правильный размер порции – это то количество, которое умещается в ваших ладонях, сложенных ковшиком. Все, что больше – уже излишек.

5. Не спешите.

Ешьте медленно, тщательно пережевывайте каждый кусок. Именно этот способ позволит вам насытиться меньшим количеством еды. Будет неплохо, если вы отведете себе на прием пищи минут 30, не меньше.

6. Делайте паузы.

После каждого куска кладите нож и вилку на стол. Вам кажется, что это уж слишком? А вы попробуйте – и сразу заметите эффект!

8. Добавкам – нет!

Не спешите брать себе добавку. Подождите минут десять. Скорее всего, через десять минут вы поймете, что добавка была бы уже лишней.

9. Убирайте несъеденное.

На вашем обеденном столе между приемами пищи не должно стоять никаких соблазнительных вазочек с печеньем или фруктами. Потому что, увидев их, вы испытываете соблазн сделать несанкционированный перекус.

10. Делитесь.

Вы обедаете вдвоем в ресторане? Разделите каждую порцию на две части и поделитесь со своим спутником. Или же, если есть возможность, заказывайте половинную порцию. опубликовано

С
бросить лишний вес трудно не только потому, что ты встаешь на тропу войны с собственной ленью. Задачу усложняет еще и то, что маркетологи потратили миллионы, изучая цвета, вкусы, ароматы и психологию потребителя. Они сделали все, чтобы заставить тебя есть больше.

Но не беспокойся, у нас с тобой на вооружении тоже есть несколько трюков.

Ты можешь использовать проверенные факты, чтобы заставить себя отказаться от лишней еды на подсознательном уровне..

1.
Повесь на кухне зеркало

В начале этого года ученые Чикагского университета опубликовали исследование , согласно результатам которого, прием пищи напротив зеркала — один из способов ограничить себя в употреблении вредных продуктов. Когда ты видишь свое отражение, пожирающее бургер или чипсы, тебе становится стыдно перед самим собой, что помогает тебе принимать более здоровые решения.

2.
Плати за продукты наличными

На сайте о здоровом образе жизни Prevention.com опубликовали текст о связи между способом оплаты и жиром на животе. В это трудно поверить, но индийские ученые подтверждают, что использование банковских карт способствует ожирению. Фишка в том, что в процессе выуживания купюр и мелочи из кошелька у тебя есть несколько секунд, чтобы задуматься о пользе продуктов, которые ты покупаешь.

3.
Сделай уборку на кухне

Если ты проведешь 10 минут, разбирая продукты и раскладывая тарелки по цветам, тебе не придется потом часами потеть в тренажерном зале. Согласно исследованию, опубликованному в Environment and Behaviour, кухня, в которой царит бардак, провоцирует тебя халатно относиться к своей диете.

4.
Используй силу перечной мяты

Небольшой пучок этой освежающей травы помогает тебе контролировать внезапные порывы к обжорству. Об этом недавно говорили в журнале Appetite, где опубликовали исследование английских ученых. Участники исследования , которые нюхали перечную мяту каждый час на протяжение дня, употребляли на 2800 калорий в неделю меньше, чем те, кто этого не делал.

Если у тебя не получается постепенно сокращать количество потребляемых продуктов, и ты решил выбрать в борьбе с жиром тяжелую артиллерию, вот тебе тренировка по жиросжиганию с помощью гантелей. Но учти: это тебе не вилкой трясти.

5.
Ешь длинной вилкой

Да, это странноватый вывод, но к нему пришли тайваньские ученые, которые едят палочками и почти не толстеют. Элегантная длинная вилка (которой можно воровать еду из тарелки соседа, ха-ха) станет не только отличным дополнением к дизайну твоей кухни, но и позволит воздержаться от переедания. Согласно результатам исследования, короткие приборы провоцируют нас зачерпывать или накалывать на них больше еды.

Желающим похудеть всегда хотелось узнать как можно в самый коротки строк похудеть, и желательно как можно эффективнее. И наверное каждый слышал от других совет «меньше ешь» но не придавал этому значительного внимания, выискивая секреты похудения дальше. Но на самом деле секретов нет, и совет меньше кушать вполне имеет место быть. К тому же, большинство людей, которым удалось значительно похудеть, одним из важнейших своих действий называют именно сокращение дневного количества съедаемой пищи.

Возможно не все знают, но чтобы худеть, нужно тратить больше калорий, чем получать. Если вы ведете не очень подвижный способ жизни, и тратите примерно 1500 ккал в день, то кушая на 2000 ккал вы будете набирать вес. Принцип самой простой диеты — меньше кушать для того, чтобы отодвинуть число потребляемых калорий по другую сторону от числа калорий, которые вы тратите.

Конечно, эти цифры весьма условные. Измерить их на практике не возможно, поэтому вам нужно сокращать объем потребляемой пищи до тех пор, пока вы не начнете худеть.

Как правильно меньше есть

Не нужно сразу сокращать свой рацион наполовину (хотя если очень хотите, то можете попробовать). Вы можете сократить, скажем на треть, и попробовать посидеть на такой диете неделю. Если удалось сбросить хотя бы 1 кг., значит вы начали кушать меньше, чем тратите. Если же вес не уходит, то еще раз пересмотрите свой рацион (а точно ли вы сократили количество пищи), и сократите еще.

При этом, уменьшая объем пищи, не переходите на сладости или фастфуд. У этих продуктов больше калорийность даже в меньшем объеме, чем у полезной еды. Старайтесь кушать то же самое, или более полезную еду.

Кушать половину

Кушать половину от того, что вы ели раньше — очень радикальный, но эффективный способ похудеть. Если вы решили им воспользоваться, то постарайтесь сокращать не количество приемов пищи, а именно объем каждой порции. Но при этом вы можете оставить количество потребляемых овощей прежним. Они содержат мало калорий и не помешают вам похудеть.

Как выходить из диеты

После того, как вы получили желаемый результат и нужную цифру на весах — не спешите от радости возвращаться к прежнему рациону. Это может привести к тому, что вы не только вернете прежний вес, но и наберете еще больше. Ваш организм уже перестроился тратить меньше калорий и подстроился к этому режиму питания. Поэтому вы можете себе позволить лишь небольшое увеличение количества потребляемой пищи. При этом следите за весами — если вес начинает возвращаться, сокращайте ее объем обратно.

Плюсы данной диеты

  1. Вы гарантированно похудеете.
  2. Не нужно менять свой принцип питания и продукты.
  3. Просто понять, нет никаких хитростей и заморочек.
  4. Нет ограничения в овощах.

Минусы

  1. Может быть тяжело придерживаться диеты и бороться с чувством голода.
  2. Из-за сокращения калорийности может наблюдаться усталость и отсутствие сил.

Как видим, эта диета очень простая, но в тот же момент может быть и довольно жесткой.

Маленький секрет

Для того чтобы облегчить себе жизнь — кушайте больше овощей. Они, конечно, не насытят вас в полной мере, но помогут убрать резкий голод. А также это обезопасит вас от недостатка витаминов (которые тоже могли бы сократиться наполовину) и полезных веществ, которые вы получаете из пищи.

Ожирение становится серьезной проблемой во всем мире. Один из многих способов похудеть заключается в том, чтобы меньше есть. Однако это может быть непросто, особенно если вы привыкли есть помногу или вам сложно совладать с чувством голода. К счастью, есть различные методы, которые позволяют меньше есть и при этом почти не испытывать голода. Попробуйте для этого изменить свой рацион питания, режим приема пищи и манеру есть.

Шаги

Уменьшите размер порций

    Измеряйте величину всех порций.
    Простой способ меньше есть состоит в том, чтобы начать измерять порции. Ограничивайте свои порции, чтобы есть меньше.

    Используйте меньшие тарелки.
    После того как вы начнете измерять порции, может оказаться, что количество пищи заметно сократилось. Это может создать впечатление, что вы недоедаете.

    Уберите подальше то, что может соблазнить вас.
    Во время еды постарайтесь убрать со стола все, что вызывает у вас соблазн съесть больше. Это поможет вам сосредоточиться на своей порции и снизит вероятность того, что вы съедите лишнее.

    Оставляйте в тарелке еду.
    Независимо от размеров порций, каждый раз старайтесь оставлять в тарелке немного еды.

  • Многим из нас воспитание не велит оставлять в тарелке еду — мы привыкли доедать все, даже если уже насытились. Постарайтесь преодолеть эту привычку и каждый раз оставляйте в тарелке немного еды.
  • Чтобы облегчить себе задачу, для начала оставляйте в тарелке пару маленьких кусочков.
  • После того как вы закончите есть, сразу же очищайте тарелку от остатков еды.
  • Если вы не хотите выбрасывать оставшуюся еду, переложите ее в судочек и на следующий день съешьте за обедом или сохраните до ужина.
  • Заказывайте в ресторанах небольшие порции.
    Как правило, в ресторанах подают слишком большие порции. Не ешьте лишнего и следите за размерами блюд.

    Преодоление чувства голода

    1. Пейте перед едой.
      Как показывают исследования, чтобы частично заполнить желудок, уменьшить чувство голода и меньше есть, можно пить перед едой низкокалорийную жидкость.

      Ешьте сытную и хорошо утоляющую голод пищу.
      Правильный выбор продуктов также помогает справиться с чувством голода в течение дня.

      Используйте аромат мяты.
      Согласно многим исследованиям, привкус мяты во рту помогает справиться с чувством голода на протяжении дня.

      • Чистите зубы после еды! Если у вас во рту чисто, вы не захотите лишний раз есть, чтобы не нарушить приятный мятный аромат чистоты. Попробуйте брать с собой на работу зубную щетку, чтобы побороть искушение перекусить после обеда.
      • Жуйте жевательную резинку! Многим людям просто нравится что-нибудь жевать. Жевательная резинка отвлечет вас от мыслей о еде, и у мозга создастся впечатление, что вы едите.
      • Попробуйте также понемногу пить чай из перечной мяты или сосать мятные леденцы без сахара. Как уже отмечалось, аромат мяты помогает приглушить чувство голода.
    2. Отвлекайтесь.
      Часто чувство голода возникает внезапно. В такие моменты мы ощущаем сильное желание немедленно съесть что-нибудь. Отвлекитесь, чтобы справиться с этим чувством.

      • Возможно, вы сладкоежка или захотите съесть что-нибудь после обеда просто от скуки — как бы то ни было, постарайтесь занять себя чем-нибудь, чтобы отвлечься от мыслей о еде.
      • Часто желание съесть что-либо длится не дольше 10 минут. Займите себя чем-нибудь на протяжении 10–20 минут и посмотрите, не пройдет ли чувство голода.
      • Можно заняться следующим: приберите в ящиках стола, сложите постиранное постельное белье, примите душ, почитайте книгу, ответьте на несколько электронных писем или посетите любимые интернет-сайты.

    Удовлетворяйтесь меньшим количеством пищи

    1. Отводите по 20–30 минут на каждый прием пищи.
      Многие врачи рекомендуют есть не менее 20 минут. За это время организм успевает ощутить сытость, что помогает избежать переедания.

    2. Тщательно пережевывайте пищу.
      Не спешите и как следует пережевывайте каждый кусочек — это способствует пищеварению и помогает насытиться меньшим количеством еды.

      • Наслаждайтесь каждым кусочком. При пережевывании пищи наслаждайтесь ее ароматом, консистенцией и вкусом. Старайтесь задействовать как можно больше органов чувств.
      • Сосредоточьте все свое внимание на пище и на каждом пережевываемом кусочке — это позволит вам получить удовольствие и быстрее насытиться.
      • Если есть большими кусками и не пережевывать их как следует, ваш мозг не получит вовремя сигналы о насыщении, и вы можете переесть.
    3. Не ограничивайте себя определенными видами пищи.
      Многие стараются придерживаться ограниченной диеты и полностью исключить из своего рациона ряд продуктов в стремлении укрепить здоровье. Однако это может привести к обратным результатам.

      • Помните, что вы не сможете быстро сбросить (или набрать) вес натуральными способами. Такие меры как кардинальное изменение рациона питания, потребление слишком малого числа калорий или отказ от ряда полезных продуктов могут причинить вред вашему здоровью.
      • Иногда давайте себе поблажку и балуйте себя чем-нибудь вкусненьким. Слишком строгое соблюдение диеты и значительные ограничения в конце концов могут привести к перееданию и нарушению диеты.
      • Предусмотрите дни, в которые вы сможете немного расслабиться и слегка нарушить диету. Это можно делать 1–2 раза в неделю, либо в пятницу вечером. Выберите то, что подходит вам, так чтобы вы могли при этом поддерживать желательный вес.
    • Ешьте медленно. Мозгу требуется около 20 минут для того, чтобы зафиксировать насыщение. Если вы будете есть быстрее, то пропустите момент насыщения и съедите лишнее.
    • Используйте меньшие тарелки. Большинство людей съедает все, что лежит в тарелке, поэтому более мелкие тарелки помогут вам меньше есть.
    • Откажитесь от напитков с сахаром и перейдите на низкокалорийные напитки и простую воду.
    • Если вам очень хочется что-нибудь съесть, но на самом деле вы не голодны, подумайте о причинах своего желания. Например, спросите себя: «Постой-ка, действительно ли мне необходимо поесть, или это просто пустая прихоть?» Это поможет удержаться от соблазна.
    • По возможности выполняйте физические упражнения. Это лучший способ сбросить лишние килограммы, особенно в сочетании со здоровой сбалансированной диетой.
    • Когда дело касается здорового питания, избегайте мышления в стиле “все или ничего”. Помните, что играет роль каждый съеденный вами кусочек!
    • Научитесь различать желание съесть что-то от скуки и настоящий голод. Часто достаточно выпить стакан воды, и “голод” пройдет — это значит, что вы не были на самом деле голодны.
    • При посещении ресторана быстрого питания не заказывайте самые большие блюда лишь потому, что это позволяет сэкономить деньги. Поймите, что вам не нужно такое количество пищи.
  • Как это ни странно, но сегодня мы поговорим о продуктах, которые не вызывают желание что-либо съесть, а наоборот – способствуют снижению аппетита. Согласитесь, для нашей теплой, вкусной «Кухни», это – неожиданная тема. Зато очень востребованная!

    Абсолютное большинство людей, особенно с возрастом, сталкиваются с замедлением обмена веществ. И тогда… каждый кусочек, каждый глоток идет в дело отложения жиров. Что же делать? Голодать? Изнурять себя фитнесом? Нет, нужно есть с аппетитом. Однако, есть именно такие продукты, которые самый аппетит и подавляют.

    Как это работает?

    Давайте разберемся, как в нашем организме происходит сам процесс подавления аппетита, а также нормальное функционирование обмена веществ. За этот процесс отвечает, прежде всего, щитовидная железа. Она любит продукты с йодом, которые позволяют ей поддерживать нужный баланс в обмене веществ. Если обмен веществ в порядке, значит, и масса тела не увеличивается, т.к. то, что вы съели – «сгорает». Продукты, содержащие много йода известны каждому: это любая морская рыба и все морепродукты – особенно ламинария, груши, лук; йодированную соль тоже можно включить в рацион, но лучше заменить её морской солью.

    Еще у нас есть задача обмануть собственный желудок, который имеет прямую связь с «центром полетов» — мозгом. Чуть остается без работы, так сразу сигнал «наверх»: SOS! Голод! А уж мозг приказывает немедленно найти и съесть что-нибудь, чтобы успокоить скандалиста. Обмануть желудок, подсунув ему малокалорийные, но трудные в переваривании продукты можно. Есть достаточно много овощей, богатых клетчаткой, которые отлично помогают снижать аппетит. Клетчатка в желудке увеличивается в объёме, и вызывает чувство сытости, а калорий не прибавляет.

    Есть еще продукты, небольшая толика которых улучшает настроение и снижают аппетит из-за выработки «гормона радости» сератонина. Знаете, это тоже простые и звестные продукты: сыр, творог, овсяная крупа, бананы, орехи, а также бобовые – фасоль, чечевица, горох и т.д.

    Плюс – горький шоколад с высоким содержанием какао. Многие диетологи советуют съедать 2-3 небольших кусочка горького шоколада после рабочего дня – таким способом можно свести аппетит к минимуму, и вечером вам будет вполне достаточно лёгкого и некалорийного ужина. Шоколад следует раскусывать не сразу – лучше сосать его несколько минут, как леденец, чтобы в мозг как можно дольше поступали сигналы о том, что организм получает калории. Кстати, необходимое количество калорий мы действительно получим, да и полезных веществ в шоколаде хватает.

    Рассматриваем гликемический индекс

    Продукты, противостоящие аппетиту, могут быть разными – и овощи, и рыба, и фрукты, и кисломолочные продукты. Объединяет их одно: низкий гликемический индекс. В исследовании британских ученых из Кембриджа, говорится, что высокий гликемический индекс имеют белый хлеб, многие крупы и сладости, а низкий — фрукты, большинство овощей и молочные продукты. Именно они повышают выработку гормонов, которые подавляют аппетит и посылают сигнал насыщения организма.

    Подтвердили это результаты исследования, в котором участники употребляли на завтрак продукты с низким ГИ и в результате имели уровни GLP-1 в плазме крови на 20% выше, а показатель инсулина на 38% ниже по сравнению с теми, которые употребляли пищу с высоким ГИ. Заметим, это первое исследование, в ходе которого специалистам удалось наглядно проиллюстрировать влияние еды с низким ГИ на производство GLP-1 и насыщение организма.

    Уровень сахара в крови остаётся в норме, когда в организме достаточно хрома – чувство голода при этом снижается. Источником хрома являются пшеничная мука грубого помола, пшеничные ростки, пивные дрожжи, печень, чёрный перец, мелисса, сыр.

    Таблица гликемических индексов различных продуктов:

    Углеводы с высоким гликемическим индексом («плохие» углеводы)

    Углеводы с низким гликемическим индексом («хорошие» углеводы)

    жареный картофель

    хлеб с отрубями

    картофельное пюре

    необработанные зерна риса

    необработанные злаковые без сахара

    кукурузные хлопья

    овсяные хлопья

    гречневая каша

    белый хлеб из муки высшего сорта

    ржаной хлеб с отрубями

    очищенные злаковые с сахаром (мюсли)

    свежий фруктовый сок без сахара

    макароны из муки грубого помола

    вареный картофель

    красная фасоль

    бисквиты

    сухой горох

    кукуруза (маис)

    молочные продукты

    белый рис

    чечевица

    черный хлеб

    макароны из непросеянной муки грубого помола

    турецкий горох

    свежие фрукты

    консервированные фрукты (без сахара)

    тесто из муки без отрубей

    горький шоколад (с содержанием какао более 60%)

    фруктоза

    зеленые овощи, помидоры, лимон, грибы

    Продукты «анти аппетит»

    Яблоки.
    Как доказали американские диетологи, перекусив перед приемом пищи одним яблоком, человек во время еды съедает на 15% меньше калорий. Кроме этого, в процессе переваривания яблок, как и других фруктов, наш организм вырабатывает гормон GLP-1, посылающий в мозг сигналы о насыщении.

    Жгучий красный перец.
    Диетологи установили, что если перед приемом пищи съедать кусочек перца чили, то чувство голода притупляется. Причина этого — капсаицин, делающий перец таким острым. Капсаицин способен не только снизить аппетит, но также и ускорить процессы выработки энергии в организме, фактически заменяя тем самым занятия спортом.

    Морские водоросли.
    По утверждению голландских ученых, морские водоросли, попав в наш желудок, превращаются в гель, а это позволяет на треть снизить аппетит, доставляя человеку чувство сытости на значительный срок.

    Яичница на завтрак.
    Яйца, которые богаты белком, позволяют на долгое время сохранять ощущения сытости в течение всего дня. Вода. Стакан воды, выпитый перед едой, снижает чувство голода.

    Зеленый чай.
    Катехин, содержащийся в зеленом чае, стимулирует сжигание калорий, а три чашки зеленого чая ежедневно на 40 процентов увеличивают скорость выработки организмом энергии.

    Лимон.
    Пектин, содержащийся в лимоне, выводит излишки жира из организма, а также замедляет процессы пищеварения.

    Чеснок.
    Благодаря наличию особого компонента чеснока — аллицина, вырабатывающего специфический запах, долька чеснока снизит чувство голода, а также простимулирует выработку гормона адреналина, ускоряющего обмен веществ и сжигающего лишние калории.

    Полезная замена

    Вместо кондитерских изделий, постоянно добавляющих нам жиров, сахара и лишних калорий, ешьте фрукты, сухофрукты и мёд. В них есть фруктоза – она с успехом заменяет сладости и снижает чувство голода, а калорий гораздо меньше, чем в любом привычном десерте. Хорошо снижает аппетит обычная чистая вода или сок.

    Воду лучше пить минеральную, но не газированную. Конечно, пить надо за 20-30 минут до еды; пить после еды не следует – это замедляет пищеварение, так как желудочный сок смывается.

    Помогает снизить аппетит имбирный чай. Имбирь натирают на тёрке, заливают 1 ч.л. кашицы кипятком (2 стакана), настаивают и добавляют мёд (1 ч.л.). Пьют такой чай перед едой: аппетит снижается, обмен веществ ускоряется, и к тому же повышается сексуальная активность – а уж от этого мы точно становимся красивее.

    Аппетит за обедом значительно уменьшится, если по утрам, хотя бы 2-3 раза в неделю, съедать салат красоты. Он готовится просто и быстро: 2 ст.л. овсяных хлопьев, 1 ст.л. измельчённых грецких орехов, мелко нарезанную половину апельсина, тёртое яблоко смешать с 1 ст.л. мёда, залить всё стаканом нежирного йогурта, перемешать и оставить на 10 минут.

    Если есть хочется очень сильно, то можно съесть такой необычный бутерброд: на небольшой кусочек чёрного хлеба положить нарезанный спелый банан. В чёрном хлебе есть клетчатка, а в бананах много глюкозы: желудок начнёт работать, а в мозг пойдёт сигнал о том, что питание поступило в организм.

    На обед ешьте прозрачные супы – на нежирном мясном, рыбном, а ещё лучше на овощном бульоне. Такой суп наполняет желудок, и насыщает лучше и быстрее, чем вторые блюда, а калорий в нём меньше.

    Перекусить можно также и кусочком нежирного сыра, или варёным яйцом, а выпить зелёный чай с небольшим количеством мёда. Простокваша, ряженка, кефир и натуральный йогурт тоже надолго утоляют чувство голода – есть вам не захочется несколько часов.

    Благородный обман

    Усмирить повышенный аппетит помогает обезжиренное сухое молоко: надо просто некоторое время пожевать его (примерно 1 ч.л.), проглотить и запить небольшим количеством воды.

    Чтобы не хотелось есть перед сном, съедайте за ужином небольшой кусочек нежирного варёного мяса – это не только уменьшит голод, но и поможет организму сжечь жиры во время сна.

    2-3 раза в неделю ешьте блюда из рыбы – как уже сказано, это помогает работе щитовидной железы.

    В овощные салаты старайтесь добавлять бобовые – так вы быстрее насытитесь, а пищеварение улучшится.

    Салаты заправляйте растительным маслом или кефиром; сметану старайтесь использовать реже, и выбирайте нежирную, а от майонеза откажитесь совсем.

    Овощей надо съедать не меньше 300 г в день, сырых или тушёных — в них много клетчатки и витамина С, который нужен нашему организму каждый день в больших количествах.

    Если вам захотелось есть, но вы знаете, что делать этого не следует, пополощите рот мятной водой – можно делать так несколько раз в течение дня.

    Разлюбить есть. Какие внутренние установки мешают нам похудеть? | Психология жизни | Здоровье

    Наш эксперт – клинический психолог, аддиктолог, автор и ведущий телепередачи «На приёме у психолога» Михаил Хорс. 

    Хочу и надо

    Многие знают, что им нужно сесть на диету или заняться спортом, но придумывают массу оправданий, чтобы этого не делать: нет времени, денег, здоровья.

    В основе такого поведения лежит неправильная психологическая позиция, которую принимает человек с лишним весом. Вот как она звучит: «Мне НУЖНО похудеть, но ХОЧУ я поедать жирное-мучное-сладкое, сидя на диване». Получается, что вы как бы идёте против своих желаний, боретесь с самим собой. А себя победить нельзя, ведь, побеждая себя, проигрываем тоже мы.

    Правильный подход выглядит так: «Я ХОЧУ сбросить лишний вес, следовательно, я ХОЧУ заниматься спортом и сидеть на диете! А значит, я хочу выделить под это время и ресурсы».

    Но тут сразу же возникает вопрос: «А если я не хочу переедать, то почему я это делаю?»

    Ответ на этот вопрос хоть и прост, но неочевиден. Переедать нас заставляет зависимость от пищи – своего рода пищеголизм. Именно он – наш внутренний враг, который буквально отталкивает нас от беговой дорожки и насильно гонит к холодильнику.

    Как только вы начнёте понимать, что причина неправильного поведения кроется не в вас, а в зависимости от еды, появятся силы для преодоления этой зависимости. Потому что одно дело – сопротивляться себе и совсем другое – бороться за свои желания против некоего внутреннего врага, который пытается заставить вас испортить фигуру!

    Знай врага в лицо!

    Чтобы победить этого врага, важно научиться отличать пищеголизм от голода. Голод появляется один раз в три-четыре часа. Это биологическая потребность, а не желание. Как только желудок освобождается от предыдущей порции еды, он начинает лёгкими спазмами рассказывать нам о своей пустоте.

    Приступы пищеголизма могут приходить в любое время, даже когда никакого голода нет. Но чаще всего потеря контроля и переедание происходит, когда очередной виток зависимости от еды совпадает с ощущением голода. Вот тогда мы уже не можем остановиться и съедаем всё, что есть в холодильнике.
    Поэтому очень важно держать голод под контролем. Поможет в этом еда, которая переваривается долго, а значит, не даёт желудку опустеть, – животные белки (мясо и рыба), сложные углеводы (крупы и злаки), клетчатка (овощи). При таком стиле питания соблюдается баланс: организм постепенно получает энергию и постепенно её тратит на обычную жизнедеятельность, не откладывая ничего про запас.

    Если же утолять голод быстро перевариваемой пищей, как нам советуют в рекламе известного шоколадного батончика, то картина обратная. Желудок получает небольшой объём пищи, моментально с ним разделывается, вырабатывается огромное количество энергии. Израсходовать эту энергию организм не может и превращает её в жир, но желудок уже опустел и требует новой еды.
    Ещё один союзник в вашей борьбе с зависимостью от еды – дробное питание. Ешьте регулярно – один раз в 3–4 часа, и вам будет гораздо проще бороться с приступами пищеголизма, который без помощи голода не такой уж сильный и властный. Но при этом большинство людей с лишним весом поступают иначе. Весь день стараются воздерживаться от пищи, а потом удивляются, почему вечером они наедаются так, что плохо становится.

    Едим глазами

    «Ага, – скажут борцы с лишним весом, – хорошо, если удаётся наесться одним огурчиком, а у нас от вашего питания по чуть-чуть только аппетит разыгрывается!»

    Если это ваш случай, значит, пришла пора менять свои отношения с едой.

    Понаблюдайте за питанием стройных людей, у которых нет лишнего веса, но на диете они не сидят. Обычно про таких говорят, что у них некий специальный обмен веществ, который позволяет им не толстеть. Однако это не так. Если вы к ним присмотритесь, то увидите, что они очень медленно едят. Ковыряют что-то вилкой в тарелке, рассматривают подолгу пищу, принюхиваются к ней, иногда даже томно прикрывают глаза, наслаждаясь каким-то кусочком.

    Таким образом они взаимодействуют с пищей не только за счёт вкусовых рецепторов, но и за счёт зрения, обоняния, тактильных ощущений. Это позволяет отправлять в мозг гораздо больше информации о еде, а значит, и получать гораздо больше удовольствия! В результате мозг гораздо раньше формирует чувство удовлетворения и сытости. Попробуйте взять с них пример.

    1. Сначала изучите пищу визуально (поешьте глазами) 5–10 секунд.

    2. Потом закройте глаза и потрогайте еду, изучите её тактильно (поешьте пальцами) 5–10 секунд.

    3. Не открывая глаз, начинайте нюхать кусочек пищи, который планировали съесть.

    4. Только после этого медленно отправляйте кусочек в рот, как бы рассасывая его.

    5. Когда уже нет сил держать еду во рту, тщательно разжуйте её и проглотите, представляя, как этот кусочек увеличивается в размерах в желудке, занимая весь его объём.

    Всё это необходимо делать, сосредоточившись на своих ощущениях, наслаждаясь ими. Со временем вы увидите, что для насыщения вам потребуется в 2–3 раза меньше еды, чем раньше!

    Опять сорвалось!

    Не стоит думать, что сражение с лишним весом будет лёгким и всё получится сразу.

    Срывы в диете – это почти что неизбежная история. Но неудачи тоже нужно уметь ценить, ведь они дают бесценный опыт. Воспринимайте свою борьбу с пищеголизмом как долгую военную кампанию. В ней будут и победы, и поражения.

    Но очень важно, чтобы после отступления генерал не посыпал голову пеплом и не бил своих уставших солдат палкой. Если вы сорвались, это означает только одно: вы пока что слабее пищеголизма. А значит, нужно набираться сил и поработать над ошибками. И странно было бы вместо отдыха и понимания разрушать свою личность чувством вины, самобичеванием. Осознав свои слабые места, восстанавливайтесь и идите снова к своей цели!

    Откажитесь от мысли, что есть какой-то лёгкий, волшебный способ сбросить вес. Наша психика к лёгким результатам относится пренебрежительно. Доказательством этого служит то, с какой быстротой мы теряем то, что далось легко. Зато всё, что заработано потом и кровью, ценится гораздо больше и задерживается в нашей жизни если не навсегда, то очень надолго. Относитесь к процессу работы над фигурой как к марафону, а не как к спринтерскому забегу. Распределяйте силы и будьте готовы к трудностям. И тогда вы сумеете их преодолеть.

    Важно

    Откуда берётся зависимость от еды

    • Культ еды в семье. Бабушки, пережившие ужасы войны, и родители, выросшие в эпоху дефицита, нередко прививают ребёнку чрезмерно трепетное отношение к пище, заставляя его доедать всё до последней крошки.
    • Ошибки родителей. Утешая ребёнка сладостями, родители формируют представление о том, что еда – лучший способ справиться с неприятностями.
    • Неправильное отношение к стрессу. Убеждение, что любые отрицательные эмоции – это плохо, что их ни в коем случае нельзя просто прожить и прочувствовать, приводит к тому, что человек пытается избавиться от переживаний при помощи еды.
    • Реклама и маркетинг, которые навязывают мнение, что с помощью еды можно решать непищевые задачи: снимать стресс, общаться, отдыхать, выражать любовь и уважение.

    5 психологических причин, которые мешают похудеть

    Юлия Хилл

    Психолог, член Профессиональной психотерапевтической лиги, блогер.

    Какое оно, идеальное тело? По мне так здоровое. И неважно, сколько в нём килограммов, есть ли живот и целлюлит. Я от души радовалась, когда некоторые компании стали использовать в качестве моделей реальных мужчин и женщин. Радовалась и за моделей плюс‑сайз, и за обычных людей, которых наконец‑то освободили от навязанных жёстких стандартов.

    Но иногда для здоровья надо и похудеть. Фитнес‑зал трижды в неделю, личный тренер, подсчёт калорий, экзотические диеты и… нулевой результат. Порой мы бессознательно наделяем свой лишний вес иными смыслами и значениями, чем просто килограммы, от которых надо избавиться. И в такой ситуации надо бежать не к тренеру, а к психологу — иначе похудеть не удастся никогда.

    Вот пять примеров из жизни, которые объясняют, почему вы не теряете вес, несмотря на изнурительные тренировки и строгие диеты.

    1. Запрет на сексуальность

    Марине — 32. Все вокруг говорят, что пора замуж и детей, но Марине стыдно знакомиться. «Кто меня такую полюбит, — вздыхает девушка, усердно перебирая ногами по беговой дорожке на пути к образцовому телу. — Второй год занятий, а результата — ноль».

    В детстве Марина была обычным худощавым ребёнком. Иногда она надевала мамины туфли, распускала волосы и красовалась перед зеркалом. Эти её проявления женской сексуальности родители не одобряли. Её не ругали, нет. Просто говорили: «Не будь дурочкой! Иди лучше почитай книгу». Секс‑символами в семье были Драйзер, Сименон и Хемингуэй. Привлекать внимание внешним видом считалось зазорным, почитались ум и образованность.

    Когда Марина первый раз накрасилась в 16 лет, мама устроила скандал с криками «Бегом умываться! Того и гляди в подоле принесёшь». Так вера в то, что сексуальность — это самое низменное, что может происходить с женщиной, в Марине закрепилась на годы. Она была послушной дочерью и наивно полагала, что родители плохого не посоветуют.

    Закончив институт, девушка переехала от родителей: если раньше Марину контролировала реальная мама, то теперь на её место пришла мама внутренняя, не менее строгая. Она регулировала сексуальность взрослой дочери из подсознания. И девушка начала полнеть, чтобы условно увеличить дистанцию между собой и партнёром, усложнив доступ к телу.

    Что происходит

    Марина подсознательно не хочет худеть, потому что боится быть привлекательной. С детства ей внушали, что внимание противоположного пола опасно. Повышенный интерес мужчин и секс (как естественное продолжение душевной близости) наделялись волшебной силой, которая могла в одночасье загубить жизнь дочери — разрушить карьеру, помешать самореализации, то есть «сделать дурочкой».

    Учёба и усердный труд — вот что, по правилам этой семьи, превращает девочку в настоящую женщину.

    Лишний вес Марины встал на страже интересов семьи. Он превратился в защиту от посягательств на тело девушки, от её нереализованных сексуальных фантазий и даже от рождения детей. Безусловно, здесь также присутствует отвержение своего тела как части себя — возможно, той части, которая втайне от родителей мечтает о запретном.

    Кстати, часто следствием набора веса становятся не только родительские запреты на выражение сексуальности, но и пережитое в детстве сексуальное насилие.

    Что делать

    1. Осознать, что есть запрет на выражение сексуальности. Осознание и обозначение проблемы — это всегда большой шаг на пути к внутренней свободе.
    2. Проанализировать историю запрета — откуда и когда он появился, в связи с какими обстоятельствами, какие эмоции вызывает его нарушение — страх, чувство вины и стыда и так далее.
    3. Сделать выбор: вы хотите жить дальше с этим убеждением, вам в нём комфортно, оно не противоречит вашим собственным желаниям? Или это убеждение мешает строить жизнь в соответствии с вашими замыслами?
    4. Переписать негативное убеждение на позитивное. Например, «приличные женщины не выставляют себя напоказ» на «женщине свойственно стремление нравиться и быть привлекательной» или «быть привлекательной не значит быть вульгарной».
    5. Научиться формировать новые привычки, подчёркивающие вашу мужскую или женскую привлекательность. В XXI веке увлечения редко имеют гендерную окраску, но если цель — примириться со своей сексуальностью, то традиционно женские или мужские занятия смогут в этом помочь. Например, для женщин — встречи с подругами, увлечение флористикой, вышивкой, походы в салоны красоты, использование макияжа и одежды, которые подчёркивают женственность. Для мужчин это могут быть тренировки на рост мышечной массы, рыбалка, охота, моделирование.

    2. Вес как символ успеха

    Насте — 37. Она работает управляющей в банке. В детстве за худобу её дразнили «глистой». А после рождения сына муж стал называть её «колобочком». Настя перепробовала кучу диет: от «радужной» до «воздушной». Это когда питаешься свежим воздухом. Буквально. Эффект был, но непрочный. Через пару недель в талии опять становится несвободно, а на душе — неспокойно. Настя записалась на лекцию к модному нутрициологу.

    Нутрициолог долго рассказывала про пробиотики, клетчатку и глютен, про то, как чистить кишечник и делать дыхательную гимнастику. Настя вспомнила про воздушную диету и передёрнулась, тем более что откуда‑то потянуло ароматом яблочного пирога с корицей. Настя огляделась в поисках «нарушителя порядка» и невольно начала рассматривать сидящих вокруг, почему‑то преимущественно худеньких девушек, аккуратно записывающих в телефон каждое слово нутрициолога. Из‑за большого роста и маленького веса многие из них сутулились и ёрзали: сидеть на жёстком стуле при недостатке массы на тех местах, которые у человека традиционно считаются мягкими, было неудобно.

    Настя вспомнила, как больно содрала коленку, когда упала, убегая от одноклассников, кричащих ей вслед: «Вылез глист из унитаза…». И тут неожиданно для себя поняла, что она не хочет худеть. И никогда на самом деле не хотела. Где‑то внутри неё жила огромная любовь к своему телу, пусть и не похожему на фактуру моделей Victoria’s Secret. Оно никогда не подводило её: она одерживала первенство на юношеских соревнованиях по акробатике, легко выносила и родила своего Даньку, сногсшибательно выглядела в платье с декольте, взлетала на шестой этаж, когда ломался лифт. И должность руководителя в банке ей предложили именно после декрета, когда благодаря весу она стала выглядеть как солидная женщина, а не девочка‑стажёр. Может, здесь и нет никакой связи, но ей нравилось думать, что она есть.

    И вот это тело должно быть обесценено, разлюблено и унижено, превращено в механизм, функционирующий на правильном сочетании клетчатки и соевого молока? Настя встала и тихонько пошла к выходу. «Подождите, я сейчас буду рассказывать про интуитивное питание», — прокричала ей вслед нутрициолог. Но интуиция подсказывала Насте, что надо немедленно съесть яблочного пирога. С корицей.

    Что происходит

    Настя вроде бы хочет похудеть, но в глубине души ощущает себя комфортно в большем весе. Подсознательно она уверена, что полные люди выглядят солиднее, их больше уважают, слушают, считают сильными, добрыми. Настя полагает, что лишний вес придаёт ей весомость в обществе и сопоставляется с достатком. А необходимость ограничивать себя в еде воспринимается как занижение своего статуса. Худоба вызывает у неё травмирующие воспоминания или рождает неприятные ассоциации.

    Такая причина также встречается в семьях, где в прошлых поколениях переживали войну и голод. Избыточный вес становится «стратегическим запасом», который позволит выжить в нелёгкие времена.

    Что делать

    1. Критикуя себя, мы как будто сообщаем, что мы не такие, как надо, то есть не соответствуем чьим‑то ожиданиям. Важно понять, чьи это ожидания, откуда они появились и почему вы должны им соответствовать. Зачастую уже на этом этапе становится понятно, что наши требования к себе — это не что иное, как общепринятые стандарты или мнение значимых для нас людей.
    2. Проанализировать, что даёт вам полнота. Прислушаться к своему телу. Вспомнить разные ощущения себя: когда вы были в меньшем весе или большем. Как вы себя чувствовали? Когда было хуже всего? Когда вы находились в максимальной гармонии с собой?
    3. Подумать, как в вашей семье относятся к полным людям и в целом к еде. Возможно, приходилось нередко слышать от мамы: «У нас в роду все женщины к 30 полнеют» или «Ешь больше, а говори меньше». Вполне вероятно, что вы продолжаете семейный сценарий, вместо того чтобы жить собственной жизнью.
    4. Задать себе вопрос: за что вас действительно ценят люди? Если вы считаете, что полнота подчёркивает ваш статус, вашу солидность, но при этом отчаянно хотите избавиться от лишних килограммов, найдите вдохновляющие примеры людей, которые стали лидерами, несмотря на худобу. Что ещё может стать для вас символом силы и солидности? Одежда, очки, причёска — что может прийти на смену лишнему весу из этих вещей?

    3. Конфликт лояльностей

    Никите — 25. И 125 кг на весах. Он занимается с тренером уже год, не ест жареное, солёное и сладкое, молочное и жирное, но вес сдвинулся лишь на 5 кг.

    Никита всегда очень любил маму. И бабушку очень любил. Если его спрашивали: «Кого ты, Никитка, больше любишь?» — он убегал, потому что мама и бабушка постоянно ругались, и признаться в одинаковой любви к обеим означало обидеть каждую.

    В детстве Никита тяжело заболел воспалением лёгких. Мама, вечно занятая на проектах, болезнь упустила. Никита попал на скорой в больницу и вышел оттуда, как говорила бабушка, «краше в гроб кладут». Именно тогда бабушка забрала его у мамы за город, на «свежий воздух и козье молоко». Бабушка ругала маму, что та ребёнка совсем забросила и за своей работой жизни не видит. А Никита по маме скучал.

    Бабуля подавала на завтрак кашу на неснятом молоке, щедро намазывала ломоть хлеба сливочным маслом, варила куриный суп с золотистой плёночкой жира сверху и взбивала облака картофельного пюре. На полдник всегда был тягучий густой кисель. «Ешь всё, а то здоровье оставишь на тарелке», — ворчала бабушка. И внук слушался, потому что бабушку он любил. Когда мама в очередной приезд увидела Никиту в брюках, подвязанных на талии верёвочкой (молния уже не сходилась), то вскинула руки и всхлипнула: «Что ж ты так разъелся‑то? Мама, зачем ты его раскормила?!»

    В августе Никита уехал от бабушки в Москву. Мама устраивала ему разгрузочные дни на кефире, и Никита, чтобы не огорчать её, покорно пил кефир. Никита вырос, но назвать себя подтянутым никак не мог. Такое впечатление, что бабушкины каши, кисели и супы остались с ним навсегда, как символ её заботы и любви.

    Что происходит

    Никита стал жертвой конфликта лояльностей. В ситуации, когда одинаково любимые мама и бабушка сражаются за титул «лучшего родителя», принять сторону одной из них означало предать. Если бы Никита продолжил есть, как хотелось бабушке, он бы подвёл маму. Если бы он стал терять вес на маминых кефирах, он бы признал, что бабушка проиграла.

    Ловушка конфликта лояльностей в том, что он не осознаётся. В человеке появляются как бы две части личности с разными моделями поведения. Их ещё называют «субличности». Одна следует правилу «Здоровый ребёнок должен быть упитанным». Вторая напоминает, что пора бы перестать переедать и заняться спортом. Каждая из этих частей личности время от времени берёт инициативу в свои руки, что приводит к неминуемому конфликту.

    Что делать

    Главная задача — вывести конфликт на уровень сознания. Когда мы что‑то осознаём, мы можем происходящее контролировать — сами или с помощью психолога. При конфликте лояльностей победа одной части не избавит от проблемы лишнего веса. Необходимо примирить между собой внутренние субличности, например с помощью упражнения психосинтеза.

    Назовите ваши субличности, которые конфликтуют между собой: родители, мама, папа, бабушка, дедушка, брат или сестра. Ощутите себя в образе каждой, взгляните на ситуацию её глазами.

    Спросите каждую субличность, что она думает о другой, позвольте ей высказаться критически. Выделив положительные и отрицательные стороны каждой части личности и оценив их влияние на свою жизнь, вы сможете объективнее посмотреть на ситуацию и уменьшить воздействие субличностей друг на друга и на вас. Результатом должно стать отделение вашего личного восприятия реальности от влияния субличностей, принятие их особенностей и примирение. Например, я понимаю, что в этой ситуации не я так считаю, это моя бабушка так считала. Я могу с ней согласиться, а могу и не соглашаться. И от этого я не предам её и не разрушусь сам.

    4. Мазохизм в скрытой форме

    Рите — 43. В юности она гордилась тем, что вовсю ела пирожные и жареную картошку и не поправлялась, тогда как подружки вечно сидели на диетах, боясь сгрызть лишний огурец. Вес Рита начала набирать после трагедии с мамой.

    В тот день отец объявил, что уходит к другой. Вернулся с работы, собрал вещи, коротко объяснился и вышел. Мама рыдала, но Рита спешила в кино с подругой — билеты уже были куплены. А мама, оставшись одна, решила выйти в окно. Этаж был третий, расстаться со всеми и навсегда у мамы не вышло, а вот сломать позвоночник и остаться прикованной к постели получилось. Отец так и не вернулся, а дочь бросила институт и устроилась работать посменно, чтобы ухаживать за матерью.

    С годами Рита перестала подавать «признаки жизни»: у неё больше не было своих желаний, чувств и мотивов. Несчастный случай с матерью всё вытравил. Оставил лишь огромное чувство вины и стыда за то, что в тот вечер она не осталась дома, не сидела рядом, не утешала. Если бы не её дурацкие прихоти, то всё было бы хорошо. Мать не раз обвиняла Риту в случившемся (как если бы та поставила её на подоконник и толкнула вниз). А дочь не спорила и старалась ещё больше времени проводить с мамой, чтобы завоевать материнские любовь и прощение. Подруги сочувствовали Рите, предлагали помощь, но она говорила: «Ничего, я потерплю. Мне не сложно». Ела мало, без аппетита, но при этом вес никуда не уходил.

    Что происходит

    Маргарита испытывает чувство вины за некий недостойный поступок и обрекает себя на бесконечное наказание. Идёт фиксация на ошибке, невозможность себя простить. Это скрытый мазохизм — не в узком смысле, означающий сексуальную перверсию, а в широком — готовность и согласие причинять себе страдания.

    Для мазохиста важно страдать «напоказ»: чем больше людей убеждаются в том, что он «наказывается», тем легче нести чувство вины: «Да, я плохой, но я расплачиваюсь за свои проступки». Человек перестаёт заботиться о своём здоровье и внешности и неосознанно стремится свои недостатки демонстрировать.

    Чем больше недостатков, тем строже наказание и тем больше надежды на хеппи‑энд: что когда‑нибудь тебя простят и полюбят.

    Скорее всего, желания и потребности такого человека ещё в детстве игнорировались родителями. Возможно, они были заняты выяснением своих отношений и делали всё, чтобы ребёнок стал максимально управляемым и нетребовательным. Не иметь своего мнения, молчать, не возражать — в такой семье это означало шанс на выживание.

    Типичные родительские замечания: «Быстро закрыл глаза и спи», «Что значит „тошнит“ — терпи!». В результате ребёнок приучается терпеть и отодвигать свои желания. На первом месте у него оказывается комфорт других людей. Только после того, как им станет хорошо (как ему кажется), он разрешит себе немного расслабиться и поспать — и то, чтобы просто не умереть от усталости.

    Что делать

    Порой без участия психолога человеку сложно обнаружить взаимосвязь между переживаниями и поведением. Для людей, склонных к самонаказанию, «служение другому» — это своего рода зона комфорта, и оно становится смыслом жизни. Это принцип созависимого поведения: один страдает, другой спасает, и они не могут друг без друга. Но если человек решит изменить свою жизнь и обратится за помощью, то психолог направит совместную работу на формирование навыков выражения негативных чувств, умения говорить «нет» и на то, что избавиться от желания нравиться всем. Целью психотерапии становится избавление от детского травматичного опыта и обретение уважения к себе, своим чувствам и желаниям.

    5. Страх болезни

    Денису — 47. Состоявшийся, обеспеченный мужчина стесняется своего тела, как подросток. Он не просто большой, он огромный. Денис был единственным ребёнком в семье. Его отец умер в возрасте 42 лет от рака поджелудочной. Мать много работала и до конца отрицала серьёзность болезни мужа. Семья оказалась не готова к утрате. Если бы сын сразу понял, что отец так быстро уйдёт, он бы больше общался с ним, делился историями, вместе гулял. Но, глядя на реакцию матери, он не придавал недугу отца большого значения.

    Денис начал заметно полнеть лет с 37, когда женился и у него родился собственный сын. Был короткий период, когда он сбросил 10 кг. Началось всё с сильных болей в животе и спине, и первое, о чём подумал Денис, — рак. Врачи назначили обследование, но пока Денис дожидался результатов и назначений, от беспокойства он перестал есть и нормально спать. В итоге ему поставили диагноз, который есть у миллионов активных людей, не успевающих правильно и вовремя питаться, — гастрит. После этого случая вес Дениса колебался от 160 до 180 кг даже при регулярных занятиях в зале и щадящих диетах.

    Что происходит

    Потеря веса подсознательно напоминает Денису о том, в течение нескольких месяцев его отец из пышущего здоровьем мужчины превратился в живые кости. Хотя Денис и соглашался, что его тревога в целом беспочвенна, но именно после смерти отца он начал верить, что худоба сделает его более уязвимым перед раком. Он часто вспоминал поговорку «Пока толстый сохнет, худой сдохнет». Сильные предубеждения у Дениса были и по поводу облысения. Он не на шутку испугался, когда во время строгой диеты у него начали выпадать волосы — его отец тоже лишился шевелюры после нескольких сеансов химиотерапии.

    Набирая лишний вес, Денис бессознательно пытается замедлить движение к смерти. Как правило, такие люди начинают полнеть после какой‑то роковой даты — смерти или болезни значимого человека. Денис неосознанно отождествляет себя с отцом и пытается избежать его участи, превращая килограммы в подушку безопасности.

    Что делать

    Когда мы оказываемся в состоянии стресса, мозг автоматически анализирует предыдущий опыт и строит причинно‑следственные связи, формируя ассоциации, которые в будущем помогут нам уберечься от реальной опасности. Но иногда этот механизм даёт сбой, и появляются вымышленные угрозы, которые не имеют никакого отношения к тому, от чего мы действительно можем пострадать.

    Узнайте 👵🏻👴🏻

    Страх болезни — это замаскированный страх смерти. Страшно потерять контроль над ситуацией, умереть в муках, оставить своих близких. Жизнь всегда заканчивается смертью, это неизбежно. Но вместе с тем, даже когда человек болен, всегда остаётся шанс на жизнь. Как только мы примем цикличность существования всего в этом мире, страх перестанет властвовать над нами.

    В случаях, похожих на то, что произошло с героем истории, лучше обратиться к психологу. Самопомощь тут вряд ли будет эффективной.


    Нам часто кажется, что стоит изменить себя, как мы станем лучше, удачливее, любимее.

    Вот выучу китайский, сяду на шпагат, влезу в размер S — и сразу докажу, что достоин любви. Но эта готовность отвергнуть самого себя, бесконечно оценивая и сравнивая, на самом деле ни на шаг не приближает к любви. Жизнь превращается в генеральную репетицию, на которой теряется ценность момента «здесь и сейчас». Надо усердно поработать, и вот тогда заживу! А пока: «Тяни носок! Лучше тяни!»

    К принятию себя можно прийти по‑разному. Кому‑то требуются годы мучительного самосовершенствования: пока не обретёшь счастье в бицепсах, а потом поймёшь, что счастье и не в них вовсе. Кто‑то, оказавшись на больничной койке, просит вернуть всё как было и раскаивается, что не ценил. Кому‑то удаётся встретить людей, которые смотрят не оценивающе, а с любовью и заботой. Не пытаясь ничего менять, а, наоборот, восхищаясь тем, что сам человек всегда считал изъянами.

    Все эти пути сходятся в одной точке. И когда оказываешься в ней, выдыхаешь свободно от того, что теперь не надо бежать изо всех сил до финиша. Чтобы быть счастливым, необязательно вообще до него добегать, качая на ходу мышцы, сбрасывая килограммы и изучая китайский. Достаточно просто быть.

    Читайте также 🧐

    мужчин: растущее меньшинство?

    Когда Майкл Кесслер поступил в аспирантуру по клинической психологии в Среднезападном университете в 2004 году, он понятия не имел, что будет единственным мужчиной в своем классе 15 лет. Но гендерное неравенство быстро стало очевидным. По прибытии на ориентацию один из одноклассников Кесслера сказал: «Думаю, ты будешь единственным парнем в нашем классе».

    Кесслер был шокирован, а затем смущен. Он задавался вопросом, не выбрал ли он случайно «девичью» профессию.В течение следующих нескольких недель он сомневался в своем решении стать психологом. «Я чувствовал себя не на своем месте», — говорит он.

    Как только Кесслер начал работать с другими мужчинами в этой области, это чувство исчезло, но на самом деле оно никогда не исчезало. Например, когда классные дискуссии обращались к различиям между мужчинами и женщинами, профессора часто просили Кесслера прокомментировать.

    «Я стал мужским голосом для многих вопросов, что было печально, потому что у меня есть собственная точка зрения, основанная на моем прошлом», — говорит он.«Я думаю, что отсутствие разнообразия ограничивало обучение в некоторых областях».

    Психология, когда-то считавшаяся мужской профессией, сейчас привлекает в основном женщин. Данные из отчета APA 1986 года «Меняющееся лицо американской психологии» и Национального научного фонда показывают, что процент ученых степеней по психологии, присуждаемых мужчинам, упал с почти 70 процентов в 1975 году до менее 30 процентов в 2008 году (данные). не включают степени PsyD.)

    Смена отражается и на рабочей силе. Данные Центра исследований трудовых ресурсов APA показывают, что женщины составляют 76 процентов новых докторантов по психологии, 74 процента психологов, начинающих свою карьеру, и 53 процента сотрудников психологов.

    Это явление характерно не только для психологии. В других областях, таких как право и образование, также наблюдается приток женщин.

    Хотя психологи приветствуют успехи женщин в этой области за последние 30 лет, некоторые обеспокоены тем, что нехватка мужчин может иметь обратную сторону. Самая очевидная проблема, говорит психолог Кэрол Уильямс-Никельсон, PsyD, исполнительный директор Американской ассоциации студентов-медиков и фонда, заключается в том, что эта область не отражает разнообразие людей, которым она предназначена.«Клиенты любят видеть людей, которые похожи на них», — говорит она. Джон Фаррелл, доктор философии, клинический психолог из Хомвуда, штат Иллинойс, согласен с этим. «Парни устроены по-разному. У них разный мозг и разные способы эмоциональной окраски», — говорит он. «Мы [терапевты-мужчины] понимаем мужские проблемы иначе, чем женщины». Питер Шерас, доктор философии, директор клинической подготовки Университета Вирджинии в Шарлоттсвилле, обеспокоен тем, что терапевтов-мужчин не хватит для обслуживания преимущественно мужского населения — например, заключенных или солдат.

    Еще одна проблема, связанная с меньшим количеством мужчин на местах, — это зарплаты. Женщинам обычно платят меньше, чем мужчинам за одну и ту же работу, говорит Луиза Дус, доктор философии, помощник вице-президента по студенческой жизни и адъюнкт-профессор психологии в Государственном университете Огайо в Колумбусе. Таким образом, сфера, которая становится преимущественно женской, рискует получить более низкую зарплату по всем направлениям.

    Эксперты расходятся во мнениях относительно того, является ли отсутствие мужчин в психологии поводом для беспокойства. Но феминизация этой области, вероятно, оказывает влияние — возможно, даже на те теории, которые набирают обороты, — говорит Кэтрин Андерсон, доктор философии, социальный психолог из Университета Богоматери Озера в Сан-Антонио.По ее словам, многие классические теории социальной психологии, разработанные мужчинами, сосредоточены на личности.

    «Это что-то вроде отважного кавалера, подтягивающего себя по стопам, когда ты отвечаешь за себя», — говорит она. Исследования показывают, что женщины склонны быть более «коллективистскими», сосредоточенными на служении семье и обществу. «Так что, если больше женщин будут заниматься исследованиями и теорией, [область] может стать более коллективистски ориентированной», — говорит Андерсон.

    Работа женская

    Гендерное неравенство в психологии является частью более широкой академической тенденции: число женщин все больше превышает число мужчин в системе высшего образования, включая докторские программы. Согласно сентябрьскому отчету Совета аспирантуры, женщины впервые в 2009 году получили больше докторских степеней, чем мужчины. Но гендерный дисбаланс особенно заметен в психологии. Например, в области психологии развития и детской психологии число женщин, получивших докторскую степень, превышает число мужчин более чем в пять раз.

    В области психологии в конце 1980-х годов женщины стали получать больше докторских степеней, чем мужчины. В 1991 году АПА учредило целевую группу для изучения этой тенденции.

    «Когда я получила докторскую степень в 1976 году и впервые начала посещать профессиональные встречи, это была горстка женщин и море белых мужчин», — говорит Дороти В. Кантор, психолог, бывший президент APA и председатель рабочей группы. настроил, чтобы посмотреть на эту проблему.

    Однако в течение следующих 15 лет все больше и больше женщин выходили на поле. Кантор говорит, что существовали опасения, что по мере того, как профессия будет становиться все более «феминизированной», зарплаты упадут, а сфера деятельности потеряет престиж, но рабочая группа нашла мало доказательств в поддержку этой идеи.В 1996 году Кантор и другие члены целевой группы написали: «По-видимому, нет доказательств того, что возросшее участие женщин подорвало статус психологии. Скорее, более вероятно, что изменения на рынке и восприятие психологии общественностью, политиками и другими выбор карьеры привел, по крайней мере частично, к разным тенденциям в участии мужчин и женщин «.

    Другими словами, по мере того, как зарплаты стали стагнировать, а сфера деятельности потеряла престиж, мужчины решили получить другие степени, а женщины восполнили этот пробел.

    По словам Уильямс-Никельсон, застойные зарплаты все еще удерживают мужчин от работы. «Возможно, мужчины, выполняющие свои традиционные роли кормильцев, не считают психологию жизнеспособной карьерой», — говорит она. «Они видят, что такое зарплата начального уровня, и видят, как сложно найти работу». Средняя начальная зарплата психолога составляет 61 168 долларов, согласно данным исследования APA по трудоустройству докторантов за 2009 год.

    Между тем, многих женщин привлекает гибкость, которую может дать карьера психолога, — говорит Линн Буфка, доктор философии, заместитель исполнительного директора по исследованиям и политике Практического управления APA.«Женщины все еще больше решают вопросы дома и семьи», — говорит она. «Если вы наблюдаете за пациентами, у вас часто есть возможность выбирать, когда вы планируете клиентов».

    Исследование, проведенное в 2003 году в журнале Teaching of Psychology (Vol. 30, No. 1), предполагает, что женщин также привлекает психология, потому что они считают себя более сочувствующими, чем мужчины. Исследователи опросили 451 студентку бакалавриата как по психологии, так и по другой специальности, пытаясь понять растущий гендерный дисбаланс.Почти все респонденты согласились с тем, что забота о других является важным фактором при принятии решения о том, стоит ли им быть психологом, и женщины оценили себя как более сочувствующие.

    Самый одинокий номер

    Какой бы ни была причина гендерного дисбаланса, мужчины ощущают его последствия. Например, избранный председатель APAGS Али Матту был единственным мужчиной на нескольких курсах психологии в Католическом университете Америки в Вашингтоне, округ Колумбия. Его профессора спрашивали: «Как вы думаете, как единственный мужчина в классе?» «Я чувствовал, что меня просят представлять всех мужчин», — говорит он.

    Другие студенты мужского пола говорят, что их голоса приглушены. Кельвин О., психиатр, был одним из 12 человек в классе из 70 выпускников программы клинической психологии в Международном университете Alliant в Лос-Анджелесе. «Иногда мне казалось, что мой голос на самом деле не слышен», — говорит он. То, что он был одним из немногих мужчин в его программе, также заставлял его чувствовать себя социально изолированным. «Были девичьи вечера и девичьи прогулки», — говорит он. Естественно, его не пригласили. «Временами я чувствовал себя обделенным», — говорит он, добавляя, что, вероятно, упустил некоторые возможности для общения.

    Других студентов мужского пола это неравенство не особо беспокоит. Даррен Бернал, аспирант психолога-консультанта Университета Майами во Флориде, — один из двух мужчин в семилетнем классе. Прежде чем поступить в аспирантуру, он работал в сфере домашнего насилия, в среде, где преобладали женщины.

    «Я уже акклиматизировался», — говорит он.

    В классе люди часто спрашивают Бернала, что он думает, но, как ямайец, Бернал привык предлагать точку зрения меньшинства.«Мне это вроде как нравится», — говорит он. Тем не менее, он считает, что гендерное разнообразие в этой области важно. «Я считаю, что очень важно получить разнообразную точку зрения, будь то на основе пола или этнической принадлежности, национальности или сексуальности. Главное — иметь как можно больше разнообразия».

    Одним из способов смягчить непреднамеренную маргинализацию мужчин могло бы быть признание гендерного неравенства в классах разнообразного образования. Мэтью Фитцджеральд, студент программы клинической психологии в Университете Лойолы в Балтиморе, говорит, что его профессор разнообразия упускает из виду мужчин.В классе обсуждались, среди прочего, женщины, американцы азиатского происхождения, афроамериканцы и латиноамериканцы. Фитцджеральд, который является одним из трех мужчин в классе из 15 человек, признает, что белых мужчин в Соединенных Штатах традиционно не считают меньшинством. Тем не менее, он говорит: «Мой опыт был меньшинством в психологии».

    Образцы для подражания также могут помочь мужчинам акклиматизироваться, — говорит Кесслер, которого университет поставил в пару с наставником-мужчиной. Кесслер также имел возможность работать с руководителями-мужчинами во время его клерка и практики.«Я думаю, что такое взаимодействие нормализовало мой опыт», — говорит он. По словам Кельвина О, в Alliant говорилось о создании мужской студенческой группы, «чтобы гарантировать, что голоса студентов-мужчин будут услышаны и о них позаботятся», — говорит он. «Насколько я знаю, из этого ничего не вышло».

    Хотя численное превосходство, несомненно, имеет недостатки, могут быть и преимущества. Когда Матту проходил собеседование для прохождения стажировки в бакалавриате Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, клинике, специализирующейся на обсессивно-компульсивном расстройстве, интервьюер сказал ему, что он был первым кандидатом-мужчиной за более чем два года.Поскольку у некоторых пациентов были проблемы с туалетом, клинике требовались терапевты-мужчины. «Я чувствую, что то, что я мужчина в этой ситуации, действительно помогло мне», — говорит он. «Может быть, это облегчило получение этой должности».

    В психологии есть еще одно преимущество мужчины: несмотря на то, что больше женщин привлекает психология, мужчины продолжают управлять ее высшими эшелонами. Сегодня женщины занимают 45 процентов должностей преподавателей на факультетах психологии. Хотя это число свидетельствует о значительном росте — в 1983 году женщины занимали только 24 процента должностей преподавателей, — это далеко не отражает гендерный дисбаланс, наблюдаемый в программах магистратуры.Еще меньше женщин заняли штатные должности. В 2009 году 61 процент мужчин против 39 процентов женщин.

    Этот пробел сохраняется, потому что академические круги не всегда ориентированы на семью, — говорит Буфка. «Обычно женщины должны решать, делать ли перерыв в сроках пребывания в должности, чтобы иметь детей», — отмечает она. Кроме того, по словам Буфки, университеты награждают людей, которые могут работать больше, чем полный рабочий день, берут на себя задачи в последнюю минуту и ​​посвящают время руководящей деятельности. Во многих случаях это мужчины.«Женщины, — говорит она, — могут быть непреднамеренно наказаны».

    Джессика Кохут, директор Центра исследований трудовых ресурсов APA, отмечает, что этот разрыв также можно объяснить структурными изменениями, которые произошли в академических кругах. По ее словам, университеты все больше полагаются на постоянный преподавательский состав. В результате количество доступных штатных должностей на полный рабочий день меньше, а текучесть кадров — редкость. «Данные показывают, что многие из существующих постоянных должностей на полную ставку были заполнены мужчинами, которые до сих пор занимают эти должности», — говорит она.

    Несмотря на свою борьбу, женщины заняли руководящие должности в психологии и, вероятно, будут продолжать это делать. Президент, бывший президент и избранный президент АПА — все женщины, и женщины возглавляют три из четырех управлений ассоциации. «Все это положительные признаки того, что дела движутся в правильном направлении», — говорит Шерас.

    Другие эксперты согласны с тем, что эта область требует разнообразия точек зрения, но отмечают, что в психологии недостаточно представлена ​​не только мужская точка зрения.«Нам не хватает разнообразия в нашей рабочей силе во многих отношениях», — говорит Хелен Кунс, доктор философии, клинический психолог и профессор Медицинского колледжа Дрексельского университета в Филадельфии. По данным за 2007 и 2006 годы, этнические меньшинства составляют более трети населения США, но, по данным за 2007 и 2006 годы, они составляют всего 19 процентов недавних ученых-психологов и 13 процентов психологов. «Это больше, чем у мужчин», — говорит Кунс.

    Дус из штата Огайо видит один способ улучшить ситуацию для всех: расширение.«Нам нужно расширять возможности и возможности карьерного роста», — говорит она. «Мы должны быть намного шире, чем здравоохранение». Подобно тому, как адвокаты находят работу в других областях, помимо права, психологи должны иметь возможность найти работу вне традиционных областей здравоохранения и психологических факультетов. По ее словам, наличие большего количества вариантов карьеры может повысить зарплату для всех и привлечь больше мужчин. Дус отмечает, что в последнее время много самоубийств совершали мужчины студенческого возраста. Психологии нужны мужчины, чтобы они помогали придумывать способы связаться с мужчинами, которые не будут просить о помощи, и сделать так, чтобы область психологии стала самой надежной профессией, какой только может быть.


    Кассандра Уиллиард — писатель из Нью-Йорка.

    Менее пройденный путь карьеры

    Частная практика, исследования и преподавание — вот традиционные пути карьеры большинства психологов. Но все больше недавних выпускников продвигаются вперед в новых, менее популярных направлениях. Они обнаруживают, что работодатели все чаще признают — и жаждут — навыков психологов, от критического мышления до понимания человеческого поведения и знания статистики.

    В этом специальном разделе мы познакомимся с 21 недавним выпускником, выбравшим необычную карьеру. Некоторые поступили в аспирантуру, думая, что станут практикующими врачами, но изменили свои ожидания перед лицом меняющегося рынка здравоохранения. Другие обнаружили, что у них есть желание служить обществу на государственных постах. Других соблазняло частное предпринимательство и азарт в сфере высоких технологий. Некоторые делают карьеру, которая не так уж и нова, но придает этой работе новый поворот.

    Всех этих психологов объединяет одно: любовь к психологии и желание делать с ней больше.

    Кристен Ральф Бейер, доктор философии

    Кристен Ральф Бейер, доктор философии, описывает свои первые шесть месяцев исследования насильственных преступлений для ФБР одним словом: потрясающе.

    Бейер, чье официальное звание — специалист по ресурсам по насильственным преступлениям в Ресурсном центре по расследованию похищений детей и серийных убийств ФБР недалеко от Вашингтона, округ Колумбия, работает со специально обученными агентами для проведения нового исследовательского проекта по похитителям детей, которые совершают убийства и серийные убийства.

    Проект включает опрос 150 похитителей детей и 150 серийных убийц с целью сбора демографической и эпидемиологической информации, такой как образование убийцы, семейный анамнез, стаж работы и сексуальные отклонения. Ее работа — не только помогать агентам проводить групповые интервью с заключенными и подтверждать их рассказы, но также управлять протоколами и данными исследования. В первые шесть месяцев она помогла отточить анкету из 700 пунктов, используемую в интервью, а также дополнительную анкету для тех, кто не может пройти собеседование лично по юридическим причинам.

    Она также использует свое психологическое образование для совершенствования методологии исследований центра. Бейер следит за тем, чтобы в исследовании использовались разумные исследовательские стратегии, такие как учет надежности между экспертами, чтобы ФБР проводило академически достоверные исследования.

    «Цель состоит в том, чтобы сказать:« Послушайте, мы разговаривали с 300 заключенными, и 75 процентов из них испытали это »или, может быть,« Только 20 процентов испытали это ». А затем предоставить эту информацию сотрудникам правоохранительных органов по всей территории Соединенных Штатов », — объясняет Бейер.По ее словам, это исследование поможет разработать стратегии расследования, которые могут сократить преступную карьеру и в конечном итоге спасти жизни.

    В то время как она тратит большую часть своего времени на исследования, Бейер носит еще несколько головных уборов в ФБР. Она отвечает за непрерывное образование в своем центре и является консультантом-волонтером в программе помощи сотрудникам ФБР. Она также начинает понимать, как проводить консультации на месте, где она и ее коллеги ищут поведенческие аспекты дела и вносят свой вклад на основе своих наблюдений.

    За первые шесть месяцев она также посетила полдюжины конференций, ездила в тюрьмы, чтобы поговорить с официальными лицами о заключенных, присоединяющихся к ее исследованию, и помогла организовать спутниковое интервью в прямом эфире с серийным убийцей.

    Бейер, получившая докторскую степень в Университете Детройта в 1997 году, пришла в ФБР после трех лет работы нейропсихологом в Детской больнице штата Мичиган, где ее разочаровала управляемая помощь. «Необходимость защищать свое лечение и бороться за деньги за оказанные услуги приводила в уныние», — объясняет она.«Я хотел расширить свои возможности».

    Стажировка в отделе поведенческих наук ФБР проложила путь к новой карьере. Вспоминая, насколько интересной она нашла работу, Бейер следила за открытием вакансий в бюро и прыгала, когда одна из них появлялась.

    «Психологам важно не мыслить слишком жестко и не переходить на нетрадиционные роли», — советует она. «Разнообразие и разоблачение, которое предоставляет ФБР, действительно было потрясающим опытом».

    —D.Смит

    Лаура Хельмут, доктор философии

    «Что это за губчатая штука у меня в черепе?» Лаура Хельмут, доктор философии, размышляла в детстве.

    Это стремление понять свой собственный разум продвигало карьерный путь Хельмута. После тщательного изучения и самоанализа она теперь вызывает удивление и понимание у других как автор журнала Science, который находится в Вашингтоне, округ Колумбия,

    .

    В колледже Эккерда в Санкт-Петербурге, штат Флорида, Хельмут специализировался в области биологической психологии. Она вспоминает, как проводила исследование, которое не оправдало ее прогнозов, и узнала, «что не всегда все получается так, как ожидалось.»Поистине убедительный урок, поскольку Хельмут позже решила не продолжать карьеру после того, как защитила докторскую степень в Беркли, и вместо этого стала писателем-научным работником.

    На полпути к учебе в аспирантуре Хельмут подозревала, что ей понравится писать что-нибудь, кроме «высокопарного научного языка». Она проверила свою гипотезу, найдя на лето работу писателя-путешественника в Восточной Европе. Переходя от горы к музею, Хельмут понял, что письмо «было большим развлечением и отличным способом увидеть мир.«Ее работа в Science — это ее текущий паспорт -« отличный способ быть в курсе того, что происходит в науке ».

    Хельмут работала в Science, деля свое время между написанием статей для отдела новостей журнала и редактированием Science Now в Интернете, так как она закончила программу научного письма Калифорнийского университета в Санта-Крузе и стажировалась в Science News в 1999 году. Хельмут также работала в качестве общего задания. репортер местной газеты Salinas Californian, освещающий темы, связанные с окружающей средой.

    Она называет свою карьеру веселой и гибкой, и ей нравится не беспокоиться о получении должности и грантах. Когда она выступает с докладами на научных конференциях, Хельмут чувствует себя «так, будто я побывала в реальном мире», и ценит размышления на самые разные темы по сравнению с «людьми, которые застряли в лаборатории на большую часть своей жизни».

    Она находит свободу в письме, отчасти потому, что время, затрачиваемое на каждый проект, очень короткое. На самом деле, ее самое большое разочарование заключается в том, что «есть еще так много интересных вещей, о которых вы хотели бы написать, не имея места.«

    Истории, которые «информируют и развлекают» — это стандарт Хельмута. «Вы должны сделать историю достаточно увлекательной и объяснить концепции доступным и увлекательным способом, чтобы даже кто-то из другой области продолжил читать», — объясняет она. Она также старается писать как можно больше о психологии, отмечая, что поведенческие и социальные науки часто «заглушаются звуком всей происходящей генетики». Она находит множество идей для историй на Ежегодном съезде АПА, который она регулярно освещает для журнала Science.

    Соискателям докторантуры, ищущим отводы к своим собственным историям, Хельмут говорит: «Важно знать, что существует так много вариантов. Вы учитесь в аспирантуре. Вы достаточно умны, и люди будут достаточно впечатлены, чтобы они» найму тебя. »

    Что касается ее собственного будущего, она по-прежнему «очень довольна этой работой» и предсказывает, что повышение в рейтинге писателей и редакторов будет держать ее «постоянно развлеченной» — как и читателей журнала Science.

    E.О’Коннор

    Пауль ELRif

    Любовь Пола ЭльРифа к компьютерам началась в 1978 году, когда в возрасте 10 лет он получил свой первый компьютер, Apple 2 Plus, у которого даже не было дисковода — он использовал кассетный проигрыватель для хранения и запуска программ.

    Хотя ему всегда нравилось работать с компьютерами, ЭльРиф никогда не думал о том, чтобы сделать карьеру из своего хобби в области программного обеспечения. Ситуация изменилась, когда он работал над получением степени магистра экспериментальной психологии в Дейтонском университете, где планировал работать над технологией отображения для кабины самолетов.По его словам, его сосед по комнате «вернулся очень взволнованным» после стажировки в Microsoft Corp., и убедил ЭльРифа попробовать себя в компании.

    К своему удивлению, ЭльРиф обнаружил, что его стажировка по дизайну продукта была одновременно интересной и сложной.

    «Программа стажировок в Microsoft великолепна, — говорит он. «Стажеры получают много возможностей работать над программным обеспечением, как если бы они были штатными сотрудниками».

    То, что начиналось как летняя стажировка, стало карьерой ЭльРиф.

    Проработав в отделе человеческого фактора Hewlett Packard в аспирантуре Университета Тафтса, ЭльРиф вернулся в Microsoft в 1998 году в качестве одного из более чем 100 инженеров по юзабилити, которые применяют отзывы пользователей, чтобы помочь разработчикам программного обеспечения создавать продукты, которые проще в использовании. Он специализируется на компонентах сети и хранилища Windows Server, а также на консоли управления Microsoft — компонентах, которые помогают компьютерам общаться друг с другом и обмениваться файлами.

    «В двух словах, — объясняет ЭльРиф, — я отвечаю за упрощение использования Windows Server.«Для этого он работает на техническом уровне с группами разработки продуктов, предоставляя им и помогая им понять эмпирические данные о поведении и потребностях пользователей.

    ElRif собирает эти данные, наблюдая за реальными пользователями, работающими с программным обеспечением для выполнения задач, как в лаборатории, так и в полевых условиях на рабочих местах клиентов. И хотя ЭльРиф много времени проводит в лаборатории, он говорит, что полевые исследования не менее ценны. Он и другие инженеры по юзабилити часто берут с собой руководителей программ и разработчиков программного обеспечения, чтобы они использовали свой опыт при сборе информации.Эти посещения не только помогают его коллегам развить навыки посещения сайтов и проведения собеседований, но и показывают им, как реальные пользователи работают с их продуктами.

    «Посещая сайт, они узнают много нового о том, как работают пользователи», — объясняет ЭльРиф. «Поэтому, когда я приношу им данные об удобстве использования, они с большей вероятностью поймут, о чем я говорю».

    ЭльРиф и его коллеги также проводят фокус-группы и круглые столы с клиентами. По мере сбора данных команда разработчиков вносит изменения в программу.Когда команда разработчиков программы думает, что у них есть еще один прототип, она возвращается в лабораторию для дальнейшего тестирования.

    В то время как ЭлРиф ежедневно работает с непсихологами, разработчиками программного обеспечения, тестировщиками и писателями, многие из его коллег-инженеров по юзабилити имеют опыт работы в области психологии.

    «Иметь весь психологический опыт — вот в чем разница», — говорит он.

    Д. Смит

    Стив Уильямс, доктор философии

    Чем занимается директор по исследованиям отрасли и рынка Американского общества руководителей ассоциаций в Вашингтоне, округ Колумбия?Ч., адъюнкт-инструктора в Тринити-колледже и клинического психолога из Университета Джона Хопкинса, есть общего?

    Один человек совмещает все эти должности и по-прежнему поддерживает 50-часовую рабочую неделю и социальную жизнь.

    Вместо того, чтобы заниматься психологической карьерой в одном месте, Стив Уильямс, доктор философии, решил распространить свой опыт. «Для меня чрезвычайно важно понимать то, что я делаю», — говорит он. Комбинируя эти должности, он удовлетворяет свою любовь к клинической работе, исследованиям и администрированию.

    Его должность в Американском обществе руководителей ассоциаций (ASAE) со стороны кажется нетрадиционной, но более пристальный взгляд показывает, что он использует многие навыки, полученные в ходе психологической подготовки. Уильямс руководит и планирует все операции ассоциации в области отраслевых и маркетинговых исследований.

    Его отдел помогает руководителям принимать конкретные решения на индивидуальном уровне — например, о компенсации — и на уровне организации — включая рекомендации по решениям внутри организации — на основе эмпирических данных.Исследование устанавливает критерии для управления организацией, например финансовых операций, политик и процедур или использования организацией технологий (например, электронной коммерции).

    Он также общается с руководителями высшего звена, чтобы обсудить компенсацию, льготы и льготы.

    Уильямс решил продолжить карьеру в администрации после просмотра данных о зарплате психологов, работающих в традиционных условиях, когда он работал в исследовательском офисе APA в качестве помощника директора с 1997 по 1999 год.Работодатели с традиционными психологическими настройками часто просматривают недавние докторские степени по психологии в начале своей карьеры. Но, как говорит Уильямс, «если вы впервые получаете докторскую степень в нетрадиционной обстановке, работодатели часто считают время от момента получения степени бакалавра до момента получения докторской степени опытом, и вы получаете соответствующую компенсацию за эти годы». Кроме того, как единственный психолог — и единственный человек, имеющий докторскую степень — в организации, Уильямс обнаруживает, что он больше не просто один из многих.

    Выбор нетрадиционного пути также позволил Уильямсу накопить свои знания и навыки в таких областях, как переговоры о заработной плате и контракте, которые могут быть применены ко многим другим условиям работы. По словам Уильямса, в будущем он хотел бы принимать более активное участие в консультировании по вопросам управления. Уильямс говорит, что он по-прежнему хочет, чтобы клиническая работа была частью его карьеры.

    «В ближайшие годы я не думаю, что у многих психологов будет выбор в пользу нетрадиционной карьеры, особенно с учетом того, как управляемая помощь вносит изменения в области оказания медицинских услуг», — говорит Уильямс.«Психологи должны начать мыслить нестандартно, независимо от того, делают ли они это по собственному желанию или по принуждению».

    М. Уотерс

    Мариса Редди, PhD

    Мариса Редди, доктор философии, хочет рассказать вам несколько вещей о стрельбе в школах: Во-первых, это не новое явление; стрельба в школах ведется с 1970-х годов. Во-вторых, вы не можете верить всему, что видите в новостях. И в-третьих, школьные стрелки почти никогда не «просто щелкают»; они планируют, иногда на несколько месяцев вперед.

    Редди — содиректор Инициативы секретной службы по безопасным школам, оперативного исследования стрельбы в школах в Соединенных Штатах. Вместе с судебным психологом Робертом Файном, доктором философии и агентом секретной службы Брайаном Воссекуилом, Редди анализирует 37 случаев стрельбы за 25 лет. Некоторые из происшествий знакомы — Перл, Мисс .; Западная Падука, штат Кентукки; Литтлтон, штат Колорадо, но многие — нет. Например, в 1985 году 14-летний подросток в Годдарде, штат Канзас, застрелил своего директора и ранил трех других.

    В каждом случае Редди и ее коллеги тщательно исследуют инцидент, чтобы ответить на сотни вопросов о том, что произошло. Они изучают следственные, судебные, школьные и психиатрические записи и разговаривают с полицией, шерифами, школьными должностными лицами, прокурорами и, в некоторых случаях, со стрелками. Цель команды — найти то, что было известно или известно до атаки, и как применить эти знания для предотвращения атак в будущем.

    Редди тратит около 65 процентов своего времени в дороге, исследуя случаи и объясняя выводы Секретной службы на тренингах для директоров школ, учителей, специалистов в области психического здоровья и сотрудников правоохранительных органов.

    «Раньше я ненавидела публичные выступления», — смеется она. «А теперь я веду трех- и четырехчасовые доклады».

    Она заинтересовалась психологией и правом, когда была студенткой колледжа Уильямс, и получила опыт стажировок в Федеральном судебном центре, Управлении государственной политики APA и Rand Corp. В то время как президент Div. Студенческая секция 41-го (Американского общества психологии и права) Редди познакомилась с Маргарет Коггинс, доктором философии, которая возглавляла исследования в Секретной службе. Коггинс помог ей устроиться на стажировку в Секретную службу, которая, по ее словам, была «неоплачиваемой, но того стоила».«

    «Я настоятельно рекомендую поискать стажировку, даже если нет официальной программы, потому что у меня больше связей и в результате у меня появилось больше возможностей», — советует Редди.

    И она говорит, что ее стажировки и образование заложили прочную основу для проведения поведенческих исследований. Ее опыт в области социальной психологии в понимании того, что влияет на поведение, особенно помог ей лучше понять оценку риска насилия и агрессивное поведение.

    Исследование

    Reddy сейчас приносит свои плоды: прошлой осенью был опубликован промежуточный отчет по инициативе.Некоторые из других выводов отчета включают:

    • Нет «единого» профиля школьного стрелка; у них разнообразный фон, поведение и семейные ситуации.

    • Часто злоумышленники находились под влиянием или поощрением сверстников.

    • В подавляющем большинстве случаев злоумышленник рассказал своему партнеру или сестре о своем плане перед атакой.

    D.Смит

    Меган Данн, доктор философии

    Когда дело доходит до планирования карьеры, некоторым из нас легче понять, чего мы не хотим. Это было верно для Меган Данн, доктора философии, которая не была заинтересована в том, чтобы идти по стопам своего профессора.

    «Я знала, что хочу выйти за рамки академических кругов и заняться прикладными исследованиями», — объясняет она.

    С помощью своего советника Данн нашла летнюю стажировку в 1999 году в Федеральном судебном центре (FJC) в Вашингтоне, округ Колумбия, и эта должность показала ей одну из нестандартных карьер, существовавших за пределами академических кругов.Со временем эта стажировка превратилась в постоянную работу научного сотрудника.

    Данн выполняет исследования в области социальных наук для федеральной судебной системы в исследовательском отделе FJC, где проводятся эмпирические и исследовательские исследования федеральных судебных процессов и управления судами. Исследовательский отдел состоит из 15 юристов и 15 социологов. Большинство из них имеют докторскую степень по социальной психологии, а некоторые имеют совместные степени доктора философии / доктора юридических наук.

    «Мне нравится работать там, где я могу поделиться своими интересами с людьми, которые также изучают право и социальную психологию», — говорит она.

    Dunn помогает выявлять проблемы и вопросы, относящиеся к федеральным судам, разрабатывает исследовательские проекты для их изучения и анализирует данные после завершения исследования. Она также пишет заключительные отчеты по анализу данных. Один из проектов отдела исследует влияние электронных и цифровых доказательств в зале суда — идеально подходит для Данн, поскольку в ее дипломной работе в Йельском университете изучались эффекты компьютерно-анимированных реконструкций, такие как автомобильные аварии, авиакатастрофы и т. Д., на присяжное решение.

    Чтобы собрать данные для проекта FJC, Данн разговаривает с судьями, секретарями и персоналом зала суда, чтобы получить представление о технологиях, используемых в суде, нравится ли их использование адвокатам и о проблемах, с которыми они столкнулись. Исследовательский отдел также обсуждает с судьями способы, с помощью которых технология может улучшить или затруднить различные стадии судебного разбирательства, от досудебных конференций до заключительных аргументов адвокатов. Поскольку FJC работает на уровне федеральных судов, он уделяет больше внимания судьям, а не адвокатам.По словам Данна, исследовательское подразделение больше интересует юридические вопросы, возникающие в связи с технологией зала суда, например, имеет ли сторона, у которой больше технологий, больше преимуществ во время судебного разбирательства.

    «В конце концов, мы хотели бы провести серию эмпирических исследований, чтобы изучить, как определенные типы технологий зала суда влияют на участников судебных процессов, судей, адвокатов, свидетелей и присяжных», — говорит Данн.

    Она говорит, что ей очень нравится проводить исследования, которые принесут пользу судьям и юристам.«Интересно наблюдать за исследованием в действии и знать, что его не похоронят в журнале», — говорит она. «Он будет распространен среди судей и адвокатов и может помочь улучшить структуру судебного разбирательства и порядок вещей в зале суда».

    Как научный сотрудник, Данн считает, что навыки, которые она приобрела в студенческие годы, такие как составление достоверных и надежных вопросников, анализ данных и написание отчетов, очень важны для ее работы.

    «Все шаги, которые я сделала в аспирантуре, нашли хорошее применение», — говорит она.

    М. Уотерс

    Джеймс К. Кауфман, доктор философии

    Джеймс К. Кауфман, доктор философии, всегда хотел изменить мир к лучшему. Как исследователь, выявляющий возможную предвзятость в образовательном тестировании, а также как драматург и автор текстов по совместительству, он проложил себе приятную дорогу, делая именно это.

    Кауфман — младший научный сотрудник Центра новых конструкций Службы образовательного тестирования (ETS), крупнейшей в мире службы тестирования, проводящей 12 миллионов тестов в 181 стране в год.

    Он работает с другими исследователями, чтобы исследовать некогнитивные конструкции и их влияние на тестирование. «В ETS я чувствую, что действительно могу оказывать влияние и помогать людям на практике, при этом продолжая исследования по темам, которые мне нравятся», — говорит он.

    Получая степень по психологии в Йельском университете, он полагал, что продолжит академическую карьеру, но не был полностью привержен этой идее. Ситуация изменилась, когда его советник отправил электронное письмо с объявлением об открытии в ETS.

    «Центр новых конструкций, казалось, действительно хорошо соответствовал моим любимым интересам к творчеству, стилям мышления и мотивации», — отмечает он.

    Одно исследовательское предложение, над которым он работает, рассматривает, как стили мышления «могут опосредовать расовые или этнические различия в SAT», — говорит он. Другой будет исследовать творческий подход и его влияние на оценку письменных тестов, таких как письменная оценка GRE.

    Предложения, отмечает Кауфман, не сильно отличаются от заявок на гранты, за исключением того, что аудитория гораздо более целенаправленная. Он говорит: «Я должен показать, что работа будет иметь реальное значение. Сделает ли она тестирование более справедливым? Поможет ли она людям работать лучше?»

    Кауфман считает, что командная работа в своей работе привлекает.Он работает с восемью другими психологами в Центре новых конструкций, а также с «исключительно талантливым» вспомогательным персоналом.

    «В академической среде существует почти неявная конкуренция. Здесь мы работаем вместе и болеем друг за друга. Это больше похоже на аспирантуру», — говорит он.

    И если он когда-нибудь решит вернуться в академию, это путь, который широко открыт. По его словам, многие исследователи в ETS «ходят туда-сюда между академическими кругами и ETS».

    Когда он не исследует возможные связи между творчеством и сдачей экзаменов, он подрабатывает успешным драматургом и поэтом.Кауфман написал около десятка коротких пьес, несколько полнометражных пьес и два мюзикла. Его произведения исполнялись в небольших театрах, на фестивалях и в школах США, Канады и Австралии. Одноактная пьеса «Моя очень элегантная мать» получила отличные отзывы во время ее показа в 1999 году в театре Фриц в Сан-Диего, Калифорния. В пьесе комический, но правдивый взгляд на семейные отношения через диалог подростков. и ее недавно одинокий дядя. В прошлом году несколько его пьес были поставлены вне Бродвея.

    «Это забавная сторона дела, но на самом деле она не окупается», — говорит он.

    В 26 лет Кауфман определенно научился использовать свои собственные творческие способности. Он выбрал карьеру с «большой свободой», он добился успеха как драматург, и он меняет мир к лучшему.

    Дж. Дау

    Орц Карен Александрович, кандидат наук

    Вызов рекрутера ВВС — не очевидный первый шаг для студента-психолога в поисках стажировки. Но это именно то, что Карен А.Ортс, доктор философии, сделал.

    Ортс никогда не думала о карьере военного психолога до тех пор, пока летчик, продвигающий возможности в ВВС, не приземлился в ее почтовом ящике аспирантуры в Университете штата Огайо. Когда она прошла стажировку на базе ВВС Лэкленд в Сан-Антонио, штат Техас, она была почти так же удивлена, как и ее друзья и семья. К 1999 году она была начальником службы психического здоровья на базе ВВС Максвелл в Алабаме и капитаном ВВС США.

    «Военно-воздушные силы предлагают так много возможностей для психологов», — говорит Ортс.

    В качестве одного из двух психологов на базе Ортс тратит около половины своего рабочего времени на традиционную амбулаторную психотерапию. Хотя большинство клиентов приходят с теми же проблемами, что и гражданские, между военной и гражданской психологией есть ключевые различия. Во-первых, в подготовку гражданских психологов не входят палатки, вертолеты и имитация газовых атак. А гражданским психологам обычно не нужно учиться справляться со стрессом у своих клиентов.

    «То, что вы делаете для борьбы со стрессом, почти на 180 градусов отличается от того, что вы делали бы в традиционной психотерапии», — объясняет Ортс.«В традиционной психиатрической клинике трудности со сном или концентрацией внимания можно рассматривать как симптомы депрессии. В боевых ситуациях это совершенно нормальная реакция на ненормальную окружающую среду».

    Конфиденциальность — еще одна проблема. Поскольку Ортс может лечить людей с очень деликатной работой, она должна помогать им работать со своими командирами, чтобы они могли выполнять свою работу, не ставя под угрозу безопасность других.

    Поскольку Максвелл является домом для Воздушного университета, Ортс также имеет возможность обучать офицеров и рядовых членов.В качестве адъюнкта в университетской академии старших сержантов Ортс учит студентов, как предотвращать самоубийства, справляться с инцидентами, связанными с алкоголем, и выявлять другие потенциальные проблемы среди мужчин и женщин, которых они возглавляют. Ортс также преподает в академии университета для первых сержантов, которые несут ответственность за благополучие войск в своих частях. Ортс учит их, как распознавать, когда у членов отряда возникают проблемы, и как использовать ресурсы, доступные на базе.

    «В ВВС мы заботимся о своих людях», — объясняет она. «Предотвращение проблем с психическим здоровьем и злоупотреблением психоактивными веществами — это во многом совместная работа».

    Ортов тоже ждет катастрофа. Например, благодаря обучению, которое она получила в Федеральном бюро расследований, она готова служить в составе команды базы по переговорам с заложниками. Она является частью группы по анализу критических инцидентов. И ее можно было отправить вместе с войсками, если разразится война.

    «Когда вы встаете, чтобы дать присягу поддерживать и защищать нашу Конституцию, вы знаете, что это часть того, чего от вас можно ожидать», — говорит она. «Лично я хотел бы иметь такую ​​возможность».

    Р. Глина

    Дэвид Абуссафи, доктор философии

    Дэвид Абуссафи, доктор философии, признает, что выбор работы в начинающей технологической компании вместо преподавательских должностей и должностей медицинского персонала, возможно, был не самым финансово безопасным решением для нового психолога.Но это решение каждый день воспринимается не как риск и больше как интуитивная интуиция, — говорит он.

    Компания не только расширяется и зарабатывает деньги, но и осваивает новые территории — и любит их. «Новые технологии как эффективный инструмент санитарного просвещения меня действительно заинтриговали, — говорит Абуссафи, менеджер по разработке контента и исследованиям в Ucounsel Corp., канадской компании Ucounsel Corp., которая предлагает онлайн-курсы самопомощи по поведенческому здоровью в рамках пакетов льгот для предприятия. «Это направление, в котором развиваются руководства по самосовершенствованию.«

    В Ucounsel Aboussafy создает многосессионные интерактивные онлайн-курсы или «оживают руководства по самопомощи» по таким темам, как управление стрессом, отказ от курения, паника, бессонница и контроль астмы. Он наблюдает за каждым этапом разработки, включая написание и редактирование, тестирование и исследования, а также цифровое производство.

    «Мы берем письменный материал и раскадровываем его … глядя, куда мы хотим добавить видео и анимацию», — говорит Абуссафи. «Для меня это был невероятный опыт обучения, почти как создание миниатюрных фильмов.«

    Такие слова, как «потоковое видео» и «флэш-носитель», которые ничего не значили для Абуссафи полтора года назад, теперь являются частью его повседневного жаргона. А навыки веб-дизайна он приобрел благодаря ежедневному сотрудничеству с аниматорами, графическими дизайнерами и экспертами в области технологий. Фактически, его карьера на 180 градусов отличается от того, что он ожидал сделать, имея докторскую степень по клинической психологии в Университете Макгилла в Монреале и интерес к поведенческой медицине и психологии здоровья. Но именно его знания в области здравоохранения привели его на цифровой путь.

    Разрабатывая материалы по санитарному просвещению по курению и управлению стрессом во время своего постдока в Ванкуверской больнице общего профиля, он произвел впечатление на психолога Роберта Уилсона, доктора философии, президента и главного исполнительного директора Wilson Banwell, находящейся в Ванкувере психологической службы и поставщика программ помощи сотрудникам. и основатель Ucounsel. Уилсон попросил Абуссафи составить онлайн-курс для молодой на тот момент компании. Шесть месяцев спустя он предложил Абуссафи работу на полную ставку, оплачиваемую больше, чем академические должности и должности медицинского персонала, на которые он проходил собеседование.

    Нельзя сказать, что он подписался на деньги. Вместо этого Абуссафи видел в этом отличный способ объединить свои психологические тренинги с волнением технологического бума.

    И хотя он предвидит, что его будущее будет связано с технологиями, он не разорвал связи с исследованиями или практикой. Он руководит программой отказа от курения для Министерства здравоохранения Британской Колумбии и проводит исследования по самоконтролю при астме в больнице общего профиля Ванкувера.

    «Люди все время говорят мне, чтобы мои возможности были широко открыты», — говорит он.«Я следую всем советам».

    Дж. Чемберлин

    Шэрон Бобер, PhD

    В чем смысл жизни? Это не совсем тот вопрос, над которым Шэрон Бобер, доктор философии, размышляла на старшем курсе философии. Но близко.

    «Меня всегда интересовало, как создается смысл в неоднозначных жизненных ситуациях», — говорит она. Она перевела свой философский интерес на «нечто более основанное на человеческом опыте», когда решила изучать психологию в аспирантуре Университета Кларка.

    Ее диссертация исследовала автономию и расширение прав и возможностей в контексте отношений. «Я действительно хотела изучить эти концепции в контексте болезни», — говорит она. Опыт рака в ее собственной семье заставил ее понять, что рак вызывает страх, панику и беспокойство, которые «затрагивают всю семью».

    «Как люди принимают важные и приносящие удовлетворение решения, когда они напуганы или сбиты с толку?» она хотела знать.

    В своей роли психолога-консультанта программы по предотвращению и предотвращению рака в Бет Исраэль Дьяконесса в Бостоне, Бобер помогает найти ответы на эти важные вопросы, связанные с болезнями.В ее обязанности входит изучение предварительных оценок депрессии и тревожности при первом обращении пациента, работа консультантом по психологии для многопрофильной команды — онколога, хирургического онколога и консультанта по генетике — и обеспечение психотерапии и консультации для женщин, которые могут быть борьба с раком или риск рака.

    В Программе риска и профилактики рака женщины проходят оценку риска и получают советы и отзывы об оценке.Некоторые женщины могут пройти генетическое тестирование на рак, что позволит им заранее определить, насколько велика вероятность того, что они заболеют этим заболеванием. Она помогает справляться с результатами генетического тестирования и, в некоторых случаях, консультирует по поводу того, стоит ли вообще проходить тестирование.

    «У каждого свой собственный стиль принятия решений и совладания с ситуацией. Каждый человек может понимать одну и ту же информацию по-разному», — говорит она.

    Ее работа пробудила в ней интерес к тому, как женщины с повышенным риском принимают сложные решения, связанные с профилактикой рака.Сейчас она изучает, как женщины принимают решение о приеме препарата тамоксифен, который в настоящее время используется женщинами в клинических испытаниях для предотвращения рака груди.

    «Это действительно первый шаг к изучению проблем, с которыми сталкиваются женщины. Следующим шагом является разработка мероприятий, которые помогут людям», — отмечает она.

    Бобер — один из постоянно растущего числа психологов и бихевиористов, работающих в онкологии. «Иногда врачи не уверены в том, что я делаю», — говорит она.«В целом, они все еще учатся включать поведенческую науку в свою практику. Но те, с кем я работаю, видят большую ценность в том, что я могу предложить».

    Бобер все еще борется с философскими проблемами. Благодаря своей клинической работе и исследованиям она надеется связать теоретические проблемы с реальными ситуациями.

    Дж. Дау

    Шэрон Лундгрен, доктор философии

    Шэрон Лундгрен, доктор философии, — большая редкость.Она одна из примерно 400 профессионалов — около трети из них психологи — которые консультируют по судебным процессам, включая подготовку свидетелей к суду, проведение инсценировок судебных процессов, чтобы помочь адвокатам подготовиться к суду, и обучение адвокатов тому, как предстать перед присяжными.

    Освоение канатов этой профессии — это «глубокое погружение в огонь», — говорит независимый консультант по испытаниям. Ее первый работодатель немедленно бросил ее на пробную работу под руководством старшего консультанта, который знал тонкости своего дела.

    Она использует все аспекты своего обучения — социальную психологию, экспериментальную психологию, статистику и навыки слушания при консультировании — чтобы помочь юристам выиграть дела или отказаться от проигрышных дел, — говорит Лундгрен, проживающий в Хьюстоне. Например, она использует методы оценки на бумаге и карандаше, чтобы выяснить мнения имитирующих присяжных в имитационных презентациях дела, а затем сообщает эту информацию адвокатам.

    Маркетинговая смекалка также является обязательным условием для работы в этой области, — говорит она. «Дело юриста похоже на товар», — говорит она.«Вы не можете изменить факты дела, но вы можете научиться их раскручивать».

    Самостоятельное отношение Лундгрен, вероятно, сыграло роль в ее конечном выборе профессии, полагает она. Когда она закончила бакалавриат Юго-Западного университета в 1989 году, она понятия не имела, какую психологическую специальность ей выбрать. К ее удивлению, летняя работа продавца пылесосов пробудила в ней интерес к маркетингу.

    «Я заметила, что в убеждении есть что-то очень тонкое», — говорит она. «Люди знают, когда вы в отчаянии — они видят приближение продаж.Когда вы расслабляетесь, вы можете продавать лучше ».

    Эти наблюдения привели ее к тому, что она стала вторым специалистом по маркетингу в Техасском университете A&M, когда работала над докторской степенью по социальной психологии, которую она получила в 1995 году. Она прошла курсы по убеждению потребителей и стажировалась в рекламном агентстве. Когда коллега из аспирантуры рассказала ей о пробной консультации, карьера показалась ей идеальной.

    Первая работа Лундгрена была в хьюстонском офисе Litigation Sciences International Inc., фирма из Лос-Анджелеса, которая стала пионером в области судебных консультаций. Когда компания закрылась в 1996 году, она перешла в конкурирующую фирму Forensic Technologies Inc. Там она приобрела богатый опыт, включая рассмотрение антимонопольного иска на 600 миллионов долларов.

    Находясь в отпуске по беременности и родам для своего первого ребенка в 1998 году, Лундгрен решила открыть собственный бизнес, чтобы у нее было больше времени для семьи.

    Так вот, кажется, у нее есть лучшее из обоих миров. В первый год она зарабатывала в два-три раза больше, чем в Forensic Technologies.Объем ее дел варьируется: в прошлом году у нее было около 20 случаев; в 1999 году она вела около восьми, включая судебный процесс на 1 миллиард долларов, который отнял у нее большую часть времени.

    Однако самая большая проблема для нее — совмещение профессии и семьи, — говорит Лундгрен, мать 2-летнего Натана и 2-месячного Ноя.

    «Иногда я чувствую себя виноватой, как будто я должна быть просто домохозяйкой», — говорит она. «На следующий день я получу самое большое дело в истории и я на вершине мира».

    т.ДеАнгелис

    Майкл Мун, доктор философии

    Первые впечатления часто оказывают самое сильное влияние — урок, который Майкл Мун, доктор философии, применяет в своей работе — создании веб-сайтов, которые визуально привлекательны и удобны для пользователей.

    Да, у вашего любимого киберпортала есть «лицо», — утверждает Мун, аналитик по интернет-маркетингу, который говорит, что зайти на сайт — это «как впервые увидеть чье-то лицо».

    На работе в компаниях-разработчиках программного обеспечения Quaartz.com и Egghead.com, компания, занимающаяся интернет-торговлей, Moon разработала веб-сайт «личностей», используя как слова, так и изображения. Чтобы ориентироваться на потребительский вкус, он довел бизнес-порталы до «хорошо продуманного, информативного и полезного» совершенства.

    Возможно, Мун так легко предвидит выигрышные веб-сайты, потому что он родился страстным наблюдателем. «Когда я был маленьким, и моя семья ходила поесть в рестораны, — говорит он, — я просто сидел с набитым ртом, щеки надувались, как у Диззи Гиллеспи … наблюдая, наблюдая и пристально изучая всех.«

    Верный своим безмолвным трубам детства, Мун стал скрипачом. Но главным его призванием была психология.

    Такой опыт, как наставничество молодых музыкантов, подпитывал увлечение Муна «вопросами эмоционального, когнитивного и социального развития». Получив степень бакалавра психологии в Калифорнийском университете в Санта-Крус, Мун обменял побережье на докторскую степень по психологии Колумбийского университета. Он также получил сертификат по организационному развитию и консультированию Института психиатрии, психоанализа и психологии Уильяма Алансона Уайта.

    На полпути к получению докторской степени Мун «разочаровался в концепции академической свободы», которая изначально подтолкнула его к академическим исследованиям.

    «Недостатки стали очевидны», — говорит он, ссылаясь на «источники финансирования, исследовательские сообщества и давление со стороны ведомств» как на политику, «в которой я больше не хотел участвовать».

    Интернет открывал для Луны новые территории; Веб-сайты давали возможность «построить что-то» для других. Получив в 1998 году докторскую степень, Мун вошел в кибер-мир в качестве представителя службы поддержки начального уровня в Onsale.com. Когда в следующем году эта компания была приобретена Egghead.com, Мун получил должность аналитика. В конце 1999 года Мун перешел на Quaartz.com в качестве менеджера по маркетингу.

    «В обоих случаях роли были созданы для меня и моих исследовательских способностей», — говорит он. Его маркетинговые позиции «стали результатом мозгового штурма с моими потенциальными боссами», — говорит Мун. «Они даже не осознавали, что им нужно заполнить!»

    Хотя он наслаждается своей маркетинговой карьерой, зная, что «я не смог бы сделать это по-другому», бывают моменты, когда Мун чувствует себя островом в море магистров делового администрирования.

    «Я чувствовал себя скваттером с психологическим образованием на территории маркетинга», — признает Мун, предполагая, что он может «перевернуть столы и использовать мой маркетинговый опыт для роли, связанной с психологией».

    Э. О’Коннор

    Энн Мари Апанович, доктор философии

    Несмотря на то, что она имеет докторскую степень по экспериментальной психологии в Кентском государственном университете, Энн Мари Апанович, доктор философии, сама по себе не считает себя психологом.

    «Я думаю о себе с точки зрения навыков, которые я приобрел, а не своей степени», — говорит старший аналитик по маркетингу в Bayer Corp.«Я менеджер, критически мыслящий, коммуникатор и статистик».

    Апанович говорит, что ее карьера «всегда была стремлением к созданию команды, применяя мои навыки». Сейчас в Bayer «я работаю над различными проектами в разных группах», — говорит она, отмечая, что больше всего ей нравится «прикладной аспект» маркетинга.

    Она является частью специальной количественной группы, выполняющей стратегический анализ для клиентов в компании Bayer. «Мы стараемся провести объективный и экономичный анализ различных маркетинговых программ», — объясняет Апанович.«Я анализирую различные маркетинговые программы, используемые для продвижения лекарств, выбираю, какие из них наиболее эффективны, а затем даю рекомендации внутренним клиентам».

    Переходя из класса в зал заседаний, Апанович не промахнулся; навыки выдающегося научного руководителя с самого начала отвечали требованиям маркетинговой команды Bayer. «Мой опыт и навыки имели решающее значение для того, чтобы я стала тем, кем я являюсь сегодня», — говорит она.

    Коллеги Апанович, большинство из которых имеют степень магистра делового администрирования, ценят навыки, которые она приобрела в академических кругах.«Быть ​​успешным членом команды означает использовать навыки каждого за столом. Каждый из нас предлагает дополнительные навыки», — говорит она.

    Апанович училась в колледже Святого Олафа в своем родном штате Миннесота, где получила совместную степень по испанскому языку и психологии. Вдохновленная незабываемым профессором Чаком Хаффом, доктором философии, под руководством которого она провела свое первое исследование по вопросу о смертной казни, Апанович направила свои желания в аспирантуру. После окончания штата Кент в 1996 году она четыре года работала директором проекта исследований по профилактике ВИЧ / СПИДа в Йельском университете, а затем перешла в Bayer.

    Апанович называет приход в фармацевтическую промышленность «естественным продолжением того, чем я занимался в Йельском университете».

    Интеграция себя в «очень ориентированную на команду среду» была «не поводом для восстания против академической традиции», — утверждает она. «Я продолжаю расти, как в учебе. Оба варианта — жизнеспособные; вместо этого я просто выбрал этот путь».

    Анализ рынка был заманчивым, потому что «очень ценится быть хорошим менеджером, коммуникатором и хорошо работать с людьми», — говорит она.«Я также сейчас за пределами лаборатории и в очень прикладной обстановке, что меня волнует».

    Подготовка и небольшая удача, по ее мнению, открывают бесчисленные варианты карьеры. «Подумайте о своих долгосрочных вариантах и ​​навыках, которые вам понадобятся для успешного выполнения этой работы. Затем работайте над развитием этих навыков каждый день. Возможности открываются для всех, и те, кто готовы их принять, будут успешно », — призывает она. «В этом смысле мне очень повезло.«

    Э. О’Коннор

    Маргарет Ферик, доктор философии

    Когда Маргарет Ферик, доктор философии, окончила Корнельский университет со степенью доктора психологии развития, она хотела получить работу, на которой она могла бы применить свои научные знания и навыки письма и связи с общественностью, которые она приобрела во время бакалавриата и в качестве сборщика средств.

    Звучит сложно, но она нашла идеальное сочетание своих интересов в качестве директора программы Отделения детского развития и поведения в Национальном институте детского здоровья и человеческого развития (NICHD).

    «Моя психологическая подготовка очень важна для того, что я делаю», — говорит Ферик. Но она также полагается на писательские навыки и навыки общения с людьми, которые она выработала в начале своей карьеры.

    Ферик, который закончил университет в 1998 году, управляет одним из крупнейших портфелей грантов в NICHD — «Когнитивное, социальное и эмоциональное развитие» и «Жестокое обращение с детьми и насилие». Она курирует около 155 активных грантов и еще 100 на различных этапах подачи и пересмотра, которые охватывают ряд областей, таких как культурные изменения в убеждениях и практиках воспитания детей или влияние улучшения психического здоровья детей и результатов развития.

    Ферик рассматривает научный прогресс получателей грантов и работает с соискателями грантов, чтобы помочь им разработать свои предложения. «Я провожу много времени, рассказывая им о процессе и помогая им решить, насколько их исследования актуальны для института», — говорит она.

    Затем она рассматривает все заявки для своей программной области и дает рекомендации по финансированию национальному консультативному совету NICHD. Ферик также следит за пробелами в исследованиях в своей программной области. Как только выявляется пробел, она сотрудничает с экспертами в этой области, чтобы разработать специфику инициативы по финансированию, а затем рекомендует, сколько денег следует выделить NICHD.

    В ее должностные обязанности также входит написание объявлений о программах и организация конференций и семинаров для информирования главных исследователей и других психологов о процессе предоставления грантов NICHD. «Часто люди не понимают, что они могут подавать заявки в любое время в рамках наших грантовых циклов», — объясняет Ферик. «Им не нужно отвечать на конкретный призыв к заявкам».

    Ее тренинг по связям с общественностью пригодится для ответа на запросы Конгресса и общественности о предоставлении информации о ее программе, требующих от нее перевода науки на непрофессиональные термины.Ферик развил эти коммуникативные навыки на своей первой работе после колледжа в качестве директора по развитию и вкладу в частную среднюю школу в Нью-Йорке.

    К тому времени, когда Фирик получила докторскую степень в Корнелле, она работала над несколькими исследовательскими работами, финансируемыми из федерального бюджета, и разработала и написала множество грантов.

    «Я действительно подумала, что было бы интересно взять свое научное обоснование и применить его как-нибудь», — вспоминает она.

    Она руководит программой вот уже два с половиной года, и количество ее заявок и финансирование продолжают расти не по дням, а по часам.Только в прошлом году ее активный портфель грантов увеличился примерно на 50 процентов.

    Д. Смит

    Дуг Кауфман, доктор философии

    Дуг Кауфман, доктор философии, увлеченный психолог со склонностью к преподаванию и образованию, кажется, идеально подходит для должности преподавателя в крупном университете. Не так. Кауфман обнаружил во время аспирантуры, что классы из 20, 50 или даже 100 студентов просто не будут достаточно большими для него.

    «Мой голос не доходил так далеко, как я хотел», — говорит Кауфман.«Я подумал, что есть способ выйти за рамки классной комнаты и оказать большее влияние на учащихся и образование в целом».

    В компании Blackboard Inc., занимающейся образовательными технологиями, Кауфман обнаружил глобальную классную комнату, о которой он мечтал — с миллионами студентов, десятками предметов и безграничными возможностями. Кауфман — директор по разработке интернет-продуктов в Blackboard из Вашингтона, округ Колумбия, компании, которая создает программное обеспечение, которое позволяет школам — в том числе всем университетам Лиги плюща, кроме одного — предлагать онлайн-курсы и управлять школьными услугами.

    «Мы разработали решения, которые предоставляют учреждениям все функции, необходимые для создания онлайн-кампуса», — говорит Кауфман. «Студенты могут зарегистрироваться на курсы онлайн, загрузить свои домашние задания и оплатить парковочные талоны через нас».

    Кауфман, единственный психолог среди 450 сотрудников Blackboard, отвечает за последний проект Blackboard — исследование, разработку и расширение центров сетевых ресурсов, ориентированных на преподавателей, которые преподают курсы в Интернете, и студентов, которые их посещают.Он и его сотрудники создали 253 онлайн-центра по различным темам, от психологии до финансов, каждый из которых предлагает полнотекстовые журнальные статьи, онлайн-сообщества, новости и веб-ссылки.

    Кауфман не был новичком в сетевых ресурсных центрах до того, как начал работать в Blackboard. Получив докторскую степень по социальной психологии в Университете Содружества Вирджинии, он разработал веб-сайты для курсов, которые он преподавал, и создал сайт www.alleydog.com, онлайн-ресурсный центр для студентов-психологов по всей стране.Как раз тогда, когда Кауфман подумал, что веб-сайт может служить основой для его собственной компании, он привлек внимание основателей Blackboard, которые убедили Кауфмана присоединиться к их компании и создать аналогичные ресурсные сайты для более широкой аудитории Blackboard.

    В настоящее время Кауфман не может представить себе более увлекательной работы или лучшего места, где можно было бы применить свои навыки социальной психологии. Его обучение помогло ему управлять своим персоналом в Blackboard, исследовать контент для ресурсных центров и разрабатывать способы продвижения центров на рынок.

    Ему нравится быть руководителем класса в индустрии онлайн-обучения, время от времени играть в настольный футбол, чтобы пробудить свои творческие силы, и разрабатывать новые услуги через партнерские отношения с такими компаниями, как America Online и гигант Pearson Publishing.

    «Буквально на днях я подумал:« Вот я встречаюсь с одним из крупнейших в мире издателей учебников, и всего несколько месяцев назад я был в классе и читал книги, о которых мы говорим! »», — удивляется он. .«Мне повезло, что я работаю в компании, которая оказывает реальное влияние на образование и открывает мне двери».

    Дж. Чемберлин

    Алетт Кобл, PsyD

    Алетт Кобл, психолог, работает на четырех работах — не потому, что ей нужны деньги, а потому, что ей нравится разнообразие и она считает, что «практический опыт действительно важен».

    Она имеет частную практику спортивной психологии, Консультации по повышению спортивной результативности. Она ведет занятия для лиц, ухаживающих за людьми с ограниченными возможностями.Она консультант агентства «Полный круг выбора», которое обслуживает взрослых с нарушениями развития или эмоциональными расстройствами. И она является клиническим координатором Circle of CareSTRIVE, дневной программы лечения девочек-подростков, находящихся на испытательном сроке или испытывающих трудности в школе.

    Кобл проводит значительную часть своей 60-часовой рабочей недели, консультируясь с Full Circle of Choices и проводя «тренинг по уходу за больными» — обучая лиц, осуществляющих уход, эффективному общению с людьми с ограниченными возможностями.

    «Часто инвалиды не могут легко общаться, — говорит Кобл. «Так что обслуживающий персонал будет предполагать, чего хочет инвалид, а не выяснять это на самом деле».

    «Не многие психологи занимаются таким типом работы по общению между сопровождающим и клиентом в сообществе людей с ограниченными возможностями», — добавляет она. «Это действительно малообеспеченное население».

    В качестве консультанта организации «Полный круг выбора» она также работает с помощниками по уходу и фасилитаторами, занимаясь разрешением конфликтов.«В течение недели человеку с ограниченными возможностями могут помогать от восьми до десяти разных людей. Это может привести к большому разочарованию у инвалидов и даже у медперсонала».

    Она сравнивает обучение обслуживающего персонала / клиента с терапией для пар. «Я сосредотачиваюсь на коммуникативных навыках и динамике отношений. Мы занимаемся очень личными делами. Между сопровождающим и человеком с ограниченными возможностями должен развиваться высокий уровень доверия и близости».

    Кобл очень сильно заинтересована в помощи людям с ограниченными возможностями из-за ее личного опыта: она навсегда инвалид, страдающая церебральным параличом.Ее психологическое образование укрепляет ее опыт жизни с этим заболеванием.

    Во время учебы в аспирантуре Университета Джона Ф. Кеннеди она прошла стажировку в отделении неотложной психиатрической помощи в окружной больнице. «Из-за моей инвалидности я взяла на себя многие дела, связанные с клиентами-инвалидами, которые приходили в отделение», — говорит она.

    Ее работа не осталась незамеченной. Примерно через три месяца после того, как она закончила учебу, кураторы из ее стажировки позвонили и сказали, что ее разыскивает директор Full Circle of Choices.«Она выследила меня, потому что ей нравилась моя работа с некоторыми из их клиентов», — говорит она.

    Кобл завершает свою неделю, проводя по субботам в своей частной практике спортивной психологии в Уолнат-Крик, штат Калифорния, и работая в течение недели в дневном лечебном центре для девочек-подростков.

    «В одну минуту я работаю с девушкой-подростком, попавшей в беду, а в следующую — со спортсменом, который хочет улучшить свои результаты. Подход совершенно другой», — говорит она.«Иногда я чувствую себя Джекилом и Хайдом».

    Дж. Дау

    Эван Бирн, доктор философии

    Эван Бирн, доктор философии, — это тот парень, который смотрит вверх всякий раз, когда над головой пролетает самолет — даже если это означает, что он постоянно спотыкается о собственные ноги.

    Теперь он направляет свой интерес на работу в Управлении авиационной безопасности при Национальном совете по безопасности на транспорте (NTSB) в Вашингтоне, округ Колумбия. Там он и его коллега Барт Элиас, доктор философии, исследуют человеческий фактор, связанный с авиационными происшествиями.Бирн получил докторскую степень в Университете Мэриленда в 1993 году; В следующем году Элиас получил его в Технологическом институте Джорджии.

    Когда происходят несчастные случаи с участием пилотов, авиадиспетчеров, авиамехаников или погрузчиков, Бирна и Элиаса «отправляют» на место происшествия, в ремонтную мастерскую или в аэропорт.

    Как психологи по человеческому фактору, они исследуют людей, попавших в аварию, задачи, которые они выполняли, оборудование, которое они использовали, и среду, в которой они работали.Их усилия по сбору данных могут включать в себя сбор записей, консультации с экспертами или интервьюирование выживших, руководителей, механиков, ближайших родственников или кого-либо еще с потенциальными знаниями.

    Вернувшись в офис, начинается этап анализа данных. «Если у вас есть диктофон в кабине, вы знаете, какие действия произошли», — говорит Бирн, старший следователь по человеческим возможностям, проработавший в совете директоров почти пять лет. «В других случаях вам нужно разработать несколько возможных сценариев».

    Возьмите Джона Ф.Крушение Кеннеди-младшего, одно из первых случаев происшествия с Элиасом. Поскольку авария произошла до того, как он присоединился к совету директоров в 1999 году, Элиас проанализировал данные, собранные полевыми следователями. Он изучил сводки погоды и стенограммы интервью с летными инструкторами Кеннеди, а затем просмотрел психологическую литературу по пространственной дезориентации. Правление пришло к выводу, что вероятной причиной аварии была дезориентация, вызванная дымкой и темной ночью.

    «Любой, кто летал достаточно долго, испытал дезориентацию», — говорит Элиас, следователь по работе с людьми, имеющий лицензию частного пилота.«Важно использовать свой личный опыт».

    По мере роста количества пассажиров авиационной отрасли потребуется больше психологов, занимающихся человеческим фактором, чтобы обеспечить безопасность в условиях переполненного неба. Возможности для расследователей авиационных происшествий включают работу в офисах безопасности авиакомпаний или руководящие должности в NTSB или Федеральном авиационном управлении (FAA).

    Опыт работы в авиации помогает. Бирн провел три года в исследовательской лаборатории, проводя исследования человеко-машинных интерфейсов для FAA и других федеральных агентств.Элиас провел шесть лет, проводя исследования дисплеев в кабине и связанных с ними проблем в лаборатории ВВС. Оказавшись в NTSB, они прошли специальную внутреннюю подготовку для следователей.

    «Полет не всегда означает несчастный случай», — говорит Бирн, член аэроклуба, который часто совершает экскурсионные полеты над Мэрилендом. «Это тоже может быть весело».

    Р. Глина

    Элизабет Т. Миллер, доктор философии

    Однажды за кофе в 1996 году Элизабет Т.Миллер, доктор философии, и подруга обсуждали последнее исследование, которое Миллер проводила в своей докторской программе по клинической психологии в Вашингтонском университете.

    «У меня было минимум времени и ресурсов», — вспоминает Миллер.

    Ее друг посоветовал воспользоваться Интернетом. Так началась цепочка событий, которые повлияли на будущее Миллера. Ее партнер Джордж Диттмайер — архитектор и инженер программного обеспечения — «был готов разработать эту технологию», — говорит она. Этот исследовательский проект был первым в области социальных наук, в котором использовался веб-опрос.

    Интернет-опрос

    Миллера вызвал интерес в исследовательском сообществе, и они с Диттмайером начали консультироваться. Вскоре после этого родился DatStat.com. «Мы решили основать компанию, когда поняли, что существует такой интерес к использованию Интернета для проведения исследований», — говорит Миллер.

    DatStat.com предоставляет интегрированные услуги сбора и управления данными через Интернет. «В общем, исследователи высокого уровня — это исследователи-эксперты, а не опытные технологи. Они уклоняются от технологических решений, которые нелегко интегрировать в их работу», — отмечает она.

    Услуги

    DatStat.com включают запуск и администрирование защищенных веб-серверов; разработка веб-форм для сбора данных; обеспечение безопасной, настраиваемой среды управления данными в режиме онлайн; устранение неисправностей программных и аппаратных препятствий; взаимодействуя с институциональными наблюдательными советами и предлагая поддержку персонала и пользователей, все для того, чтобы исследователи могли сэкономить время и деньги, одновременно повышая точность и доступность данных.

    «Интернет подходит не для всех исследований, — признает Миллер, — но для исследований на нескольких сайтах или исследований с определенными группами населения есть множество преимуществ в наличии легко доступных и централизованных форм и данных опросов.«

    Миллер, как основатель и директор по исследованиям DatStat.com, живет разнообразно и всегда напряженно. «Иногда я сижу перед компьютером, работая над контрактами, веб-сайтом или маркетинговыми материалами. Иногда я разговариваю с клиентами и потенциальными клиентами». Она также занимается бизнес-классами и принимает активное участие в Форуме женщин-предпринимателей в Сиэтле.

    Ее психологический опыт помог ей начать и вести свой бизнес, вооружив ее навыками критического мышления.«Как психологи, мы учимся мыслить нестандартно, — говорит она. — Многие клиенты говорили:« Вы помогли нам провести исследование лучше, чем мы когда-либо делали, потому что вы заранее задаете правильные вопросы »».

    В настоящее время на DatStat.com работают три штатных сотрудника, 12 консультантов и четыре советника, работающих по 12 контрактам.

    «Мы действительно постоянно растем и меняемся», — говорит она.

    Что касается ее собственного профессионального роста, Миллер говорит, что продолжит развивать свой предпринимательский дух.«Я надеюсь, что продолжу объединять психологию и промышленность в других формах». По ее словам, она гибкая и изобретательная, и, вероятно, именно поэтому она начала свой бизнес, а не выбрала более традиционный психологический путь. DatStat.com «использует мои сильные стороны и бросает мне вызов», — говорит она.

    Дж. Дау

    Преподобный Брюс Йодер, доктор философии

    На самом высоком холме в Ричмонде, штат Вирджиния, с видом настолько романтичным, что молодые люди приводят туда своих подруг, чтобы сделать предложение, находится исторический монастырь, в котором когда-то жили монахини.И столь же увлекательным, как и территория, является уникальное учреждение, которое сейчас населяет их, учреждение, известное как Ричмонд-Хилл.

    Это началось 13 лет назад как экуменическое сообщество, которое обеспечивает гостеприимство, исцеление и расовое примирение посредством молитв и богослужений, индивидуальных и групповых ретритов, консультаций, дискуссий и исследований городской духовности. Преподобный Брюс Йодер, доктор философии, руководитель отдела развития Ричмонд Хилла, называет это тихим местом, которое «побуждает людей работать на более глубоких уровнях, чтобы изменить свою жизнь, свои отношения и город.«

    Одна часть сообщества — это группа жителей, живущих по измененному бенедиктинскому правилу, собирающихся для молитвы три раза в день и ежегодно оказывающих гостеприимство тысячам гостей.

    Йодер, много лет служивший меннонитским священником, получил степень доктора медицины в Йельском университете в 1975 году и докторскую степень по психологии в 1997 году в Университете Содружества Вирджинии. Девять лет назад он открыл для себя Ричмонд-Хилл и начал посещать его вечернюю службу по понедельникам, потому что «это было лучшее межрасовое собрание, которое я знал», — говорит он.

    Он стал более активно участвовать в волонтерской работе и богослужении, работая над психологией. Он намеревался преподавать в семинарии после получения докторской степени. Но примерно в то время, когда он получил докторскую степень, Ричмонд Хилл создал должность для кого-то, кто будет координировать его усилия по развитию, включая капитальную кампанию стоимостью 7 миллионов долларов для ремонта древних сооружений. Йодер увидел возможность совместить религию и психологию, и в 1999 году подал заявление о приеме на работу и получил эту работу.

    Йодер — штатный сотрудник-иногородний и один из немногих наемных сотрудников.Он открыто признает, что зарплата профессионала низкая. Но он находит большую компенсацию в том, что является частью группы, приверженной «быть катализатором того, что, по нашему мнению, Бог хочет, чтобы произошло» в изменении людей и социальных институтов.

    Нет типичного дня. Он может:

    • Начните с встречи в YMCA, посвященной программе диалогов, которые Ричмонд-Хилл проведет в столичном Ричмонде, а также о расе, юрисдикции и экономике.

    • Встреча с бухгалтером по капитальной кампании.Напишите письмо-приглашение жертвователям.

    • Возьмите лестницу и замените люминесцентную лампу на копировальный аппарат (строгое разделение труда не является одной из ценностей общества).

    • Посетите обед Торговой палаты, чтобы познакомить с корпоративными контактами.

    Йодер отмечает, что для психологов, ищущих новаторскую карьеру, не так много мест, как Ричмонд-Хилл.В этом отношении, возможно, не так много психологов, ищущих жертвенно низкие доходы. Но он действительно верит, что между психологией и развивающей работой в целом существует «прекрасное совпадение».

    По его словам, хорошие специалисты по развитию знают, что дело не только в сборе средств. Речь идет о налаживании отношений.

    К. Фоксхолл

    Тери Л. Эллиотт, доктор философии

    Хотя стычки еще предстояло застать, боснийская война технически закончилась, когда Тери Л.Эллиотт, доктор философии, приехал туда в 1996 году, чтобы наблюдать, слушать и пытаться понять влияние беспорядков на людей.

    Однажды в Мостаре она наблюдала за игрой группы детей. Подойдя ближе, она узнала игру, в которую они так увлеклись: кладбище. Делали могилы, ставили на них маленькие отметки. Как и многие травмированные дети, они разыгрывали это снова и снова, объясняет Эллиотт, до тех пор, пока не смогли увидеть это так, чтобы это имело смысл.

    Именно для такого понимания Эллиотт хотела бы привлечь больше психологов в свою область психического здоровья, связанного с бедствиями — карьерный путь, который, по ее мнению, будет расширяться в следующие 10 лет, поскольку все больше агентств по оказанию гуманитарной помощи признают, что психосоциальные вмешательства столь же важны, как и другие виды помощи, позволяющие людям функционировать после трагедии, будь то антропогенный конфликт или стихийное бедствие.

    Ее собственная работа свидетельствует о растущей известности этой области. Почти три года назад, когда она заканчивала учебу в университете Лонг-Айленда в Бруклине, Институт психического здоровья при стихийных бедствиях Университета Южной Дакоты нанял ее в качестве первого штатного преподавателя. Эта должность с требованиями как к обучению, так и к постоянной работе по лечению травм была тем, для чего она обучалась, несмотря на постоянное отсутствие доказательств существования такой работы.

    Теперь она, вместе с директором института и тремя другими преподавателями, ведет жизнь Кларка Кента: в течение многих дней, как говорит Эллиотт, «мы действуем в значительной степени как обычные профессора.Мы приходим, проводим занятия, проводим супервизию, проводим исследования ».

    Но с помощью телефонного звонка они могут путешествовать по стране или по всему миру. Эллиотт проверил и предоставил психиатрические услуги жертвам наводнения в Северной Каролине в 1999 году. А в 2000 году по запросу Красного Креста Гамбии она прилетела в эту страну с уведомлением за два часа, чтобы вмешаться в кризисную ситуацию, когда доброволец Красного Креста и несколько учеников старших классов были застрелены во время гражданского восстания.

    Другие части ее работы более плановые.В соответствии с соглашением института с Международной федерацией обществ Красного Креста и Красного Полумесяца, она помогает Гамбийскому Красному Кресту разрабатывать программы по обучению национальных целителей и других людей психологической поддержке. В других случаях она ходила в школьную систему, чтобы обучать предотвращению самоубийств или готовности к стихийным бедствиям или инструктировать школьных консультантов по психологической поддержке после травм.

    Она также проводит исследование процесса установления истины и примирения в Южной Африке; конфликт в Северной Ирландии; издевательства и сильные стороны детей, которые не запугивают; и почему помощники попадают в поле травмы.

    Это работа не для всех, — говорит Эллиотт. По ее словам, для профессионалов это очень сложно, потому что, работая с различными культурами, «нужно отпустить то, что вы знаете, а затем вернуть это обратно».

    Но для Эллиотта, который отказался от более прибыльной карьеры в области компьютеров, «это отличная, стоящая работа».

    К. Фоксхолл

    Наташа Блейн , JD, PhD

    Каждое утро Блейн, советник сенатора США.Ричард Дурбин (доктор медицины) просматривает новости в поисках подсказок о том, что принесет ее день. Получив всего лишь мгновенное уведомление, она могла проявить внимание к проблемам избирателей Дурбина, поговорить с лоббистами и изучить законопроекты, находящиеся на рассмотрении. В следующую минуту она могла бы готовить сенатора к слушаниям по утверждению кандидатов в кабинет президента Буша. Или же в тот день она может оказаться в напряженной работе над законопроектом, что позволит ей применить свои психологические тренинги на практике.

    «Сенатор проявляет активный интерес к вопросам психического здоровья, — говорит она, — и я рада помочь привлечь его внимание к некоторым из этих вопросов.«

    Недавно Блейн разработал закон, предоставляющий предполагаемые льготы психически больным преступникам. В настоящее время она изучает способы снижения уровня самоубийств в полиции с помощью законодательства.

    Путь Блейна к Конгрессу был беспрерывным. Она поймала ошибку государственной политики в аспирантуре, когда работала стажером в Управлении государственной политики АПА. Вскоре после окончания юридической и психологической программы юридической школы Вилланова и Университета Аллегейни, ныне известного как MCP-Hahnemann University, в 2000 году Блейн начал работать на Дурбина в качестве члена Конгресса APA.

    Волнение от работы в Конгрессе почти сразу зацепило Блейна, и она приняла предложение сенатора постоянно работать в его аппарате до того, как ее стипендия закончится в августе.

    «Я провел собеседование со многими офисами и комитетами Конгресса и решил присоединиться к персоналу Дурбина, потому что они были очень приветливы и действительно нашли время, чтобы посмотреть на мое прошлое и определить, как лучше всего использовать мои юридические и психологические степени».

    И первоначальный блеск не исчез, — говорит Блейн.Во всяком случае, волнение, которое сначала захватило ее, только набрало силу.

    Например, однажды ближе к концу 106-го Конгресса она отменила все свои встречи, пропустила обед и проигнорировала звонок телефона, чтобы собрать воедино тезисы Дурбина о Республиканском законе о равноправии семей легальной иммиграции. Законопроект должен был поступить в сенат той же ночью и не включал в себя изменения в иммиграционных законах, которые поддержали сенатские демократы.

    «Мы собрали для него исчерпывающие 15 минут разговоров, что довольно хорошо, но потом вопрос не обсуждался», — говорит она.«Мы понятия не имели, что должно было случиться. Нам просто нужно было быть очень подготовленными».

    Действительно, время — это все на Капитолийском холме, — говорит Блейн.

    «Когда наступает подходящий момент для удара, вы должны воспользоваться этим моментом», — говорит она. «Если вы будете ждать слишком долго, чтобы получить дополнительную информацию, закон внесет кто-то другой».

    Дж. Чемберлин

    Больше не всегда лучше

    Перепечатка: F0606C

    Предложение покупателям слишком большого количества продуктов может ухудшить их чувство благополучия.

    Маркетологи предполагают, что чем больше вариантов они предложат, тем больше вероятность, что клиенты смогут найти именно то, что нужно. Например, они предполагают, что предложение 50 стилей джинсов вместо двух увеличивает шансы на то, что покупатели найдут ту пару, которая им действительно понравится. Тем не менее, исследования теперь показывают, что выбор может быть слишком большим; когда есть, потребители с меньшей вероятностью купят что-либо вообще, а если они все же купят, они менее удовлетворены своим выбором.

    Все началось с варенья.В 2000 году психологи Шина Айенгар и Марк Леппер опубликовали замечательное исследование. Однажды покупатели на высококлассном продуктовом рынке увидели выставочный стол с 24 разновидностями джема для гурманов. Те, кто пробовал спреды, получали купон на 1 доллар на любой джем. В другой день покупатели увидели похожий стол, за исключением того, что было выставлено всего шесть разновидностей джема. Большой дисплей вызвал больший интерес, чем маленький. Но когда пришло время покупать, люди, которые видели большой дисплей, покупали в десять раз меньше, чем люди, которые видели маленький дисплей.

    Другие исследования подтвердили этот результат, что больший выбор не всегда лучше. Например, по мере увеличения разнообразия закусок, безалкогольных напитков и пива, предлагаемых в магазинах, объем продаж и удовлетворенность клиентов снижаются. Более того, по мере того, как количество доступных для сотрудников вариантов пенсионных вложений увеличивается, вероятность того, что они выберут какой-либо, уменьшается. Эти и другие исследования показали не только, что чрезмерный выбор может вызвать «паралич выбора», но также и то, что он может снизить удовлетворенность людей своими решениями, даже если они приняли правильные.Мои коллеги и я обнаружили, что увеличение выбора снижает удовлетворенность такими тривиальными вещами, как вкус мороженого, и такими важными, как работа.

    Эти результаты ставят под сомнение наши представления о человеческой природе и детерминантах благополучия. И психология, и бизнес исходили из предположения, что взаимосвязь между выбором и благополучием очевидна: чем больше у людей выбора, тем они лучше. В психологии преимущества выбора связаны с автономией и контролем.В бизнесе преимущества выбора были связаны с преимуществами свободных рынков в более общем плане. Добавленные опции никому не сделают хуже, и они обязательно сделают кого-то лучше.

    Выбор — это хорошо для нас, но его отношение к удовлетворенности оказывается более сложным, чем мы предполагали. Наличие альтернатив снижает предельную полезность; каждый новый вариант немного снижает ощущение благополучия, пока не исчезнут предельные преимущества дополнительного выбора.Более того, как психологи, так и ученые из области бизнеса в значительной степени игнорировали другой результат выбора: большая часть этого требует увеличения времени и усилий и может привести к тревоге, сожалению, чрезмерно завышенным ожиданиям и самообвинению, если выбор не удастся. Когда количество доступных опций невелико, эти затраты незначительны, но затраты растут с увеличением количества опций. В конце концов, каждый новый вариант заставляет нас чувствовать себя хуже, чем раньше.

    Без сомнения, наличие большего количества вариантов позволяет нам в большинстве случаев достигать лучших объективных результатов.Опять же, наличие 50 стилей джинсов вместо двух увеличивает вероятность того, что покупатели найдут подходящую пару. Но субъективный результат может заключаться в том, что покупатели будут чувствовать себя подавленными и неудовлетворенными. Такое разделение между объективными и субъективными результатами создает серьезную проблему для розничных торговцев и маркетологов, которые рассматривают выбор как способ повысить воспринимаемую ценность своих товаров и услуг.

    Выбор больше не может использоваться для оправдания маркетинговой стратегии как таковой.Больше не всегда лучше ни для покупателя, ни для продавца. Обнаружение того, какой ассортимент гарантирован, является серьезной эмпирической задачей. Но компании, которые соблюдают баланс, будут щедро вознаграждены.

    Версия этой статьи появилась в июньском номере журнала Harvard Business Review за 2006 год.

    Когда жизнь кажется бессмысленной | Психология сегодня

    Источник: CC / Pixabay

    Песня, которую я люблю слушать, в своих текстах напоминает мне, что через 5 миллиардов лет галактика Андромеды врежется в нашу собственную.

    Я видел в телешоу, что через 1,75 миллиарда лет наше Солнце будет слишком слабым, чтобы поддерживать жизнь на Земле, а 3-5 миллиардов лет спустя оно станет красным гигантом, расширяющимся до орбиты Земли и пожирающим планета.

    Научный журнал, который мне нравится, сообщает мне, что либо достаточно темной материи для того, чтобы Вселенная схлопнулась обратно в бесконечно плотную горошину, либо ее нет, и Вселенная будет бесконечно расширяться и в конечном итоге станет полностью темной и лишенной всех форм энергия.

    Что-нибудь из этого имеет для вас большое значение?

    Мне не нравится. Ни моим детям. Мой 14-летний мальчик начал расспрашивать меня о подобных вещах, когда ему было 9 лет. Добро пожаловать в современный мир.

    Как бороться с бессмысленностью

    Что делать с такими знаниями? Кажется, что ментальная логика требует, чтобы мы пытались избавиться от бессмысленности, чтобы найти смысл, но это ловушка.

    «Когнитивное слияние» — это процесс, позволяющий вербальному / символическому знанию доминировать над остальной частью нашей психологии за счет других полезных форм ввода.Ум, решающий проблемы, скрывает когнитивное слияние из поля зрения, потому что это его образ действия. То, что разум «знает», он знает буквально. А пребывание внутри буквального знания — это просто еще одно название доминирования словесного знания над всем, кем мы являемся.

    Вы не можете спорить о своем выходе из слияния, потому что сам этот аргумент является примером слияния. Попытка сделать это приведет только к путанице.

    Однако есть нелогичный путь вперед. Он основан на методах, которым я учу в своей новой книге «Освобожденный разум: как повернуться к тому, что имеет значение».

    Все начинается с обращения к бессмысленности, чтобы мы могли противостоять ей лицом к лицу.

    Когда мы видим мысли о бессмысленности и убегаем от них, мы наделяем их необычайной властью над нашей жизнью. Фактически, наши собственные избегающие действия определяют мысли о бессмысленности как важные в первую очередь. Наше собственное избегание превратило мысль в вещь, которая может убежать или даже разрушить нашу жизнь.

    Вместо этого нам нужно вдохнуть бессмысленность. Нам нужно съесть это целиком — как оно есть (или, точнее, так, как мы все ощущаем), а не так, как он говорит.

    Вы можете сделать это, не скрывая факты из поля зрения; вы можете сделать это без отрицания. Фактически, в современном мире науки и технологий это единственный способ сделать это.

    Чтобы создать современные умы для современного мира, нам нужно взять эту основную мысль и вывести ее в свет сознания, чтобы мы могли на нее взглянуть.

    Жизнь бессмысленна.

    Произнесите это вслух, разделяя слова пробелами. Жизнь … бессмысленна.

    Будьте осторожны — попросив вас взглянуть на него (а не с него!), Ваш разум будет утверждать, что я пытаюсь вас в чем-то убедить.Бык. Я такого не делаю. Я прошу вас взглянуть на свои мысли. Я прошу вас смотреть на свои мысли как на мысли.

    Эти мысли есть у всех людей, и обычно это приводит к тонким и не очень тонким попыткам мысленно убежать, не зная, что каждый шаг подпитывает страшного монстра, от которого вы убегаете.

    Вместо этого позвольте этой мысли быть мыслью.

    Жизнь бессмысленна.

    Произнесите эту мысль снова медленно, но на этот раз увеличивайте каждое слово, чем медленнее, тем лучше. Liiiiiiiiifffffeeee ……. iiiiiissssss ……. mmmeeeeaaaaannnninnnngggglllleeeeessssss.

    Повторите еще раз, даже медленнее. А теперь сделай это снова.

    А теперь спой его на мелодию «С Днем Рождения». На самом деле сделай это. Я серьезно. Попытайся. Не торопитесь (все строфы!). Попробуйте снова.

    Теперь произнесите слово «бессмысленный» быстро вслух в течение 30 секунд, умещая от 30 до 40 утверждений этого слова в период времени.

    А теперь несколько раз произнесите это голосом любимого мультипликационного персонажа.

    А теперь несколько раз произнесите это голосом вашего нелюбимого политика.

    Можно использовать любой из других классических методов обезвоживания АСТ. Их сотни, но я описываю несколько из них на своем сайте.

    Когда вы начнете воспринимать эту мысль как мысль, начинает открываться возможность. Я могу указать на эту возможность с помощью этого вопроса: если бы это было на ваше усмотрение (а это так), , какие внутренние качества вы бы выбрали для своих действий в течение следующего дня … и действительно ли это правда, что эта мысль предотвращает ты от этого делаешь сейчас?

    Мысль? Действительно?

    Выбранное значение изначально невидимо по ту сторону слитой бессмысленности.Когда вы отпускаете это бесполезное слияние с бессмысленностью, это похоже на включение света. Ощущение смысла внезапно повсюду. Ты видишь это. Ты чувствуешь это. Ты знаешь это.

    Когда мы выбираем любить, те, кого мы любим, имеют для нас значение. Когда мы решаем проявлять сострадание к другим, их благополучие становится важным. Когда мы выбираем заботу, у жизни есть цель.

    Выбранные ценности мыслят криптонитом до бессмысленности.

    Как вы выбираете свои ценности?

    Я тоже расскажу об этом в своей новой книге … но я также расскажу об этом в своей следующей публикации.

    Подсказка: это прыжок. Скачок верности.

    различий между программами PsyD и PhD

    Если ваша цель — стать лицензированным психологом, исследователем или профессором, есть несколько степеней, которые могут помочь вам на пути к вашей карьере.

    В частности, есть 2 основных варианта получения докторской степени, которые могут дать вам право работать на высшем уровне в данной области — степени доктора философии (PhD) и доктора психологии (PsyD).

    Однако есть и другие, менее распространенные степени, которые могут научить вас работать в области психологии в узкоспециализированной манере, и вы можете узнать больше об этих вариантах позже.

    Но что отличает степени PhD и PsyD и как выбрать то, что подходит именно вам? Читайте дальше, чтобы узнать о сходствах и различиях и о том, как они могут повлиять на вашу карьеру.

    Что такое доктор психологии?

    Из двух основных степеней психологии наиболее распространенной является докторская степень.По данным Американской психологической ассоциации (APA), кандидатов наук «предназначены для студентов, заинтересованных в генерировании новых знаний посредством научных исследований (т. Е. Постановки экспериментов, сбора данных, применения статистических и аналитических методов) и / или получения опыта преподавания. ”

    Что такое PsyD?

    Степень доктора психологии была введена в 1970-х годах в качестве альтернативы для студентов, которые были менее заинтересованы в проведении текущих психологических исследований и больше заинтересованы в предоставлении психологических услуг пациентам и населению.Согласно APA, «программа PsyD ориентирована на то, чтобы научить студентов делать карьеру, в которой применяются научные знания психологии и предоставляются эмпирически обоснованные услуги отдельным лицам, группам и организациям».

    Другие сходства и различия

    Помимо направленности каждой степени, необходимо учитывать и другие различия. Есть также несколько общих черт. В таблице ниже показаны эти факторы, и вы можете найти более подробную информацию ниже.

    PhD PsyD
    Требования для зачисления: степень магистра (возможно, бакалавра), высокий GPA, хорошие результаты по GRE или другим тестам, эссе, собеседования и рекомендательные письма

    09 9 Требования для зачисления: степень магистра (возможно, бакалавра), высокий средний балл, хорошие баллы по GRE или другим тестам, эссе, собеседования и рекомендательные письма

    Средний процент зачисления: 10–15% Средний процент зачисления : Примерно 40%
    Продолжительность программы: Обычно 5–8 лет Продолжительность программы: Обычно 4–6 лет
    Курсы и обучение: Исследования, статистика и методики преподавания.Также требуется как минимум 1-летняя стажировка, аккредитованная APA. Курсы и тренинги: Применение знаний непосредственно в психологической практике с отдельными лицами и группами. Также требуется стажировка, аккредитованная APA.
    Докторантура: Диссертация Докторантура: Возможная диссертация или эквивалентный проект
    Финансирование: Отказ от оплаты обучения и стипендий в обмен на обучение или помощь в исследованиях Финансирование общие, но возможные стипендии через помощников
    Лицензирование и сертификация: Требуется государственная лицензия, необязательная сертификация Лицензирование и сертификация: Требуется государственная лицензия, необязательная сертификация
    Варианты карьеры: Часто исследовательская лаборатория и преподавательские должности, а также прикладные практические роли Варианты карьеры: Непосредственное обслуживание клиентов на таких должностях, как консультирование, социальная работа, социальные услуги и консалтинг
    Требования к зачислению

    Процесс подачи заявок на программы PhD и PsyD очень похож. Скорее всего, вам понадобится степень магистра психологии или смежной области , хотя можно найти комбинированные программы магистратуры и докторантуры, по которым принимаются студенты, имеющие только степень бакалавра.

    Вероятно, вам также понадобится средний балл не ниже 3.0 и определенные баллы на GRE или другом тесте, проводимом школой. Также ожидается, что вы напишете личные эссе, пройдете собеседование и отправите рекомендательные письма.

    Показатели приемки

    Наиболее существенная разница в процессе приема — это средние показатели приема на программы PhD и PsyD.Поскольку существует гораздо больше программ PhD по психологии, они, как правило, очень избирательны: многие принимают только 10 студентов или меньше в год. По стране это составляет , средняя скорость приема составляет около 13% заявителей .

    Хотя это зависит от школы, программы PsyD, как правило, рассчитаны на большее количество студентов в год, иногда до 100. Это, в сочетании с тем фактом, что в целом по этим программам поступает меньше студентов, в среднем составляет человек. ставка около 40% .

    Конечно, в программы PsyD не всегда легче попасть. Хотя они часто принимают больше студентов, чем докторов наук, в целом программ PsyD гораздо меньше. Это означает, что доступное количество точек PsyD по всей стране может быть таким же или даже меньше, чем количество программ PhD.

    Длина программы

    Для большинства студентов программы PsyD занимают примерно 4–6 лет. Из-за того, что больше внимания уделяется обширным исследованиям, программы докторантуры обычно занимают от 5 до 8 лет.

    Курсы и обучение

    Обучение, которое вы получите в рамках программы PhD, будет сосредоточено на исследованиях, которые приведут вас к получению новых научных знаний. В программах PsyD делается упор на обучение, которое позволяет вам применить свои знания на практике, хотя вы, скорее всего, все равно проведете некоторое исследование.

    В обеих программах от вас потребуется пройти стажировку не менее года. Как и сама ваша программа, эти стажировки должны быть аккредитованы APA.Выбор программы или стажировки без аккредитации может затруднить получение лицензии.

    Докторантура

    В аспирантуре вам необходимо завершить и защитить диссертацию. Для многих программ PsyD также требуется диссертация или эквивалентный докторский проект, который, вероятно, призван продемонстрировать другие навыки, нежели докторские диссертации, основанные на исследованиях.

    Финансирование

    Финансовая помощь может быть невероятно важной частью при выборе программы и школы, которую вы посещаете. В большинстве программ докторантуры студенты не платят за обучение и выплачивают стипендию за помощь в исследованиях или преподавании. Хотя вы, вероятно, будете учиться в школе в течение более длительного периода времени, вы сможете получить ее без каких-либо долгов.

    Обычно это не относится к программам PsyD, однако вы можете найти школы, которые предоставляют стипендии для стипендий . Выпускники программ PsyD с большей вероятностью уйдут из-за студенческой задолженности, хотя возможность получить высшее образование за меньшее время означает, что вы можете раньше найти работу и начать получать зарплату.

    Лицензирование и сертификация

    Независимо от того, имеете ли вы докторскую или психологическую степень, чтобы официально называть себя психологом, вам необходимо иметь лицензию в штате, в котором вы работаете. Требования немного различаются в зависимости от региона, но вам нужно будет сдать экзамен на профессиональную практику в области психологии (EPPP).

    По данным Ассоциации психологических советов штатов и провинций (ASPPB), экзамен состоит из 225 вопросов с несколькими вариантами ответов. Хотя государственные лицензионные советы различаются по тому, что они считают проходящим, ASPPB рекомендует набрать не менее 500 из 800, чтобы вы могли заниматься психологией самостоятельно.

    Получение сертификата не требуется для работы психологом, хотя вы можете получить сертификат совета директоров, подтверждающий, что у вас есть необходимые знания в выбранной вами подполе. Сертификация также может предоставить вам лучшие возможности трудоустройства и потенциальную финансовую выгоду. Эти полномочия можно получить через Американский совет профессиональной психологии.

    Варианты карьеры

    Те, у кого есть степени доктора философии и психиатрии, могут воспользоваться многими из тех же карьерных возможностей.Они могут стать:

    Самая большая разница в вакансиях — в академическом мире. Если вы хотите работать на должности, связанной с исследованиями или преподаванием, докторская степень лучше подготовит вас к этим ролям. Если вы знаете, что хотите применить свой психологический тренинг только для более ориентированного на клиента подхода, PsyD может предоставить вам расширенные знания в этой области.

    Другие докторские степени в области психологии

    Третья степень — доктор педагогических наук (EdD) по психологии, хотя это встречается гораздо реже. Те, кто получают эти степени, обычно делают это, чтобы применить свои знания в области образования и развития. Это часто может означать работу в школьной психологии или в областях специального образования. Эти степени могут также применяться в области педагогической психологии, которая изучает, как студенты учатся и что поддерживает их мотивацию для разработки учебной программы и технологий.

    Другой менее распространенной степенью является доктор делового администрирования (DBA) в области промышленной и организационной психологии.Эти степени разработаны специально для студентов, которые хотят работать на высоких должностях в бизнес-организациях. Обучение включает обучение оценке поведения сотрудников с целью реализации политик и процедур, которые помогают компании достичь своей цели, сохраняя при этом отношения с сотрудниками и надлежащее поведение.

    Как выбрать программу получения диплома

    Выбор степени, в конечном итоге, зависит от ваших карьерных целей. Но иногда бывает трудно понять, что именно вы хотите сделать за много лет вперед.Решение можно найти, если подаст заявку на участие в различных программах и использует процесс собеседования для определения наиболее подходящей программы . Задайте такие вопросы, как:

    • Аккредитована ли программа APA?
    • Какой размер класса?
    • Каков процент выпускников?
    • Сколько студентов подходят для стажировки, которую они предпочитают?
    • Какие еще проекты или опыт необходимы?
    • Насколько хорошо учащиеся участвуют в программе EPPP?
    • Какие должности заняли недавние выпускники?
    • Какой вид финансовой помощи доступен?

    Что можно сделать со степенью психолога?

    Психология — это исследование человеческого разума и поведения, дающее возможность исследовать оставшиеся без ответа вопросы о мозге, например, как он функционирует в условиях стресса, как он изучает язык, как он запоминает факты или как психическое заболевание может повлиять на его работу. работает.Во время получения степени по психологии вы можете специализироваться в определенных областях психологии, таких как здоровье, клиническая, образовательная, исследовательская, профессиональная, консультативная, неврологическая, спортивная и физическая, а также судебная медицина.

    Чтобы получить совет по поиску работы для выпускников, загрузите наше бесплатное руководство о том, как найти работу после университета.

    Итак, что можно делать со степенью психолога?

    В зависимости от вашей специализации и интересов обладателям степени психолога доступно множество различных вариантов, например:

    Хотя многие должности будут доступны вам со степенью бакалавра, некоторые более узкоспециализированные должности могут потребовать дальнейшего изучения.Из тех профессий психолога, которые не требуют дальнейшего изучения, обучение обычно доступно на рабочем месте, чтобы вы могли продолжать двигаться вперед в своей карьере.

    Прочтите, чтобы получить представление о типах карьеры, доступных вам со степенью бакалавра психологии (BA или BSc).

    Типичная психологическая карьера

    Имея степень в области психологии, вы можете сделать карьеру как в области искусства, так и в науке, в зависимости от ваших личных интересов. Есть много вариантов в государственном и частном здравоохранении, образовании, поддержке психического здоровья, социальной работе, терапии и консультировании.Эти роли могут быть консультативными, исследовательскими, терапевтическими или терапевтическими.

    Есть также ряд менее типичных ролей для выпускников психологических факультетов, включая работу в СМИ и других творческих отраслях. Обзор этих типичных и не очень типичных профессий психолога приводится ниже.

    Карьера психолога в сфере здравоохранения и терапии

    Дипломированный психолог

    После дальнейшего обучения и повышения квалификации вы сможете получить квалификацию дипломированного психолога.В рамках этой узкоспециализированной роли вы будете работать с людьми любого происхождения, как с пациентами, так и с клиентами. Вы будете анализировать поведение, мысли и эмоции, чтобы лучше понять и дать совет по определенным действиям и / или психологическим вопросам. Как дипломированный психолог, у вас будет возможность специализироваться в ряде областей, включая профессиональную психологию, педагогическую психологию, спорт и психическое здоровье.

    (Примечание: если вы хотите стать психиатром — врачом, специализирующимся на диагностике и лечении психических расстройств, — вам необходимо будет получить медицинскую степень.)

    Психотерапевт

    Психотерапевт будет работать с отдельными людьми, парами, группами или семьями, чтобы помочь своим клиентам преодолеть психологические проблемы, включая эмоциональные проблемы и проблемы, связанные с отношениями, стресс и даже зависимость.

    В зависимости от того, на чем вы решите специализироваться во время получения степени, а также от ваших личных интересов, вы можете выбрать работу психотерапевта, используя несколько подходов. К ним относятся когнитивно-поведенческие методы, психоаналитическая и психодинамическая терапия, а также арт-терапия, драматическая терапия, гуманистическая и интегративная психотерапия, гипнопсихотерапия и эмпирическая терапия.

    Социальный работник

    Социальный работник — это тот, кто работает с людьми, переживающими трудные периоды в жизни; включая такие группы, как дети или пожилые люди, люди с ограниченными возможностями и жертвы преступлений и жестокого обращения. Роль социального работника состоит в том, чтобы уберечь этих людей от вреда и оказать поддержку, чтобы позволить людям улучшить свое положение. Социальные работники могут работать в школах, домах, больницах или других государственных учреждениях и, как правило, специализируются на работе с детьми и семьями или уязвимыми взрослыми.

    Советник

    В качестве консультанта вы будете помогать людям лучше примириться со своей жизнью и опытом, исследуя чувства и эмоции. Вы будете работать конфиденциально и будете внимательно слушать своих клиентов. Ключевые черты консультанта включают способность слушать, сочувствовать, проявлять уважение и терпение, а также анализировать возникающие проблемы, чтобы позволить клиенту лучше справиться со своей ситуацией и помочь ему сделать выбор.Как и психотерапия, консультирование часто является формой разговорной терапии и может охватывать такие области, как брак и семья, здоровье, жестокое обращение, реабилитация, образование, горе, психическое здоровье, профориентация и педиатрия.

    Психология карьера в образовании

    Выпускникам факультетов психологии, интересующимся сектором образования, есть несколько вариантов. Помимо образовательной терапии, педагогической психологии и социальной работы в сфере образования, выпускники психологии могут получить квалификацию учителей, работающих в начальных, средних или высших учебных заведениях.Вместо этого они могут работать в рамках социальных служб, чтобы помочь в обучении в обществе в любом возрасте, или в тюремном секторе, чтобы оказывать поддержку молодым правонарушителям.

    Чтобы стать педагогом-психологом, вам потребуется такая же квалификация, как и у любого психолога (степень магистра и повышение квалификации). Это роль, связанная с развитием молодых людей в образовательных учреждениях с целью улучшения обучения и решения социальных и эмоциональных проблем или трудностей в обучении.

    Чтобы преподавать психологию, в зависимости от выбранного вами уровня вам потребуется дополнительная педагогическая квалификация. Чтобы начать карьеру в системе высшего образования (колледжи и университеты), вам, вероятно, потребуется дополнительная квалификация, например, степень магистра и / или доктора наук. Роли в высшем образовании, вероятно, будут включать как преподавание, так и исследования (см. Ниже).

    Психология карьера в исследованиях

    Психологи могут работать в исследовательских агентствах, государственных и частных организациях или в университетах.Карьера в университетах различается, но, как правило, совмещает исследования и преподавание. Карьера исследователей в других секторах еще более обширна, но может означать участие в разработке государственной политики или решении важных для отрасли вопросов. Вы также можете работать в благотворительной или другой некоммерческой организации, возможно, проводить исследования, чтобы помочь решить такие проблемы, как проблемы с речью, повреждение мозга, развитие ребенка или влияние легальных и незаконных наркотиков на психологическое здоровье.

    Менее типичная карьера со степенью психолога

    Как выпускник факультета психологии на уровне бакалавра, у вас есть тысячи возможностей, помимо здравоохранения и образования, если вы знаете, где искать.Это связано с различными передаваемыми навыками, которые вы получаете от своей степени, а также с широким признанием преимуществ наличия психологических и аналитических знаний. В общих чертах, выпускники факультета психологии работают во всех секторах общества, включая СМИ, уголовное правосудие и реабилитацию, рекламу, бизнес и менеджмент, спорт, государственные учреждения и юридический сектор. Некоторые менее типичные профессии со степенью психолога описаны ниже…

    Карьера в СМИ и рекламе

    Возможно, это не очевидный выбор для выпускников факультета психологии, но карьера в СМИ разнообразна, и у них есть широкие возможности применить навыки, отточенные психологом.Выпускники факультета психологии могут поделиться ценными знаниями о человеческом поведении, а также предложить способность анализировать проблемы, внимательно слушать, давать взвешенные ответы и действовать с сочувствием и разумом. Из-за этого медиа-роли на всех факультетах, включая менеджмент, производство, планирование и написание статей, вполне доступны для выпускников факультетов психологии.

    Карьера в области людских ресурсов и связи

    Психология — это понимание людей и того, как они думают, что делает карьеру в области человеческих ресурсов и коммуникаций еще одним подходящим вариантом.Эти роли, доступные как в государственном, так и в частном секторах, охватывают такие области, как удовлетворенность сотрудников, профессиональное развитие, обучение, найм, PR, начисление заработной платы и внутренние коммуникации.

    Карьера в бизнесе и менеджменте

    Благодаря острому пониманию того, как обращаться как с данными, так и с людьми, карьера в бизнесе и менеджменте — еще один хороший вариант для выпускников факультетов психологии. Хотя, вероятно, потребуется дополнительное обучение и опыт работы, прежде чем переходить на руководящие должности, вы можете начать с карьерного роста в сфере бизнес-консультирования, маркетинга, продаж, рекламы или развития бизнеса, прежде чем продвигаться по служебной лестнице.

    Степень психолога также может стать хорошей основой для карьеры в ИТ, финансах, юридическом секторе, государственном управлении и исследовании рынка.

    «Что вы можете сделать со степенью психолога?» Является частью нашей серии «Что вы можете сделать с…».

    Мы также охватили искусство, биологию, бизнес, коммуникации, информатику, английский язык, инженерию, моду, историю, географию, право, маркетинг, математику, исполнительское искусство, философию, политику, социологию, химию, экономику и физику.

    Эта статья была первоначально опубликована в январе 2015 года. Последний раз она обновлялась в октябре 2019 года.

    Хотите больше подобного контента? Зарегистрируйтесь для бесплатного членства на сайте , чтобы получать регулярные обновления и свой личный канал контента.

    Границы | Получение более низкой заработной платы за значительную работу

    Введение

    Работа играет важную роль в жизни человека, и большинство взрослых трудоспособного возраста проводят большую часть своего бодрствования в рабочих условиях.Учитывая центральное значение работы, возможно, неудивительно, что опыт работы на рабочем месте может сильно влиять на благополучие человека (Greenhaus et al., 1987; Tait et al., 1989; Judge and Watanabe, 1993). С одной стороны, работа может обеспечить чувство экономической безопасности за счет финансового вознаграждения. Однако помимо удовлетворения этих денежных проблем, работа также может дать человеку чувство цели, смысла и идентичности (Ryan and Deci, 2001; Pratt and Ashforth, 2003; Rosso et al., 2010). Желание ощутить смысл своих действий на самом деле теоретизировалось как один из основных источников трудовой мотивации (Hackman, Oldham, 1980; Barrick et al., 2013). Люди, способные понимать смысл своей работы, получают множество преимуществ, в том числе повышенную мотивацию, продуктивность и благополучие (May et al., 2004; Steger et al., 2012). Напротив, отсутствие значимой работы уже давно признано основным источником отчуждения, беспокойства, эмоционального истощения и скуки в современную эпоху (Seeman, 1959; Kanungo, 1982; Maslach et al., 2001; Shantz et al. , 2014).

    Несмотря на накопленные доказательства того, что работа может придавать смысл в дополнение к финансовому вознаграждению, мало исследований напрямую измерило, как эти два аспекта работы связаны друг с другом.Некоторые исследования показывают, что восприятие своей работы как очень значимой может привести к различным формам самопожертвования, включая принятие неоплачиваемого или недоплачиваемого труда во имя своего призвания (Bunderson and Thompson, 2009; Dempsey and Sanders, 2010). Чтобы расширить наше понимание этих отношений, в данной статье исследуется, может ли опыт осмысленности работы повлиять на важность финансовой компенсации при выборе работы. В частности, цель настоящего набора исследований состоит в том, чтобы изучить, готовы ли люди, и в какой степени, соглашаться на более низкую заработную плату ради более значимых возможностей трудоустройства.

    Осмысленность работы была определена как «степень, в которой сотрудник воспринимает работу как значимую, ценную и стоящую» (Hackman and Oldham, 1976, p. 162). Таким образом, опыт осмысленной работы основан на субъективном суждении человека о личной и социальной значимости работы, при этом более значимая работа обеспечивает более глубокое ощущение цели и ценности (Pratt and Ashforth, 2003; Grant, 2008; Rosso et al., 2010 ; Schnell et al., 2013).

    Ощущение значимости своей жизни было определено как центральный компонент человеческого благополучия (Ryff, 1989; Ryan and Deci, 2001), и многие из наших действий вращаются вокруг стремления к достижению цели (Frankl, 1971; Bruner , 1990; Baumeister, 1991; Emmons, 1999; Peterson, 1999; Steger, 2009; Park, 2010; Markman et al., 2013). Как одна из основных сфер человеческой деятельности, рабочее место все чаще изучается как источник потенциально значимого опыта (Pratt and Ashforth, 2003; Rosso et al., 2010). Значимый опыт работы имеет большое значение, потому что он может помочь людям почувствовать, что у них в целом более значимая жизнь (Steger and Dik, 2009). Соответственно, при прочих равных, люди должны быть мотивированы выбирать работу, которая воспринимается как значимая, дающая им чувство цели и значимости.

    Несмотря на такое мышление, большая часть исследований по выбору работы сосредоточена на важности финансовой компенсации, а не на том, в какой степени работа считается значимой для себя (Chapman et al., 2005). Обеспокоенность по поводу смысла, тем не менее, должна играть важную роль при выборе работы, особенно с учетом того, что уровень оплаты труда слабо коррелирует с удовлетворенностью работой (Judge et al., 2010). Поскольку значимая работа может принести психологическую пользу, возможно, она также снизит важность финансовой компенсации при оценке возможностей трудоустройства.Согласно теории социального обмена (Cropanzano and Mitchell, 2005), оценка взаимоотношений между работником и работодателем включает сравнение собственного вклада (например, затраченного времени и усилий) с преимуществами, которые дает работа. Важно отметить, что выгода, которую сотрудник получает от своей работы, может включать в себя сочетание материального и психологического вознаграждения (Foa and Foa, 1980). В принципе, любое уменьшение в одной из этих областей вознаграждения может быть компенсировано увеличением в другой, не нарушая общего восприятия вознаграждения, связанного с работой.Поскольку возможность заниматься осмысленной работой может обеспечить множество психологических вознаграждений, соответственно, она должна помочь компенсировать потребность в материальном вознаграждении. Текущий набор исследований предназначен для проверки этой возможности, изучения того, готовы ли люди и в какой степени соглашаться на более низкую заработную плату, чтобы работать на более значимых должностях.

    Исследование 1

    Методы

    Процедура исследования была одобрена Управлением этики исследований Университета Торонто.Механический турок Amazon (Mason and Suri, 2011; Landers and Behrend, 2015) использовался для набора 245 участников из США. Априорный анализ мощности показал, что этот размер выборки будет иметь 95% мощность для определения средней величины социально-психологического эффекта r = 0,21 (Ричард и др., 2003). В число участников входили 96 женщин и 149 мужчин, средний возраст которых составлял 34,0 года ( SD = 12,36), а средний годовой доход домохозяйства составлял от 50 000 до 59 999 долларов (диапазон = от менее 20 000 до более 150 000 долларов).Такое распределение доходов соответствует среднему национальному доходу домохозяйства в 2015 году в размере 55 775 долларов США. Примерно половина выборки ( n = 130) в настоящее время работали полный рабочий день (средняя годовая зарплата = 37 000 долларов США). Участники были преимущественно европеоидной расы (82,9%), меньшее количество респондентов составляли азиаты (5,7%), латиноамериканцы (5,7%) и афроамериканцы (4,9%). Большинство респондентов из выборки имели 4-летнее образование (40%), 2-летнее образование (12,2%) или еще не закончили колледж (30,6%).Еще 9% выборки имели только среднее образование, а 8,2% имели высшее образование.

    После предоставления осознанного согласия участников спросили: «Какую работу или карьеру вы способны выполнять, что, по вашему мнению, могло бы дать вам ощущение личного значения?» и «Какая работа или карьера, которыми вы способны заниматься, не смогли бы дать вам ощущение личного смысла?» Всего было перечислено 86 различных значимых должностей, наиболее распространенными из которых были учитель (26), писатель (19), художник (13), медсестра (8) и работа в некоммерческой организации (8).Напротив, было перечислено 64 различных бессмысленных вакансии, в том числе наиболее распространенные записи: бухгалтер (22), работник общественного питания (16), банкир (15), продавец (14) и офисный работник (14). Примечательно, что 44% должностей, которые были указаны как значимые одним участником, были перечислены по крайней мере еще одним участником как не имеющие смысла. Точно так же 55% вакансий, которые были указаны как бессмысленные одним участником, были перечислены как значимые другим. Это существенное совпадение между двумя категориями указывает на то, что степень, в которой работа считается значимой, в значительной степени является субъективным суждением.Кроме того, 51% должностей, которые были указаны как значимые, были упомянуты только одним участником, что также свидетельствует о большой индивидуальной вариативности при определении значимых должностей.

    После перечисления значимой и бессмысленной работы участникам был задан вопрос: «Если бы у вас в настоящее время не было работы, какова самая низкая годовая зарплата (до налогообложения), на которую вы реально готовы были бы работать на следующей работе», и были представлены с каждой из двух вакансий, которые они указали ранее.Минимальная приемлемая заработная плата человека для данной работы является достоверным показателем реальных оценок заработной платы, поскольку она служит ключевым эталонным стандартом, с которым сравнивается фактический уровень оплаты труда (Rice et al., 1990). Таким образом, степень, в которой человек удовлетворен данным уровнем оплаты труда, в значительной степени зависит от того, как он соотносится с этой минимальной контрольной точкой (Locke, 1969).

    Наконец, участники заполнили демографическую анкету и получили компенсацию за свое время.

    Результаты

    Чтобы проверить гипотезу о том, что люди согласятся на более низкую минимальную заработную плату, чтобы заниматься более значимой работой, мы сравнили минимальные зарплаты участников на разных должностях.Для значимой работы участники были готовы согласиться на среднюю минимальную заработную плату в размере 32 666 долларов ( SD = 15 060 долларов). Для бессмысленной работы минимально допустимая заработная плата в среднем составляла 52 498 долларов ( SD = 28 470 долларов). Парный тест t подтвердил нашу гипотезу и обнаружил, что эти два значения значительно отличаются друг от друга: t (244) = 14,31, p <0,001, d = 1,83 (см. Рисунок 1). . Анализ начальной загрузки с 5000 повторных выборок показал, что 95% доверительный интервал для этой разницы составляет от 17 300 до 22 639 долларов, что отражает среднюю сумму годового дохода, которую участники были готовы потерять, чтобы работать на более, чем менее значимой работе.

    РИСУНОК 1. Средние минимально допустимые зарплаты для значимых и бессмысленных рабочих мест в исследовании 1.

    Учитывая большие различия в минимально приемлемых уровнях дохода между участниками и должностями, величина разницы между бессмысленной и значимой заработной платой была разделена на минимальную зарплату, требуемую каждым участником для бессмысленной работы. Таким образом, результирующая переменная отражает процентное снижение годового дохода, которое каждый участник готов принять, чтобы работать на более значимой должности.Однократный тест t подтвердил, что участники были готовы снизить свои зарплаты на значительный процент ради получения значимой работы ( M = 31,83%, SD = 23,71%), t ( 244) = 21,01, p <0,001, коэффициент Коэна d = 1,34.

    Затем мы исследовали, могут ли какие-либо демографические характеристики иметь отношение к компромиссу между деньгами и значимой работой. Процент их годового дохода, от которого участники были готовы отказаться, чтобы иметь более значимую работу, не показал значимой связи с полом ( r = -0.01, p = 0,93), возраст ( r = -0,11, p = 0,10), семейное положение ( r = -0,10, p = 0,12), годовой доход домохозяйства ( r = 0,04, p = 0,57) или текущий статус занятости ( r = 0,09, p = 0,17). Тем не менее, наблюдалась значительная положительная корреляция с уровнем образования, так что более высокое образование было связано с готовностью соглашаться на более крупные сокращения заработной платы за личную значимую работу ( r = 0.13, p = 0,04). С другой стороны, участники с детьми сообщили о меньшем сокращении минимальной заработной платы за значимую работу по сравнению с теми, у кого не было детей ( r = -0,13, p = 0,04). Тем не менее, даже участники с детьми ( n = 92) в среднем были готовы согласиться на значительно более низкую заработную плату, чтобы работать на более значимой работе ( M = 27,8%, SD = 21,6%), t (91) = 12,37, p <0.001, d Коэна = 1,29.

    Обсуждение

    В среднем участники сообщили о минимально приемлемой заработной плате, которая была на 32% ниже для личностно значимой работы по сравнению с должностями, которые считались бессмысленными для личного пользования. Этот вывод особенно примечателен, если учесть, что почти половина работ, которые были описаны как «значимые» по крайней мере одним участником, также были описаны как «бессмысленные» другими. Это говорит о том, что, хотя восприятие значимой работы является в значительной степени субъективной оценкой, она, тем не менее, связана с существенной ценностью в глазах сотрудников.

    Готовность соглашаться на более низкую заработную плату в обмен на значимую работу также проявляется в широком спектре категорий должностей и уровней дохода. Возможно, удивительно, что социально-экономический статус, количественно измеренный годовым доходом домохозяйства, не показал никакой связи с денежной стоимостью значимого труда. В частности, участники из домохозяйств с низкими доходами были готовы согласиться на аналогичное процентное снижение своей годовой зарплаты в обмен на более значимую работу. Те участники, которым не хватало работы на полный рабочий день и которые, возможно, в результате были более мотивированы для поиска оплачиваемой работы, также не сообщили о меньшей готовности соглашаться на снижение заработной платы в обмен на значимые должности.Одно из возможных объяснений этого результата заключается в том, что анализ основывался на процентном снижении заработной платы для значимой по сравнению с бессмысленной работой. Участники с более низким уровнем доходов домохозяйства сообщили о более низких минимально приемлемых уровнях заработной платы как для значимых ( r = 0,29, p <0,01), так и для бессмысленных ( r = 0,28, p <0,01) рабочих мест. Таким образом, эквивалентное процентное снижение заработной платы соответствует более низкому абсолютному снижению заработной платы для участников с более низким доходом.Действительно, абсолютная разница между приемлемой заработной платой для значимой и бессмысленной работы была больше для лиц с более высоким доходом ( р = 0,17, р <0,01).

    Среди демографических характеристик только высшее образование предсказывало готовность отказаться от повышенного процента своей зарплаты в обмен на смысл, возможно, отражая образовательный акцент на воспитании чувства личной автономии (Deci et al., 1991). И наоборот, участники, у которых был хотя бы один ребенок, с меньшей вероятностью соглашались на более низкую заработную плату за более значимую работу, возможно, потому, что предоставление финансовых ресурсов своим детям уже может быть важным источником смысла (Christiansen and Palkovitz, 2001).Также возможно, что родителям нужно больше денег, чтобы воспитывать своих детей, что, в свою очередь, снижает их желание жертвовать деньгами ради полноценной работы. Тем не менее, родители по-прежнему были готовы соглашаться на зарплату, которая была в среднем на 28% ниже для значимых должностей по сравнению с бессмысленными.

    Хотя это исследование подчеркивает готовность соглашаться на более низкую заработную плату в обмен на личную значимую работу, оно также имеет некоторые ограничения. Самое главное, что исследование основывалось на самооценках участников минимально приемлемого уровня заработной платы для различных должностей.Конечно, возможно, что, столкнувшись с фактическими предложениями о работе, участники будут готовы согласиться на зарплату ниже заявленных значений или даже откажутся принимать предложения с более высокой заработной платой. Текущие данные, тем не менее, дают полезную оценку реальных вариантов выбора, поскольку отчеты участников о минимально приемлемых уровнях заработной платы имеют сильную связь с их фактическими оценками заработной платы (Локк, 1969; Райс и др., 1990). Таким образом, заработная плата обычно рассматривается более или менее положительно в зависимости от того, как она соотносится с минимально приемлемой заработной платой в качестве ориентира (см.Канеман и Тверски, 1979). Соответственно, удовлетворение зарплатой можно предсказать гораздо более эффективно, если принять во внимание несоответствие минимальной приемлемой заработной плате (Rice et al., 1990). Поведенческие намерения в этой области также, вероятно, будут иметь относительно высокую корреляцию с фактическим выбором из-за того, что принятие предложения о работе является важным жизненным решением, требующим серьезного обдумывания (Sheeran, 2002).

    Второе ограничение исследования состоит в том, что участников просили подумать о работах, которые явно несут или не дают ощущение личного значения.Однако вполне вероятно, что многие рабочие места не будут четко соответствовать ни одной из этих категорий. Работа, которая дает умеренное количество личного значения, может соответственно иметь минимально приемлемый уровень заработной платы, который находится где-то между суммами, указанными для явно значимых и бессмысленных работ. Поэтому, вероятно, уместно думать о 32% -ном снижении заработной платы как о верхнем пределе того, от чего люди обычно готовы отказаться ради значимой работы, отражая контраст между наиболее и наименее значимыми должностями, на которые они реально способны.

    Наконец, также возможно, что на ответы участников повлияло их мнение о заработной плате, соответствующей работе. В частности, может случиться так, что рабочие места, которые люди считают значимыми, как известно, в целом платят меньше, что приводит к тому, что участники переходят на более низкие минимально приемлемые заработные платы на основе реалистичных ожиданий. Хотя нельзя полностью исключить привязку зарплатных ожиданий к конкретной работе, следует отметить, что средние зарплаты, указанные в O Net, на самом деле выше для пяти наиболее значимых должностей (55 486 долл. США) по сравнению с пятью бессмысленными должностями (44 522 долл. США). ).Другими словами, на более значимых должностях не обязательно должны быть более низкие зарплаты, чем на бессмысленных, особенно с учетом большого количества совпадений между двумя списками.

    Исследование 2

    Поскольку участники исследования 1 могли свободно перечислять свои собственные примеры значимой и бессмысленной работы, могли быть внешние факторы, которые повлияли на приемлемый уровень заработной платы для каждого из них. В частности, любые различия в приемлемой заработной плате могли быть связаны с разными характеристиками работы сравниваемых должностей, а не только с различиями в значимости.Хотя известно, что характеристики работы влияют на то, насколько работа воспринимается как значимая (Hackman and Oldham, 1980; Johns et al., 1992), более точная проверка гипотезы о том, что субъективное значение работы влияет на приемлемый уровень заработной платы требует, чтобы все характеристики работы оставались неизменными. Исследование 2 было разработано для решения этой проблемы, поддерживая постоянство типа работы среди участников, позволяя при этом варьировать очевидную значимость должности. В исследовании 2 также используется межпредметный план, чтобы исключить опасения, что сравнения значимых и бессмысленных должностей в исследовании 1 могли пострадать из-за характеристик спроса, тем самым преувеличивая любые различия в минимально приемлемой заработной плате.

    Методы

    Для того, чтобы у всех участников был постоянный тип работы, необходимо было сначала определить работу, которая будет общепризнана большинством респондентов. Также было важно использовать различные должности, чтобы изучить, могут ли эффекты субъективного значения быть специфическими для работы или зависеть от среднего уровня заработной платы на этой должности. Данные о профессиях из США использовались для определения общих должностей в верхней, средней и нижней трети распределения средней заработной платы.Были выбраны следующие должности: юрист (средняя зарплата = 115 820 долларов; рабочие = 779 000), учитель начальной школы (средняя зарплата = 54 890 долларов; рабочие = 1 358 000) и водитель службы доставки (средняя зарплата = 29 850 долларов; рабочие = 885 000).

    Механический турок Amazon был использован для набора 303 участников из США. В число участников входили 175 женщин и 128 мужчин со средним возрастом 34,0 года ( SD = 12,36) и средним годовым семейным доходом от 50 000 до 59 999 долларов США (диапазон = от менее 20 000 до более 150 000 долларов США), что опять же согласуется с среднее по стране.Большая часть выборки ( n = 187) в настоящее время работают полный рабочий день (средняя годовая зарплата = 40 000 долларов США). Участники были преимущественно европеоидной расы (76,2%), меньшее количество респондентов составляли афроамериканцы (7,9%), выходцы из Азии (7,0%) и латиноамериканцы (4,3%). Большинство респондентов из выборки имели 4-летнее образование (36,3%), 2-летнее образование (11,6%) или еще не закончили колледж (27,4%). Еще 8,6% выборки имели только среднее образование, а 15,8% имели высшее образование.

    После предоставления информированного согласия участникам случайным образом представили одно из шести кратких описаний должностных обязанностей в 3 (тип работы: юрист, учитель начальной школы, водитель службы доставки) × 2 (условие: значимое, контроль) между предметами.Должностные инструкции для каждой должности были взяты непосредственно из Сети профессиональной информации (Peterson et al., 2001). Участников в «значимом» условии дополнительно попросили: «Пожалуйста, подумайте и запишите, как работа в качестве [НАЗВАНИЕ РАБОТЫ] может дать вам ощущение личного значения. Даже если это неочевидно, попробуйте представить, как работа на этой должности может дать вам чувство цели и значимой работы ». Эти инструкции были разработаны, чтобы вызвать восприятие субъективного значения без изменения конкретного содержания должностных инструкций.Затем всех участников спросили: «Если бы у вас в настоящее время нет работы, какова самая низкая годовая зарплата (до налогообложения в долларах США), на которую вы реально готовы были бы работать на этой работе?»

    Была выдвинута гипотеза, что участники сообщат о более низких приемлемых уровнях заработной платы, когда они впервые задумаются о том, насколько значимой может быть потенциальная работа.

    Результаты

    Обзор ответов, представленных в условии отражения смысла, подтвердил, что все участники серьезно отнеслись к инструкциям и предоставили вдумчивые ответы (например,g., «Доставка посылок позволила бы мне вызвать улыбку на лицах людей, что принесло бы смысл в мою жизнь» и «Обучение маленьких детей очень полезно. Вы несете ответственность за формирование умы молодых людей, которые навсегда изменят их »).

    Факторный дисперсионный анализ 3 × 2 использовался для проверки влияния типа работы и отражения личного смысла на минимально приемлемых уровнях заработной платы. Существенный основной эффект наблюдался для типа работы: F (2285) = 54,16, p <0.01, с указанием различных предпочтений в заработной плате для работы юристом ( M = 58 667 долларов США, SD = 23 711 долларов США), учителем начальной школы ( M = 38 363 долларов США, SD = 11 419 долларов США) или водителем службы доставки ( M = 36 425 долларов, SD = 11 498 долларов). Как и предполагалось, основной эффект значимости также проявился, F (1285) = 8,15, p <0,01, при этом участники в условии отражения смысла сообщают о более низких минимальных зарплатах ( M = 41 670 долларов, SD = 17 244 доллара). чем в контрольном состоянии ( M = 46 657 долларов США, SD = 20 650 долларов США).Также проявился значительный эффект взаимодействия: F (2,285) = 4,60, p = 0,01, что указывает на то, что эффект отражения смысла зависит от типа работы. Простой анализ основных эффектов показал, что отражение смысла оказало значительное влияние на состояние юриста, F (1285) = 16,96, p <0,01, но не для учителей начальной школы, F (1,285) = 0,17, p = 0,69, или условия водителя службы доставки, F (1,285) = 0.17, p = 0,68. Среди тех, кто читал описание должности для юристов, минимальный уровень заработной платы был ниже в условии отражения смысла ( M = 51 444 доллара США, SD = 21 706 долларов США) по сравнению с контрольным условием ( M = 65 039 долларов США, SD = 23 776 долларов США). . На рисунке 2 эти результаты представлены графически. Такая же картина результатов была получена при включении возраста, пола, статуса занятости, уровня образования, семейного положения, родительского статуса и годового дохода домохозяйства в качестве ковариант.

    РИСУНОК 2. Средняя минимально допустимая заработная плата для каждой должности и условий в Исследовании 2.

    Обсуждение

    Исследование 2 экспериментально манипулировало очевидной значимостью трех рабочих мест с разным уровнем дохода. В соответствии с исследованием 1 участники сообщили о значительно более низких минимально приемлемых заработных платах для работы юристами, когда их впервые попросили подумать о том, как эта работа может быть значимой для них лично.Однако таких различий не было обнаружено с двумя другими типами работы, что позволяет предположить, что эффекты могут иметь некоторую степень специфичности работы. Учитывая, что у юристов также была самая высокая зарплата из трех рабочих мест, которые использовались в исследовании, может случиться так, что люди с большей вероятностью согласятся на более низкую заработную плату за значимую работу, когда их базовый доход превысит некоторый минимальный порог. Это согласуется с выводом о том, что положительная взаимосвязь между доходом и благополучием ослабевает, когда удовлетворяются основные потребности человека (Diener and Biswas-Diener, 2002).Альтернативная возможность состоит в том, что специфика работы в результатах экспериментов может быть объяснена различными стереотипами, сложившимися в отношении каждой из работ. Люди могут уже рассматривать роль учителя как изначально значимую, например, из-за связанного с ней социального воздействия. Таким образом, просьба к людям задуматься о том, насколько значимой была бы работа учителя, не окажет большого влияния на базовое восприятие значимости. С другой стороны, юристы, как правило, имеют более негативный имидж в обществе, что может привести к более низкому базовому восприятию профессиональной значимости и повышению эффективности отражения смысла.Это объяснение, однако, не объясняет незначительный эффект при рассмотрении работы как движущей силы служб доставки (которой также не хватает очевидной внутренней значимости).

    Исследование 3

    Исследования 1 и 2 основывались на самоотчетах участников об их минимально приемлемом уровне заработной платы при оценке вакансий с разным уровнем личной значимости. Хотя эти рейтинги служат полезным показателем для принятия реальных решений, они не являются идеальными индикаторами фактического выбора работы человеком.В частности, решение согласиться на более низкую зарплату за значимую работу может быть другим, если подумать о реальных вариантах работы. Чтобы устранить это ограничение, в исследовании 3 исследуется компромисс между деньгами и смыслом, поскольку он связан с решениями о занимаемых в настоящее время рабочих местах в большой межкультурной выборке сотрудников, работающих полный рабочий день. Была выдвинута гипотеза, что те сотрудники, которые считают свою работу более значимой, также будут меньше заинтересованы в работе за более высокую оплату на другой должности.

    Методы

    Данные для исследования 3 были получены из модуля рабочей ориентации Международной программы социальных исследований.Опрос проводился в двух временных точках: один раз в 2005 году, а второй — в 2015 году. В опросе 2005 года 43 441 участник из 31 страны (в основном из развитых) ответили на различные вопросы об их трудовой жизни. В ходе опроса 2015 года аналогичные вопросы были заданы второй группе из 33 105 участников из 24 стран (полную информацию о панельных данных и их администрировании см. В Международной программе социальных исследований [ISSP], 2017). Поскольку нас интересовало отношение к работе в реальном мире, мы сосредоточили свой анализ на участниках, которые в настоящее время работают на полную ставку.В опросе 2005 года подвыборка штатных сотрудников насчитывала 18 919 участников, в том числе 9 941 мужчина и 8 970 женщин (восемь участников не указаны), со средним возрастом 41,7 года ( SD = 12,75). В среднем участники имели 12,70-летнее образование ( SD, = 3,79) и работали в 529 различных категориях должностей. В опросе 2015 года подвыборка штатных сотрудников насчитывала 18 472 участника, в том числе 9 346 мужчин и 9 126 женщин (пять участников не указаны), средний возраст — 43 года.41 год ( SD = 13.06). Участники имели среднее образование 13,53 года ( SD = 4,10) и работали в 561 различных категориях должностей.

    Хотя в опрос не был включен прямой показатель значимой работы, составной показатель был создан путем усреднения ответов на три разных вопроса: «Моя работа интересна», «На моей работе я могу помогать другим людям» и «Моя работа — это полезно для общества »( M 2005 = 2.21, SD 2005 = 0.85, α 2005 = 0,66; M 2015 = 2,07, SD 2015 = 0,77, α 2015 = 0,71). Каждый из этих пунктов был оценен по шкале Лайкерта от 1 (полностью согласен) до 5 (категорически не согласен). Эти элементы считаются хорошими показателями значимой работы, потому что количество внутреннего интереса и социальной ценности, связанных с работой, положительно коррелирует с опытом осмысленности (Grant, 2007; Rosso et al., 2010). Затем составная переменная использовалась для прогнозирования ответов участников на вопрос «Я бы отказался от другой работы, которая предлагала бы немного большую оплату, чтобы остаться в этой организации» ( M 2005 = 3.51, SD 2005 = 1,67; M 2015 = 3,16, SD 2015 = 1,23), который был оценен по шкале Лайкерта от 1 (полностью согласен) до 5 (категорически не согласен).

    Результаты

    Данные за два периода оценки были объединены для анализа, при этом год исследования был закодирован как 0 (2005 г.) или 1 (2015 г.).Готовность участников отказаться от более высокооплачиваемой работы в другой организации регрессировала на основе комплексного показателя значимой работы в перекрестно классифицированной иерархической линейной модели. Случайные перехваты были включены для страны происхождения участников и категории работы, как это определено Международной стандартной классификацией занятий (Elias, 1997). Значимая рабочая переменная была совместно сосредоточена в пределах страны, категории работы и года сбора данных, тем самым устраняя любые различия между группами, связанные с этими факторами.Соответственно, результаты отражают среднюю связь между значимой работой и готовностью отказываться от более высокооплачиваемой работы в каждой стране, категории работы и времени. Чтобы проверить, изменилась ли эта взаимосвязь с течением времени, модель также включала случайный наклон для значимой переменной работы, фиксированный эффект для года сбора данных и взаимосвязь между значимой работой и годом исследования.

    Среди участников опроса 2005 года, степень, в которой человек сообщил о значимом опыте работы, положительно предсказала его или ее готовность отказаться от более высокооплачиваемой работы в другой организации ( b = 0.377, SE = 0,021, t = 18,20, p <0,001). Значительное взаимодействие с годом сбора данных показало, что эта взаимосвязь со временем стала еще сильнее ( b = 0,090, SE = 0,028, t = 3,16, p <0,01). Также проявился значительный основной эффект года исследования, указывающий на то, что люди стали более охотно уходить из своих организаций в поисках возможностей для более высокой оплаты в 2015 году по сравнению с 2005 годом ( b = -0.366, SE = 0,023, t = -16,17, p <0,001). См. Рисунок 3 для графического сравнения двух временных точек.

    РИСУНОК 3. Взаимосвязь между осмысленностью работы и готовностью отказаться от более высокооплачиваемой работы в 2005 и 2015 годах.

    Параметры ковариации показали, что соотношение между значимой работой и готовностью отказаться от более высокооплачиваемой работы существенно не различается в зависимости от страны (оценка дисперсии = 0.004, Wald Z = 1,41, p = 0,16) или тип работы (оценка дисперсии = 0,008, Wald Z = 1,72, p = 0,09), хотя общая вероятность отказа от более высокооплачиваемой работы значительно различались в зависимости от страны (оценка дисперсии = 0,066, Wald Z = 4,17, p <0,001) и типа работы (оценка дисперсии = 0,035, Wald Z = 7,44, p <0,001). Удаление случайного наклона для значимой рабочей переменной не повлияло на основной вывод, равно как и не включил влияние возраста, пола или дохода в качестве ковариант.

    Обсуждение

    В исследовании 3 два набора больших межнациональных панельных данных, собранные в 2005 и 2015 годах, были использованы для измерения взаимосвязи между опытом осмысленной работы и готовностью отказаться от более высокооплачиваемой работы. В соответствии с первыми двумя исследованиями, более высокий уровень значимости работы был связан с большей готовностью отказаться от более высокооплачиваемых вариантов работы. Кроме того, эти отношения были сильнее среди сотрудников в 2015 году по сравнению с 2005 годом, возможно, отражая больший упор на значимую работу среди более молодой когорты сотрудников (Deal et al., 2010). Это изменение резко контрастирует с общим снижением готовности сотрудников отклонять предложения о более высокооплачиваемой работе, что согласуется с увеличением рабочих мест и организационной мобильностью среди молодого поколения (Lyons et al., 2015).

    Интересно также отметить, что взаимосвязь между значимой работой и готовностью отказаться от более высокооплачиваемой работы существенно не различалась в зависимости от страны или категории работы, хотя общая готовность отказываться от более высокооплачиваемой работы действительно различалась в зависимости от обеих этих переменных. .Это говорит о том, что люди готовы соглашаться на более низкую заработную плату для более значимой работы в различных культурных и профессиональных контекстах. Однако здесь есть предостережение: данные были собраны в основном из развитых стран. Таким образом, все еще возможно, что этот эффект может отличаться в других национальных контекстах или в рабочих местах, которые не были включены в настоящий набор данных. Однако по текущим данным эффект оказывается устойчивым для разных стран и категорий должностей.

    Исследование 4

    Хотя Исследование 3 обеспечивает сильную поддержку общей готовности соглашаться на более низкую заработную плату для более значимой работы, в нем не проводится важного различия, которое появилось в литературе по смыслу.В частности, ученые-организаторы различают значение в работе и значение в работе (Pratt and Ashforth, 2003). Значение в работе относится к степени, в которой сама трудовая деятельность человека воспринимается как значимая (т. Е. У человека есть значимая работа ). И наоборот, значение на работе относится к степени, в которой сотрудники воспринимают свое участие в организационном сообществе как значимое (независимо от конкретной выполняемой работы).Формулировка зависимой переменной в панельных данных, использованных для Исследования 3, ссылается на оба этих типа значений, потому что в ней упоминаются «работа» и «организация». В результате неясно, относятся ли результаты к значению на работе или значению на работе и в какой степени. Исследование 4 было разработано, чтобы более четко разграничить эти варианты. Была выдвинута гипотеза, что те сотрудники, которые имеют более значимый опыт работы, будут меньше заинтересованы в работе за более высокую оплату (1) на другой работе в той же организации и (2) на той же работе в другой организации.

    Методы

    Amazon Mechanical Turk был использован для набора 441 участника из США, которые в настоящее время работают полный рабочий день. Среди 441 участника 2 указали, что они не ответили честно на все вопросы, а 9 из них не ответили на вопрос проверки внимания с просьбой выбрать тот или иной вариант ответа. После того, как эти 11 участников были удалены, окончательная выборка состояла из 430 участников, включая 185 женщин, 240 мужчин, 1 человека и 4 отсутствующих ответа.Средний возраст участников составлял 35,78 лет ( SD = 10,80), а средний годовой доход семьи составлял от 50 000 до 59 999 долларов (диапазон = от менее 20 000 до более 150 000 долларов). Участники были преимущественно европеоидной расы (74,00%), меньшее количество респондентов составляли азиаты (9,60%), афроамериканцы (7,30%) и латиноамериканцы (6,30%). Большая часть выборки имела 4-летнее образование (44,60%), некоторое количество колледжей, но без ученых степеней (18,80%) или 2-летнее образование (11,70%). Занятия участников были разнообразными, в них работали представители 34 различных профессиональных категорий.

    Участникам был предоставлен доступ к анкетам, если они указали, что имеют постоянную работу. В начале исследования участников попросили оценить свое согласие с тремя утверждениями по семибалльной шкале Лайкерта в диапазоне от «Совершенно не согласен» до «Полностью согласен». Первый вопрос был сосредоточен на значении в работе , задавая конкретный вопрос о работе: «Я бы отказался от более высокооплачиваемой работы у моего нынешнего работодателя, чтобы продолжать работать на той работе, на которой я сейчас занимаюсь» ( M = 2 .90, SD = 1,66). Второй вопрос был сфокусирован на значении на работе, задавая об организации: «Я бы отказался от более высокооплачиваемого предложения о той же работе, но в другой компании, чтобы остаться с моим нынешним работодателем» ( M = 3,38 , SD = 1,78). Наконец, мы также включили тот же вопрос из Исследования 3, который включает смесь этих двух аспектов значимой работы: «Я бы отказался от другой работы, которая предлагала бы немного больше заработной платы, чтобы остаться в этой организации» ( M = 3.07, SD = 1,79).

    После ответов на эти вопросы участники оценили опыт значимой работы с помощью инвентаризации работы и смысла (WAMI, Steger et al., 2012). WAMI включает 10 пунктов, оценивающих степень, в которой люди считают свою работу значимой для себя (например, «Я обнаружил работу, имеющую удовлетворительную цель»). Участники указали, что согласны с этими пунктами по пятибалльной шкале от Совершенно не согласен до Полностью согласен ( M = 3.36, SD = 0,98; α = 0,94). Затем участники заполнили демографическую анкету, в которой они указали свой возраст, пол, этническую принадлежность, годовой доход и образование.

    Результаты

    При воспроизведении результатов исследования 3 участники, у которых была более значимая рабочая жизнь, значительно чаще отказывались от другой работы с более высокой оплатой, чтобы остаться в своей нынешней организации ( r = 0,34, p <0,001) . Участники, сообщавшие о более значимом опыте работы, также с большей вероятностью отказались от другой, но более высокооплачиваемой работы в той же организации ( r = 0.29, p <0,001) и откажитесь от той же работы, но ради более высокой оплаты в другой организации ( r = 0,38, p <0,001). Эти корреляции оставались значительными при статистическом контроле демографической информации.

    Регрессионный анализ был проведен для изучения вклада специфического для работы и специфического для организации значения в общий вопрос, который был поставлен в панельных данных Исследования 3. Готовность отказаться от другой работы в другой организации одновременно прогнозировалась готовностью отказаться от той же работы в другой организации (β = 0.59, t = 15,15, p <0,001) и готовность отказаться от другой работы в той же организации (β = 0,26, t = 6,69, p <0,001). В совокупности эти две переменные составили 59% дисперсии в вопросе общих панельных данных.

    Обсуждение

    В выборке сотрудников, занятых полный рабочий день, охватывающих множество различных типов должностей, те, кто считал свою текущую работу относительно более значимой, с меньшей вероятностью соглашались на другую работу с большей оплатой в другой организации.Эти эффекты проявились при рассмотрении вопроса об отказе от более высокой оплаты за ту же работу в другой организации и отказе от более высокой оплаты за другую работу у текущего работодателя. Таким образом, готовность согласиться на более низкую заработную плату за более значимую работу, по всей видимости, относится как к значению в работе (относящемуся к самой работе), так и к значению на работе (относящемуся к организационному контексту, в котором выполняется работа).

    Общие обсуждения

    Финансовые проблемы оказывают сильное влияние на поведение при выборе работы (Chapman et al., 2005). Тем не менее, текущие результаты показывают, что люди готовы соглашаться на значительно более низкие зарплаты в обмен на более значимую работу. Исследование 1 продемонстрировало этот эффект, попросив участников сравнить свои собственные примеры значимой и бессмысленной работы. Исследование 2 показало эффект экспериментального манипулирования значениями трех заранее определенных категорий должностей. Исследование 3 выявило аналогичную картину в большой международной выборке, в которой люди размышляли о своей нынешней работе.Исследование 4 повторило этот вывод, когда спрашивали о более высокооплачиваемой работе и более высокооплачиваемых организациях. В совокупности эти исследования предоставляют доказательства того, что восприятие значимой работы может уменьшить акцент на финансовых проблемах при выборе работы. Эти результаты согласуются с теоретическими рамками, которые подчеркивают субъективную ценность личностно значимой деятельности (Frankl, 1971; Bruner, 1990; Baumeister, 1991; Emmons, 1999; Peterson, 1999; Markman et al., 2013).В рамках теории социального обмена значимая работа дает сотрудникам ряд психологических вознаграждений, которые могут компенсировать потребность в финансовой компенсации (Cropanzano and Mitchell, 2005).

    Интересный вывод из этих исследований состоит в том, что компании могут сэкономить на расходах, нанимая сотрудников, которые считают работу более значимой для себя. Напротив, текущие данные показывают, что те сотрудники, которые не считают свою работу значимой, будут ожидать более высокого уровня финансовой компенсации за данную работу.Поскольку восприятие значения по своей сути субъективно, оно может быть полезной целью для управленческих усилий по сдерживанию затрат, особенно в организациях с ограниченными финансовыми ресурсами. С другой стороны, если компании целенаправленно попытаются использовать врожденное чувство значимости работы своих сотрудников, могут возникнуть нежелательные результаты. Например, преднамеренно низкая оплата может привести к восприятию несправедливости среди сотрудников, что может нарушить обязательства организации (Meyer et al., 2002). Поощрение сотрудников к слишком частым самопожертвованиям ради осмысленной работы может аналогичным образом привести к негативным результатам, нарушив их комфорт, здоровье или баланс между работой и личной жизнью (Dempsey and Sanders, 2010; Berkelaar and Buzzanell, 2015).Поэтому компании должны проявлять осторожность при применении этих результатов, чтобы избежать нежелательных результатов.

    Важный вопрос о текущих результатах — это степень, в которой на них влияют факторы, связанные с личностью или работой. Исследование 2 предполагает, что люди с большей вероятностью согласятся на более низкую заработную плату за значимую работу, когда они уже превышают определенный уровень дохода (т.е. эффект наблюдался только у юристов, но не у учителей или водителей грузовиков). Однако этот результат не был обнаружен в исследовании 1, в котором не было обнаружено никакой связи между уровнем дохода участников и процентом их заработной платы, которую они готовы отказаться ради значимой работы.Исследования 3 и 4 также показали, что готовность отказываться от более высокооплачиваемой работы, чтобы оставаться на значимой должности, наблюдалась среди самых разных профессий и уровней дохода.

    Другая возможность состоит в том, что результаты применимы в основном к высокообразованным людям. Действительно, онлайн-выборки из исследований 1, 2 и 4 были более образованными, чем в среднем по стране в Соединенных Штатах. Однако во всех этих исследованиях эффекты оставались значительными при учете образования и других демографических переменных.Даже в исследовании 1, где проявилось значительное взаимодействие с образованием, эффект все еще присутствовал (в несколько ослабленной форме) среди лиц с меньшим образованием. Исследование 3 аналогичным образом продемонстрировало тот же эффект при использовании репрезентативных выборок сотрудников из разных стран. Таким образом, общий эффект, по-видимому, можно обобщить на широкую популяцию, но он может быть полезен для будущих исследований с целью изучения потенциального влияния факторов, связанных с работой, людьми или культурой, на компромисс между деньгами и осмысленностью.

    Исследователи все больше интересуются множеством индивидуальных и организационных преимуществ, которые сопровождают восприятие собственной значимости своей работы (Ryan and Deci, 2001; Pratt and Ashforth, 2003; Rosso et al., 2010; Steger et al., 2012). Несмотря на тенденцию сосредотачиваться на финансовом вознаграждении как на одном из наиболее важных аспектов работы, текущее исследование показывает, что люди, как правило, готовы отказаться от более высоких зарплат в погоне за более значимой работой. В самых разных категориях должностей, странах и уровнях дохода стремление к значимой работе может компенсировать чисто финансовые проблемы.

    Заявление об этике

    Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями Кодекса этики Американской психологической ассоциации. Все участники дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией.

    Авторские взносы

    Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Рецензент TS и редактор отдела заявили о своей общей принадлежности.

    Список литературы

    Баррик М. Р., Маунт М. К. и Ли Н. (2013). Теория целенаправленного рабочего поведения: роль личности, высшие цели и характеристики работы. Acad. Manag. Ред. 38, 132–153. DOI: 10.5465 / amr.2010.0479

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Баумейстер, Р. Ф. (1991). Смыслы жизни. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

    Google Scholar

    Беркелаар, Б. Л., Баззанелл, П. М. (2015). Наживка и стрелка или обоюдоострый меч? (Иногда) невыполненные обещания позвонить. Хум. Relat. 68, 157–178. DOI: 10.1177 / 0018726714526265

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Брунер Дж. (1990). Деяния смысла. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Google Scholar

    Бандерсон, Дж. С., и Томпсон, Дж. А. (2009). Зов дикой природы: смотрители зоопарка, призвания и обоюдоострый меч глубоко осмысленной работы. Adm. Sci. Q. 54, 32–57. DOI: 10.2189 / asqu.2009.54.1.32

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чепмен, Д. С., Уггерслев, К. Л., Кэрролл, С. А., Пясентин, К. А., и Джонс, Д. А. (2005). Привлечение кандидатов к организациям и выбор работы: метааналитический обзор коррелятов результатов приема на работу. J. Appl. Psychol. 90, 928–944. DOI: 10.1037 / 0021-9010.90.5.928

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кристиансен, С.Л. и Палковиц Р. (2001). Почему роль «хорошего поставщика» все еще важна: обеспечение как форма отцовского участия. J. Fam. Выпуски 22, 84–106. DOI: 10.1177 / 019251301022001004

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кропанзано Р. и Митчелл М. С. (2005). Теория социального обмена: междисциплинарный обзор. J. Manage. 31, 874–900. DOI: 10.1177 / 0149206305279602

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дело, Дж. Дж., Альтман, Д. Г., и Рогельберг, С. Г. (2010). Миллениалы за работой: что мы знаем и что нам нужно делать (если есть). J. Bus. Psychol. 25, 191–199. DOI: 10.1007 / s10869-010-9177-2

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Деци, Э. Л., Валлеран, Р. Дж., Пеллетье, Л. Г., и Райан, Р. М. (1991). Мотивация и образование: перспектива самоопределения. Educ. Psychol. 26, 325–346. DOI: 10.1080 / 00461520.1991.9653137

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Демпси, С.Э. и Сандерс М. Л. (2010). Значимая работа? Маркетизация некоммерческих организаций и дисбаланс между работой и личной жизнью в популярных автобиографиях социального предпринимательства. Организация 17, 437–459. DOI: 10.1177 / 1350508410364198

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Динер, Э., и Бисвас-Динер, Р. (2002). Повысят ли деньги субъективное благополучие? Soc. Инд. Res. 57, 119–169. DOI: 10.1023 / A: 1014411319119

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эммонс, Р.А. (1999). Психология конечных забот: мотивация и духовность в личности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

    Google Scholar

    Фоа, Э. Б., и Фоа, У. Г. (1980). «Теория ресурсов», в Social Exchange , ред. К. Дж. Герген, М. С. Гринберг и Р. Х. Уиллис (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer), 77–94.

    Google Scholar

    Франкл, В. (1971). Человек в поисках смысла. Нью-Йорк, Нью-Йорк: карманные книги.

    Google Scholar

    Грант, А.М. (2007). Реляционный дизайн работы и мотивация изменить просоциальную жизнь к лучшему. Acad. Управлять. Rev. 32, 393–417. DOI: 10.5465 / AMR.2007.24351328

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Грант, А. М. (2008). Значимость значимости задачи: эффекты производительности труда, реляционные механизмы и граничные условия. J. Appl. Psychol. 93, 108–124. DOI: 10.1037 / 0021-9010.93.1.108

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гринхаус, Дж.Х., Бедеян А.Г. и Моссхолдер К.В. (1987). Опыт работы, производительность труда и чувство личного и семейного благополучия. J. Vocat. Behav. 31, 200–215. DOI: 10.1016 / 0001-8791 (87)

    -1

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хэкман, Дж. Р., и Олдхэм, Г. Р. (1976). Мотивация через дизайн работы: проверка теории. Орган. Behav. Гм. Выполнять. 16, 250–279. DOI: 10.1016 / 0030-5073 (76)

    -7

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хэкман, Дж.Р. и Олдхэм Г. Р. (1980). Редизайн работы. Рединг, Массачусетс: Аддисон-Уэсли.

    Google Scholar

    Джонс, Г., Се, Дж. Л., и Фанг, Ю. (1992). Посреднические и модерирующие эффекты в дизайне работы. J. Manage. 18, 657–676. DOI: 10.1177 / 014920639201800404

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Судья Т. А., Пикколо Р. Ф., Подсакофф Н. П., Шоу Дж. К. и Рич Б. Л. (2010). Взаимосвязь между оплатой и удовлетворенностью работой: метаанализ литературы. J. Vocat. Behav. 77, 157–167. DOI: 10.1016 / j.jvb.2010.04.002

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Судья Т. А. и Ватанабе С. (1993). Еще один взгляд на взаимосвязь удовлетворенности работой и жизнью. J. Appl. Psychol. 78, 939–948. DOI: 10.1037 / 0021-9010.78.6.939

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Канунго Р. Н. (1982). Отчуждение от работы: комплексный подход. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Praeger.

    Google Scholar

    Ландерс, Р.Н., Беренд Т. С. (2015). Неудобная правда: произвольные различия между организационными, механическими и прочими удобными образцами. Ind. Organ. Psychol. 8, 142–164. DOI: 10.1017 / iop.2015.13

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лайонс, С. Т., Швейцер, Л., и Нг, Э. С. У. (2015). Как изменилась карьера? Исследование изменения моделей карьеры в четырех поколениях. J. Manag. Psychol. 30, 8–21. DOI: 10.1108 / JMP-07-2014-0210

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Маркман, К.Д., Пру, Т. и Линдберг, М. Дж. (Ред.). (2013). Психология смысла. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация. DOI: 10.1037 / 14040-000

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Маслах, К., Шауфели, В. Б., и Лейтер, М. П. (2001). Профессиональное выгорание. Annu. Rev. Psychol. 52, 397–422. DOI: 10.1146 / annurev.psych.52.1.397

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мэй, Д. Р., Гилсон, Р. Л., и Хартер, Л. М. (2004).Психологические условия значимости, безопасности и доступности, а также участие человеческого духа в работе. J. Occup. Орган. Psychol. 77, 11–37. DOI: 10.1348 / 096317

    2

    2

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мейер, Дж. П., Стэнли, Д. Дж., Гершович, Л., и Топольницкий, Л. (2002). Эмоциональная, постоянная и нормативная приверженность организации: метаанализ антецедентов, коррелятов и последствий. J. Vocat. Behav. 61, 20–52.DOI: 10.1006 / jvbe.2001.1842

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Парк, К. Л. (2010). Понимание смысла литературы: комплексный обзор создания смысла и его влияния на приспособление к стрессовым жизненным событиям. Psychol. Бык. 136, 257–301. DOI: 10.1037 / a0018301

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Петерсон, Дж. Б. (1999). Карты значений: архитектура веры. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.

    Google Scholar

    Петерсон, Н. Г., Мамфорд, М. Д., Борман, В. К., Жаннере, П. Р., Флейшман, Э. А., Левин, К. Ю. и др. (2001). Понимание работы с использованием сети профессиональной информации (o net): значение для практики и исследований. чел. Psychol. 54, 451–492. DOI: 10.1111 / j.1744-6570.2001.tb00100.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пратт, М. Г., и Эшфорт, Б. Э. (2003). «Развитие осмысленности в работе и на работе», в Положительная организационная стипендия: основы новой дисциплины , ред. К.С. Кэмерон, Дж. Э. Даттон и Р. Э. Куинн (Окленд, Калифорния: Берретт-Келер), 309–327.

    Google Scholar

    Райс, Р. У., Филлипс, С. М., и МакФарлин, Д. Б. (1990). Множественные несоответствия и удовлетворенность оплатой. J. Appl. Psychol. 75, 386–393. DOI: 10.1037 / 0021-9010.75.4.386

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ричард Ф. Д., Бонд К. Ф. и Стоукс-Зута Дж. Дж. (2003). Количественно описано сто лет социальной психологии. Ред.Gen. Psychol. 7, 331–363. DOI: 10.1037 / 1089-2680.7.4.331

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Россо, Б. Д., Декас, К. Х., Вжесневски, А. (2010). О смысле работы: теоретическая интеграция и обзор. Res. Орган. Behav. 30, 91–127. DOI: 10.1016 / j.riob.2010.09.001

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Райан, Р. М., и Деци, Э. Л. (2001). О счастье и человеческом потенциале: обзор исследований гедонистического и эвдемонического благополучия. Annu. Rev. Psychol. 52, 141–166. DOI: 10.1146 / annurev.psych.52.1.141

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рифф, К. Д. (1989). Счастье — это все, или нет? Исследования о значении психологического благополучия. J. Pers. Soc. Psychol. 57, 1069–1081. DOI: 10.3109 / 09638288.2010.503835

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шнелл, Т., Хёге, Т., и Поллет, Э. (2013). Предсказание смысла в работе: теория, данные, последствия. J. Posit. Psychol. 8, 543–554. DOI: 10.1080 / 17439760.2013.830763

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шанц, А., Альфес, К., и Трасс, К. (2014). Отчуждение от работы: марксистские идеологии и практика ХХI века. Внутр. J. Hum. Ресурс. Управлять. 25, 2529–2550. DOI: 10.1080 / 09585192.2012.667431

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ширан, П. (2002). Отношения намерения и поведения: концептуальный и эмпирический обзор. Eur. Rev. Soc. Psychol. 12, 1–36. DOI: 10.1080 / 14792772143000003

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стегер, М. Ф. (2009). «Смысл в жизни», в Оксфордский справочник по позитивной психологии , 2-е изд., Ред. С. Дж. Лопес и К. Р. Снайдер (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford University Press), 679–687.

    Google Scholar

    Стегер, М. Ф., и Дик, Б. Дж. (2009). Если кто-то ищет смысл жизни, помогает ли это найти смысл в работе? Заявл.Psychol. Здоровье и благополучие 1, 303–320. DOI: 10.1111 / j.1758-0854.2009.01018.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стегер, М. Ф., Дик, Б. Дж., И Даффи, Р. Д. (2012). Измерение значимой работы: инвентарь работы и смысла (WAMI). J. Оценка карьеры. 20, 322–337. DOI: 10.1177 / 106

    11436160

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тейт М., Паджетт М. Ю. и Болдуин Т. Т. (1989). Работа и удовлетворенность жизнью: переоценка силы взаимоотношений и гендерных эффектов в зависимости от даты исследования.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.