Липолитики прямые и непрямые: Липолитики. Прямые и непрямые | Estetic Center

Содержание

Что такое непрямые липолитики?❗


Принцип действия и основные свойства непрямых липолитиков


Непрямые липолитики влияют на похудение косвенно. Они воспроизводят биохимические процессы, протекающие в жировых клетках при физиологическом липолизе. Ключевой задачей таких препаратов является подавление фосфодиэстеразы – фермента, влияющего на уровень циклического аденозинмонофосфата в жировых клетках. Чтобы жиры расщеплялись быстрее, клеточный регулятор цАМФ должен быть активным.


Кроме того, непрямые липолитики:


  • выводят из организма лишнюю воду;

  • нормализуют кровообращение;

  • оказывают лимфодренажный эффект, устраняют застой лимфы;

  • понижают агрегацию тромбоцитов, разжижают кровь;

  • способствуют выведению свободных жирных кислот;

  • стимулируют собственные обменные процессы в тканях;

  • улучшают микроциркуляцию в клетках.


Чаще всего препараты-липолитики вводят инъекционно, однако есть и неинвазивные методы доставки активных веществ в глубокие слои дермы. Один из них – ионофорез. Введения липолитиков с помощью гальванического тока может осуществляться как на теле, так и на лице. В первом случае используют крупные электроды большой площади, во втором – почковидный электрод. Существуют и другие виды аппаратного липолиза: кавитационный, лазерный, ультразвуковой.


Преимущества непрямых липолитиков


Так как непрямые липолитики менее эффективны, чем средства прямого действия, для получения желаемого результата с их помощью требуется продолжительный курс лечения. В то же время у липолиза такими препаратами есть ряд достоинств:


  • физиологичность благодаря тому, что действие липолитиков максимально приближено к естественному;

  • щадящее воздействие, осуществляемое натуральными растительными компонентами;

  • минимум дискомфортных ощущений во время процедуры;

  • отсутствие длительных отеков после инъекций;

  • жир сжигается без нарушения целостности клеток адипоцитов;

  • атравматичность и абсолютная безболезненность процедуры при аппаратном липолизе.


Разновидности и эффекты от применения непрямых липолитиков


Существует много непрямых липолитиков. Одним из самых популярных является кофеин – алкалоид, получаемый из чайных листьев и кофейных зерен. Является нейростимулирующим средством группы метилксантины. Кофеин имеет схожие свойства с теофиллином и теобромином. Он подавляет фосфодиэстеразу, улучшает циркуляцию крови, содействуют утилизации жирных кислот в свободном состоянии.


Непрямым липолитиком является также артишок (хофитол) – препарат растительного происхождения. Сырьем для его получения служат нераспустившиеся бутоны одноименного травянистого сорняка. Артишок содержит флавоноиды, органические масла, инулин, витамины, соли, цинарин. Используется в качестве жиросжигателя, сосудоукрепляющего, желчегонного и противоотечного средства. Предельно допустимая дозировка экстракта артишока – 10 мл за одну процедуру.


Непрямые липолитики зачастую используют для усиления эффекта от применения жиросжигателей прямого действия. Результат инъекционного липолиза становится заметным через 1–1,5 месяца. В течение этого времени жир равномерно и постепенно деградирует. Так как процедура стимулирует коллагеногенез, кожа при этом не обвисает. Для получения стойкого результата необходимо пройти курс из 10–15 процедур с интервалами в 2–3 недели.


Показания и противопоказания к применению


Процедуры с непрямыми липолитиками рекомендованы, если есть второй подбородок, птоз мягких тканей лица. Их проводят в зоне век, щек, шеи, кистей. С помощью липолиза справляются с целлюлитом, жировыми отложениями в верхней части торса, на животе, ягодицах, бедрах, над коленями. Инъекции и аппаратные процедуры могут быть частью комплекса мер, направленных на похудение и подтяжку кожи.


Противопоказаниями к использованию непрямых липолитиков являются:


  • аллергия на препараты;

  • беременность и лактация;

  • желчнокаменная болезнь;

  • истощение организма, грипп, ОРВИ, жар;

  • мерцательная аритмия, артериальная гипертензия;

  • склонность к кровотечениям, тромбы, купероз, варикоз;

  • нарушения целостности кожи, герпес, папилломы в области предполагаемого воздействия;

  • непереносимость электрического тока, лазера, ультразвука;

  • обострение хронических заболеваний;

  • онкозаболевания;

  • склонность к образованию келоидных рубцов;

  • туберкулез любой формы.


Итак, по принципу воздействия липолитики бывают прямыми и непрямыми. Препараты второго типа получают из растений. Наиболее популярные непрямые липолитики – артишок и кофеин. В дерму их доставляют посредством инъекций, ультразвука, электрического тока. В результате применения липолитиков непрямого действия активизируется липолиз, что приводит к уменьшению жировых отложений, улучшению контуров тела, подтяжке кожных покровов.


Ознакомиться с ценами и подобрать мезококтейли для тела Вы можете в разделе: «Мезококтейли для тела».

В чем разница между прямыми и непрямыми липолитиками

Липолиз — процедура по коррекции фигуры, основанная на инъекциях липолитиков. Препарат вводится с помощью тончайших иголок в кожу. Процедура подходит для коррекции в области живота, бедер, рук, лица, шеи и декольте. Метод помогает избавиться от лишнего жира, улучшить состояние кожного покрова и нормализировать обмен веществ в тканях.

Прямые липолитики

Это мезотерапевтические препараты, разрушающие жировые клетки и их мембраны. В основу прямых липолитиков входят растительные экстракты. Они активизируют процесс липолиза, практически сразу после введения препарата под кожу.

Для улучшения микроциркуляции, кровотока и лимфотока, в состав включаются дополнительные компоненты. Это необходимо, чтобы жировые кислоты не вернулись в первоначальное состояние. Так, результат будет долговременным.

Разновидности липолитиков прямого действия:

  • Фосфатидилхолин (холин и 2 молекулы жирных кислот) — регулировка белкового, липидного, энергетического и ионного обмена, поддержка окислительных процессов и тканевого дыхания.
  • Дезоксихолат натрия — расщепление липидов при переваривании пищи и межмолекулярных связей в жирах, выведение лишней жидкости из организма.
  • Комплекс МПХ (левокартин 10%, дезоксихолат натрия 3%, экстракт одуванчика 2%, лидокаин 1%, бензопирон 0,1%) — улучшение микроциркуляции, удаление отеков и воспалений, обезболивающий эффект.

Непрямые липолитики

Препарат косвенно воздействует на жировые кислоты. Запускаются биохимические процессы в клетках, характерные для физиологического липолиза.

Фосфодиэстераз — фермент, влияющий на циклический аденозинмонофосфат в жировых тканях. Для быстрого расщепления, клеточный регулятор должен работать активнее.

Разновидности липолитиков непрямого действия:

  • Кофеин (алкалоид) — нейтрализующий эффект для группы метилксантинов, подавление фосфодиэстеразы, улучшение циркуляции крови, утилизация жирных кислот.
  • Хофитол — сжигание жиров, укрепление сосудов, желчегонный и противоотечный эффект.

Общие характеристики

Липолитики прямого и непрямого действия способствуют сжиганию жира, коррекции фигуры и улучшению упругости кожного покрова. Препараты попадают в организм через инъекционные процедуры.

Разные типы липолитиков могут давать схожий эффект:

  • Выведение лишней жидкости из организма.
  • Устранение свободных жирных кислот.
  • Стимуляция естественных обменных процессов в тканях.
  • Улучшение клеточной микроциркуляции.
  • Устранение застоев в лимфе.
  • Улучшение состояния кожного покрова, благодаря ускорению кровотока в проблемных зонах.

Для лучшего эффекта, необходимо вести здоровый образ жизни, следить за рационом питания и состоянием кожного покрова уже после окончания процедуры.

При качественном проведении инъекций, на теле не остаются рубцы и шрамы, так как препарат вводится тончайшими иглами. Если используются менее популярные методы, не предусматривающие инвазивное воздействие, кожный покров не повреждается.

Отличительные характеристики

Способ введение препарата в организм

Прямые липолитики вводятся инъекционным методом. Полный курс составляет 10-15 сеансов, каждый из которых проводится с интервалом в 2-3 недели.

Для применения липолитиков непрямого действия также используются инъекции. Однако данную категорию препарата можно вводить гальваническим током. Для этого, применяются крупные (для тела) или почковидные (для лица) электроды. Существуют другие методы введения препарата, но они не так популярны:

  • Кавитационный.
  • Ультразвуковой.
  • Лазерный.

Воздействие на жировые клетки

Прямые липолитики вводятся в кожный покров, где разрушают жировые клетки и их мембраны. Вещества самостоятельно воздействуют на вредные жиры.

Непрямые компоненты работают косвенно. Они запускают естественные процессы, сжигающие лишний жир. Препарат непрямого действия подавляет ферменты, влияющие на выработку жировых клеток.

Эффективность процедуры

Косвенное воздействие на организм менее эффективно, чем прямое введение активного вещества. Однако, как утверждают специалисты, непрямые липолитики дольше сохраняют положительный результат (подтянутая кожа, стройная фигура, нормальный обменный процесс в организме).

Естественный эффект

Препараты косвенного действия имеют состав, в который входят многие растительные компоненты. Благодаря этому, воздействие на организм более щадящее, риск осложнений минимален.

Для веществ направленного воздействия характерны мощные химические элементы, позволяющие скорректировать фигуру и вес в кратчайшие сроки. Из-за резких изменений, возможны осложнения. Однако риск появления отеков и негативных реакций минимален, при качественном проведении процедуры.

Какая технология лучше?

Направление на процедуру дает врач. Человек проходит тщательное обследование, по результатам которого выявляются рекомендации. Если состояние здоровья позволяет, есть выбор применяемого препарата. Для быстрого результата подходят прямые липолитики. Если есть терпение и желание провести максимально безопасную процедуру, лучше использовать препараты непрямого воздействия. Для проведения процедуры, необходимо выбрать опытного специалиста. Рекомендуется найти отзывы бывших пациентов. Профессионал никогда не откажется показать сертификаты качества, если будущий пациент попросит об этом.




























Лучшие липолитики для лица — отзывы, фото до и после, эффект прямых и не прямых липолитиков

Рекомендации после процедуры

Продукты расщепления жировых клеток выводятся из организма через лимфо- и кровоток, поэтому во время курса процедур соблюдают питьевой режим — потребляют не менее 1,5-2 л чистой воды в сутки.

Лимфодренажный массаж помогает вывести продукты распада жировых клеток, но проводить его можно тогда, когда ткани восстановятся после процедуры — через 2-3 недели после сеанса.

Татьяна Кузнецова

Липотерапия даёт результат только в сочетании с правильным питанием и физическими нагрузками. Вредные привычки и гиподинамия вернут жир на место за счёт увеличения в объёмах оставшихся адипоцитов.

Что нельзя делать после липолитиков в лицо

Инъекционная липотерапия — агрессивная процедура, при которой стрессовое действие активных препаратов на клетки сочетается с травмированием кожного покрова. Пациент должен соблюдать ограничения после процедуры, чтобы не получить осложнений:

  1. Не есть 2-3 часа после сеанса.
  2. Не принимать ванную сутки после процедуры.
  3. Не пить алкоголь до 10 дней, и хотя бы на 6-8 часов отказаться от курения.
  4. Не умываться горячей водой.
  5. Не трогать лицо руками 2-3 дня, не пользоваться декоративной косметикой.
  6. Не заниматься спортом 3-4 дня, чтобы не спровоцировать развитие отёков.
  7. Не посещать бассейн, пляж, солярий, сауну 7-10 дней.

Сколько держится эффект

Результат липолитических инъекций сохраняется долго, если вести здоровый образ жизни. Косметологи рекомендуют проводить поддерживающие курсы инъекций раз в полгода.

Как снять отёк после липолитика

Отёки — закономерное явление интралипотерапии. Время их рассасывания зависит от индивидуальных особенностей пациента и составляет от 2-3 дней до 1 месяца. Средства, которые помогают снять отёки:

  1. Холодные компрессы.
  2. Кремы и мази с рассасывающим эффектом: «Троксевазин», «Лиотон» и т. п.
  3. Массаж — ручной или аппаратный.
  4. RF-лифтинг, озонотерапия.

Обзор лучших липолитиков с ценами

Прямые липолитики дают результат за 2-5 процедур, непрямые — за 3-15.

Dermaheal LL

Средство Dermaheal LL Lipolytic Solution содержит липолитики прямого и непрямого действия и фактор роста — пептидный комплекс, который регулирует деление клеток эпидермиса и влияет на синтез коллагена. Этот «архитектор кожи» замедляет процесс старения, а также уменьшает проявления пигментации.

Препарат используют для коррекции формы носа, овала лица и удаления «вдовьего горбика» — нароста на границе спины и шеи.

Производство: Южная Корея.

Super V-Line Sol

Super V-Line Sol — препарат на основе непрямых липолитиков. В состав входят экстракт конского каштана, L-карнитин, тирозин и др. Применяется в области щёк, под глазами и в зоне скул, для устранения второго подбородка.

Производство: Южная Корея.

Lipo Lab V-Line

Непрямой липолитик из растительных экстрактов, пептидов и ниацинамида применяется для лифтинга кожи и устранения брылей, носогубных складок и второго подбородка.

Производство: Южная Корея.

Light fit

Light fit состоит из растительных экстрактов и относится к непрямым липолитикам. Его применяют в деликатных областях, т. к. инъекции с ним безболезненны — в области глаз и скул.

Производство: Южная Корея.

Aqualyx

Прямой липолитик, на основе дезоксихолата натрия и полимера галактозы, зарегистрировн Росздравнадзором, что подтверждает его безопасность. Он устраняет до 35% жировых отложений без повреждений кожи и мышц.

Производство: Италия.

PBSerum

Активное вещество PBSerum — Липаза PB 500. Этот непрямой липолитик без гормон-чувствительности стимулирует расщепление триглицеридов и замедляет адипогенез.

Препарат вводится на глубину от 13 до 25 мм, в зависимости от толщины жировой складки.

Производство: Испания.

MESOPHARM

Компания MESOPHARM выпускает серию прямых и непрямых липолитиков. Для лица применяют Estetic Form «Lipo Stop» formula. Это средство непрямого действия на основе кофеина, L-карнитина и флавонола.

Производство: Италия-Россия.

Mesosculpt

MESOSCULPT™ C71 — липомодулятор последнего поколения со специфическим действием. Он стимулирует преобразование белых жировых клеток в полезный жир — источник энергии для жизнедеятельности организма. Гиалуроновая кислота, аминокислоты и витаминно-минеральный комплекс дают эффект лифтинга и увлажнения кожи.

Производство: США-Корея.

Vektor

Leistern Vector состоит из кофеина, L-карнитина и сосудистодренирующих веществ. Он расщепляет триглицериды без разрушения жировых клеток, даёт лимфодренажный эффект. Препарат назначают для выравнивания и подтяжки кожи при деформационном типе старения.

Производство: Германия.

Фото До и После

Отзывы

Пациенты оценивают липотерапию лица в 4 балла из 5.

Мне понравилось, что липолитики убирают складки и провисания без эффекта «натянутого лица», как при биоревитализации. Минус в том, что это больно, и нужно соблюдать ограничения по питанию.

Кристина

Клиент, Москва

Хотела «худое лицо», а получила ассиметрию и потливость. Повторять процедуру не буду.

Людмила

Клиент, Казань

Липолитики — больная процедура, но мне она подтянула щёки и убрала второй подбородок. Эффект поддерживаю лимфодренажным массажем и ревитоникой.

Анна

Клиент, Санкт-Петербург

Заключение

Интралипотерапия как метод безоперационной контурной пластики лица доступна пациентам и даёт хороший результат. Здоровое питание, спорт и отказ от вредных привычек продлевают её результат на всю жизнь. Но не стоит практиковать эту методику в домашних условиях — нарушение дозировки и техники введения липолитиков приводят к осложнениям и эстетическим деформациям лица.

Другие статьи

Протокол липолитической коррекции тела препаратами TM Mesoexpert

Процедуры мезотерапии по телу являются одними из самых востребованных. Аппаратная косметология, массаж, обёртывания далеко не всегда могут решить проблему коррекции локальных жировых отложений в полном объёме. Особенно если речь идёт о сложно поддающихся коррекции зонах, таких как внутренняя часть бедра, внутренняя поверхность рук. Дело в том, что мышцы здесь минимально принимают участие в процессе движения, да и в спортзалах определённый набор упражнений в этой зоне зачастую не результативен. В таких случаях единственным гарантированным результатом обладает только комплекс процедур инъекционной мезотерапии липолитическими коктейлями.

Сосудистый препарат Vitacomplex
Состав 56 компонентов: витамины В1, В2, В3, В5, В6, В8, В12, аминокислоты, олигоэлементы, венотоники, ангиопротекторы, антиоксиданты. циклодекстрин, 4% манитол, таурин, теофиллин, буфломедил.

Показания: Витаминный сосудистый комплекс для ревитализации и регенерации всех типов кожи. Подходит как стартап для более интенсивных anti-age процедур

Форма выпуска: Флакон 5 мл.

Расход на 1 процедуру 2,5 до 5 мл.

Прямой липолитик Phosphatidylcholine

Состав: Фосфатидилхолин 5% Дезоксихолат натрия 2,5 %.

Показания: Прямой липолитик для коррекции жировых отложений. Дезоксихолат натрия разрушает оболочку жировой клетки.
Фосфатидилхолин эмульгирует жиры и утилизирует.

Форма выпуска: Флакон 5 мл/20 мл.

Расход на 1 процедуру не больше 5 мл на одну зону.

Непрямой метаболитик Аminocomplex

Состав:L– аргинин, L– карнитин, L– глутамин, L– метионин.

Показания: Непрямой липолитик для коррекции жировых отложений. Способствует оптимальному сжиганию жиров и высвобождению энергии.

Форма выпуска: Флакон 5 мл.

Расход на 1 процедуру 2,5 — 5 мл.

Непрямой липолитик MesoSlim

Состав: Твин-У-циклодекстрин, 4% манитол, таурин, теофиллин, буфломедил.

Показания: Непрямой липолитик для липоскульптуры лица и тела. Устраняет жировые отложения в сложно поддающихся коррекции зонах: внутренняя сторона бедра, живот, колени, подбородок, носогубные складки, грыжи нижнего века.

Форма выпуска: Флакон 5 мл.

Расход на 1 процедуру 2,5 — 5 мл.

Ход процедуры:

Перед началом курса липолитической мезотерапии до введения прямого липолитика Phosphatidylcholine, необходимо провести капилляромезотерапию препаратом Vitacomplex, за счет чего идет улучшение наполнения и скорости кровотока в микроциркуляторном русле, что позволяет снять отечность, пастозность ткани. Восстановление венозного оттока также улучшает эвакуацию продуктов метаболизма.
Капиляромезотерапия – это улучшение микроциркуляции с использованием комплексных мезококтейлей, включающих ревитализирующие ингредиенты совместно с препаратами сосудистого действия – венотоников и капиляропротекторов. Благодаря капилляромезотерапии процедура липолиза будет значительно эффективнее.
1 этап. Сосудистый.
Положение пациента — лёжа на животе.
1) Вдоль позвоночного столба осуществляем три линии вколов. Начинаем от большого затылочного отверстия и заканчиваем пояснично-крестцовым сочленением. Первая линия проходит между оститстыми отростками позвонков. Вторая и третья идут параллельно, справа и слева от срединной. Расстояние между вколами: 3-4 см. Расстояние между линиями вколов: 2-3 см. Глубина введения — 4мм. Расход на процедуру: 2-3 мл.
2) Вдоль внутренней стороны бедра и голени, вплоть до стопы. Инъецируем по ходу трёх линий, параллельных друг другу. Расстояние между линиями вколов: 2-3 см. Глубина введения- 4мм. Расход на процедуру: 2-3 мл.

2 этап. Коррекция локальных жировых отложений.

Для более эффективного результата, необходимо чередовать прямой липолитик с непрямым:
Курс состоит из 4-6 процедур, которые чередуются друг с другом с интервалом 1 раз в неделю.
1 раз в неделю – прямой Phosphatidylcholine — до 10 мл в одну зону, следующая неделя — непрямой , 1 раз 5-10 мл (Aminocmplex или Mesoslim).

Просим пациента занять вертикальное положение, так как только в нём хорошо визуализируется проблемная зона. Троекратная обработка хлоргексидином. Очерчиваем данную зону стерильным маркером и проставляем предполагаемые места введения препарата. Расстояние между вколами — 2 см.
Далее пациент принимает горизонтальное положение и мы проводим процедуру инъецирования препарата соответственно правилам введения каждого мезококтейля.

Phosphatidylcholine от MesoExpert: это прямой липолитик, в состав которого входит фосфатидилхолин 5% и дезоксихолат натрия 2,5%. Действует прицельно на жировую ткань, разрушая её и выводя продукты распада.
Для препарата существуют определённые правила введения, которые необходимо соблюдать.
За 1 процедуру для первого!!! сеанса вводим не больше 1 флакона — 5 мл. Глубина введения-13 мм, строго в жировую ткань. Количество препарата на 1 вкол- примерно 0,1-0,2 мл. После введения осуществляем лёгкий массаж. Предупреждаем пациента о последующих болезненных ощущениях в зоне введения на протяжении нескольких дней.

Aminocmplex — непрямой липолитик, содержит аминокислоты, которые в комплексе способствуют оптимальному сжиганию жиров и высвобождению энергии. Благодаря наличию L-карнитина в составе, особенно эффективен у людей активно занимающимся спортом. Мультипунктурная инфильтрация, 5-10 мл.

Mesoslim – непрямой липолитик, в состав которого входит маннитол, таурин и буфломедил. Дает прекрасный диуретический эффект, ингибирует фосфодиэстеразу. Непрямой липолитик для липоскульптуры лица и тела. Устраняет жировые отложения в сложно поддающихся коррекции зонах.

3 этап. Постинъекционный уход.
После процедуры проводится лёгкий массаж обработанной зоны и троекратная обработка хлоргексидином. Также следует нанести средство, уменьшающее посттравматический эффект: покраснение и отёчность.
На протяжении всего курса по коррекции жировых отложений, необходимо увеличить питьевой режим до 2 л в день, исключить по возможности употребление жирной пищи и алкоголя, а также совмещать инъекционные процедуры с аппаратными методиками или массажами (на 3-4 день после инъекции).

После проведения липолитической мезотерапии необходим курс лифтинговыми препаратами – для уплотнения кожи и лифтинга.

Что такое ЛИПОЛИТИК?

Сегодня можно часто услышать об избавлении от жира при помощи уколов липолитиков.

Что же это такое?

Липолиз – это процесс разрушения оболочки жировой клетки и дальнейшее расщепление жира по сложной биохимической цепочке на воду, триглицериды, глицерин, жирные кислоты, АТФ, и т.д.

Для того что бы запустить процесс липолиза в организме мы занимаемся спортом, прибегаем к помощи различных диет или правильного питания. Также можно воспользоваться современными методами косметологии – инъекции липолитиков. Это методика, при которой в подкожно-жировую клетчатку вводятся специальные мезотерапевтические препараты.

Какие бывают липолитики?

  • Прямые
  • Не прямые

К прямым липолитикам относятся препараты, содержащие в составе дезоксихалат натрия и фосфотидилхолин. Эти вещества действуют непосредственно на жировую клетку, разрушая её оболочку.

Продукты распада выводятся естественным путём: с током лимфы, и в дальнейшем всеми выводящими органами.

Непрямые липолитики – это мезо терапевтические коктейли, состав которых подбирается специалистом исходя из потребностей и состояния здоровья пациента. Как правило это препараты лимфадренажного действия, направленные на улучшение метаболических процессов, выведение лишней жидкости, укрепление стенок сосудов.

При выборе препарата важно учитывать зону воздействия: лицо или тело, и на сколько обширна обрабатываемая площадь тела.

В каких случаях эффективно использовать липолитик?

При работе с лицом мы можем корректировать:

—  Комки Биша;

— «Малярные мешки» под глазами;

— Второй подбородок;

— Бульдожьи щёчки.

Для данных зон существуют препараты, не относящиеся к прямым липолитикам, но воздействуют подобным образом (В n-joy wellness studio применяются такие препараты как MesoSculpt C71, «Триада», Fat Apoptosis)

Работая с телом следует учитывать, что прямые липолитики используются для работы с локальными жировыми отложениями. Например, Вы активно занимаетесь спортом, правильно питаетесь, но на теле есть жировые ловушки, которые сложно поддаются коррекции классическими методами (голифе, валики над коленями, живот и т.д.)

В этом случае есть смысл использовать прямой липолитик!

Но если девушку беспокоит проявление целлюлита на всей поверхности бёдер, животе, либо руках, то стоит обратить внимание на непрямые липолитики и дренажные мезо коктейли, которые позволят обработать всю необходимую поверхность тела.

За счёт выведения шлаков, токсинов, лишней жидкости из внеклеточного пространства, улучшается циркуляция крови, качество кожи и желаемый антицеллюлитный результат не заставит себя ждать!

Сколько нужно процедур?

Это достаточно индивидуально. Зависит от выраженности и степени целлюлита или жировых ловушек, образа жизни и питания.

Нужно понимать, что уколы липолитика – это курсовая процедура и расчитывать нужно минимум на 3 инъекции и курс может доходить до 15 процедур. Курс определяется индивидуально и может корректироваться в процессе работы.

В чём приимущество?     

  1. Отсутствие анестезии!
  2. Нет реабилитационного периода!
  3. Процесс похудения плавный и без вреда здоровью!
  4. Почти безболезненный!

Рекомендуется сочетать инъекции с массажами, обёртываниями и физическими нагрузками. Так же стоит обратить внимание на аппаратные методики, например, ультразвуковая кавитация отлично работает в паре с инъекциями.

Сколько держится результат после уколов для похудения?

Результат наступает через несколько дней. Его длительность зависит от активности и культуры питания.

Так же на результативность влияет выполнение рекомендаций вашего специалиста.

При выборе методов борьбы с лишним весом или локальными жировыми отложениями Вы должны убедиться, что не имеете противопоказаний к той или иной методике. При необходимости Вам могут рекомендовать пройти дополнительную диагностику состояния вашего здоровья, или консультацию у смежного специалиста.

Будьте ответственны за свое здоровье!

Липолитики | CPG Center на Оболони

Липолитиками называют препараты, которые используются для коррекции жировых отложений на лице и теле. Такая процедура получила название липолиз. Она позволяет не только избавить от лишнего жира, который не удается убрать другими способами (диетами, физическими нагрузками), но и дополнительно нормализует обменные процессы в тканях, улучшает внешний вид кожи.

Что такое липолитики?

Препараты, которые используют для ликвидации жировых отложений, делятся на две группы:

  • Прямые липолитики. Это мощные вещества, действие которых направлено на разрушение жировых клеток вместе с их мембранами.
  • Непрямые липолитики. Это щадящие вещества, созданные на основе растительных компонентов. Они не разрушают клеточную мембрану, а только ускоряют обменные процессы в жировой ткани, уменьшая тем самым ее объем. К ним относят препараты на основе кофеина, экстракта артишока, L-карнитина и т. д.

Показания к процедуре

Инъекции липолитиков помогают справиться с различными косметическими дефектами, достичь похудения и лифтинг-эффекта. Их рекомендуют вводить при таких состояниях:

  • второй подбородок;
  • провисание дермы;
  • отечность лица или мешки под глазами;
  • необходимость уменьшить объем щек или восстановить «поплывший» овал лица;
  • тучность рук или других участков тела;
  • жировые складки на теле;
  • целлюлит.

Противопоказания

Несмотря на то, что косметологи используют для уколов липолитики на растительной основе, у процедуры есть некоторые противопоказания. К ним относятся:

  • беременность и период лактации;
  • возраст младше 18 лет;
  • аутоиммунные заболевания;
  • прием антикоагулянтов;
  • варикозное расширение вен;
  • нарушения свертываемости крови;
  • хронические заболевания в стадии обострения;
  • аллергия на компоненты, входящие в состав липолитиков;
  • заболевания кожи в месте введения инъекций;
  • онкологические патологии.

Особенности и преимущества процедуры

Процедура липолитики – курсовая. Поэтому, чтобы добиться желаемого результата, важно пройти то количество сеансов, которое назначит косметолог. У методики отсутствует необратимый эффект. Если не менять образ жизни (пренебрегать диетой, спортом), результаты со временем исчезают. Поэтому длительность сохранения эффекта во многом зависит от образа жизни женщины.

К преимуществам липолитиков относят:

  • быстрый результат, который достигается путем ускорения жирового обмена;
  • минимальный реабилитационный период;
  • возможность уменьшить жировую прослойку и улучшить общее состояние кожи;
  • отсутствие агрессивных вмешательств в организм;
  • возможность корректировать зоны разной площади (от маленьких до обширных).

Вредны ли липолитики?

Косметологи используют в своей практике липолитики, созданные на основе растительных и натуральных компонентов. Поэтому они безопасны для организма человека. В доказательство этому можно привести пример спортсменов, которые регулярно принимают препараты на основе аминокислоты L-карнитина. Однако в анализах, которые они всегда сдают перед соревнованиями, это вещество не выявляется.

Единственный случай, когда липолитики могут быть опасны – это наличие аллергических реакций на составляющие компоненты или гормональные сбои в организме. В таких случаях данные препараты не используют.

Если вы хотите быстро восстановить стройность своей фигуры и улучшить внешний вид кожи, пройдите курс инъекций липолитиками в нашем Центре эстетической и антивозрастной медицины. Для записи звоните или оставляйте заявку на сайте.

Прямой липолитик — отличия от непрямого, обзор препаратов

Для уменьшения локальных жировых отложений и моделирования фигуры используют специальные мезококтейли. Они оказывают непосредственное и косвенное действие на подкожную клетчатку. Наиболее эффективный прямой липолитик – фосфатидилхолин. Он входит в состав коктейлей, которые выпускают ведущие косметологические компании.

Как действуют липолитики

Название группы препаратов «липолитики» означает буквально «расщепители жира». Они создавались как лекарство для устранения холестериновых бляшек. Позднее испытатели зафиксировали жиросжигающее действие. Теперь эти средства широко применяются в косметологической практике.

Липолитики не помогут значительно сбросить вес. Их применяют для борьбы с небольшими скоплениями жира на отдельных участках тела и коррекции фигуры. За 1 сеанс можно уменьшить объем талии или бедер на 2-3 см. Это примерно 100 мл жировой ткани.

К достоинствам липолитиков относятся:

  • Быстрое наступление эффекта;
  • Возможность точно моделировать небольшие участки тела;
  • Избавление от целлюлита;
  • Отсутствие специальной подготовки и простая реабилитация.

К недостаткам пользователи относят болезненность введения. Препараты применяют в виде инъекций. С помощью тонкой иглы раствор вводят под кожу на глубину 1 см.

Все липолитики делятся на 2 больше группы – прямые и непрямые. Они отличаются по составу и механизму действия.

Как действуют прямые липолитики

Прямые липолитики влияют непосредственно на жировую ткань. В отличие от непрямых, они разрушают мембраны адипоцитов и растворяют внутреннее содержимое клеток. Это приводит к быстрому уменьшению объема обработанной области.

Инъекции этих препаратов считаются самой эффективной альтернативой хирургической липосакции. Прямые липолитики удаляют жир в местах, которые не поддаются моделированию диетой и физическими тренировками.

Инъекции мезококтейлей для похудения делаются под кожу на глубину 1 см.

Препараты продаются в специализированных аптеках и на сайтах производителей. Процедура требует от врача специальной подготовки и опыта. Несоблюдение техники и дозировок может привести к серьезным осложнениям.

Состав и разновидности препаратов

В состав прямых липолитиков входят вещества, разрушающие клеточные стенки адипоцитов. Список активных компонентов мезококтейлей для похудения включает:

  • Фосфатидилхолин;
  • Дезоксихолат натрия;
  • Комплекс МРХ, содержащий левокарнитин, экстракт одуванчика, лидокаин, бензпирон.

Фосфатидилхолин – прямой липолитик из группы лецитинов. Молекула состоит из холина и 2 видов жирных кислот. Содержится в соевых бобах, яйцах, семенах горчицы.

В организме активирует окислительно-восстановительные процессы, регулирует белковый, липидный и энергетический обмен.

Дезоксихолат – вещество, усиливающее действие фосфатидилхолина. В организме в естественном виде присутствует в желчи. Расщепляет жиры при переваривании пищи, действуя на межмолекулярные связи. Выводит из организма лишнюю жидкость.

Комплекс МРХ разрушает мембраны адипоцитов и связывает органические кислоты. Уменьшает отек, боль и воспаление, улучшает микроциркуляцию в тканях.

Плюсы липолиза препаратами прямого действия

Использование прямых липолитиков помогает сократить объем талии или живота на 5-6 см.

К достоинствам препаратов относятся:

  • Точность и прицельность действия, возможность убирать жир на ограниченном участке;
  • Короткий срок реабилитации;
  • Отсутствие рубцов и других следов на коже;
  • Быстрый, заметный и устойчивый результат;
  • Минимальный риск побочных эффектов и осложнений;
  • Меньшая цена процедуры по сравнению с липосакцией.

После курса инъекций прямых липолитиков кожа в месте введения подтягивается, становится гладкой и упругой. Стойкого результата можно добиться, если скорректировать рацион и физическую активность.

Эффекты от применения

Увидеть первые изменения можно после 1-2 сеансов мезотерапии. Пациенты и косметологи отмечают:

  • Восстановление овала лица, устранение гравитационного птоза;
  • Исчезновение двойного подбородка, мешков под глазами;
  • Улучшение рельефа щек, исчезновение одутловатости;
  • Уменьшение объема живота, конечностей, ягодиц;
  • Исчезновение лишнего жира на груди и плечах, «вдовьего горба»;
  • Уменьшение признаков целлюлита.

Инъекции липолитиков выводят токсины и лишнюю жидкость из организма. Результат зависит от типа кожи, возраста, выраженности проблемы.

Обзор лучших препаратов

Липолитики прямого действия выпускаются в виде монопрепаратов и готовых коктейлей.

В число лучших наименований, по отзывам косметологов и пациентов, вошли:

  1. Dermaheal LL – прямой липолитик, содержащий фосфатидилхолин, L-Карнитин и набор аминокислот. Уменьшает объем локальных жировых отложений, подтягивает и разглаживает кожу;
  2. Aqualyx – препарат на основе дезоксихолата. Устраняет до 35% жировых отложений. Не повреждает мышцы и кожу;
  3. «Mesoestetic Мезостабил» – содержит фосфатидилхолин. Стимулирует распад жиров и их выведение из организма. Подавляет синтез новых триглицеридов;
  4. Pluryal mesoline facecontour – липолитик прямого действия для контурной пластики лица. Эффективен для удаления лишнего жира с подбородка и нижней челюсти;
  5. Bodycontour Pluryal Mesoline – мезококтейль для коррекции фигуры. По отзывам, прямой липолитик, введенный в живот, помогает убирать жировые складки и целлюлит. Подходит для удаления липом (жировиков).

Для большей эффективности препараты, содержащие фосфатидилхолин и дезоксихолевую кислоту, рекомендовано применять в комплексе.

Отличия непрямых липолитиков

Основная разница между прямыми и непрямыми липолитиками заключается в механизме их действия. Вторая группа мезопрепаратов не влияет непосредственно на адипоциты. Непрямые липолитики стимулируют естественные физиологические процессы организма:

  1. Улучшают микроциркуляцию;
  2. Усиливают отток лимфы;
  3. Стимулируют энергетический обмен в тканях.

Основное назначение препаратов этой группы – борьба с целлюлитом и уменьшение объемов фигуры.

Продолжительность курса терапии непрямыми липолитиками больше, чем прямыми.

Результат во многом зависит от образа жизни пациента, его питания и уровня физической активности.

Состав и механизм действия

Все непрямые липолитики по механизму действия делятся на 2 большие группы – высвобождающие энергию и обеспечивающие дренаж лимфы.

Препараты первой категории стимулируют метаболические процессы в подкожной клетчатке. Они ускоряют транспорт триглицеридов к митохондриям – энергетическим «центрам» клеток. В результате липолиз протекает более интенсивно. Инъекции таких препаратов сопровождаются ощущением тепла. В состав коктейлей входят:

  • L-карнитин – вещество, по свойствам близкое к витаминам группы В;
  • Кофеин – природный алкалоид, обладающий липолитическими функциями;
  • Бромелаин – фермент, содержащийся в некоторых растениях;
  • Растительные экстракты.

Липолитики непрямого действия второго типа усиливают отток лимфы, стимулируют выведение токсинов, препятствуют образованию отеков.

Они позволяют уменьшить объем тела за счет выведения лишней жидкости и нормализуют тонус кровеносных сосудов.

Основные действующие вещества таких коктейлей – вытяжки из растений:

  • Артишока;
  • Зеленого чая;
  • Центеллы;
  • Гинкго билоба.

Дополнительные компоненты – троксерутин, бета-эсцин – снижают проницаемость сосудов и улучшают их тонус.

Плюсы и минусы

Непрямые липолитики оказывают более физиологичное воздействие на ткани, чем прямые. Среди достоинств этих препаратов врачи называют:

  1. Щадящее воздействие на ткани;
  2. Натуральные компоненты, входящие в состав коктейлей;
  3. Хорошую переносимость – пациенты отмечают минимальный дискомфорт во время процедуры и после нее;
  4. Минимальное количество осложнений и нежелательных последствий;
  5. Небольшое число противопоказаний;
  6. Короткий восстановительный период.

Есть и некоторые недостатки.

Эффект от непрямых липолитиков проявляется медленнее, чем от прямых.

Для достижения хорошего результата требуется большой курс, поэтому стоимость лечения довольно высока.

Эффекты

Непрямые липолитики оказывают комплексное влияние на подкожную клетчатку. После курса мезотерапии отмечается:

  • Улучшение микроциркуляции в глубоких слоях кожи лица и тела;
  • Уменьшение локальных отеков живота, боков, конечностей;
  • Снижение свертываемости крови за счет уменьшения агрегации тромбоцитов;
  • Выведение токсинов через почки и кишечник;
  • Исчезновение явлений целлюлита;
  • Уменьшение объемов талии, бедер, живота, конечностей;
  • Улучшение состояния кожи – она становится гладкой, подтянутой и упругой.

При правильном образе жизни и соблюдении всех рекомендаций врача результат инъекций сохраняется в течение нескольких лет.

Обзор лучших препаратов

Непрямые липолитики изменяют форму жировых клеток, не влияя на количество.

Их применяют для мягкого моделирования фигуры и лица. В топ-5 лучших вошли:

  1. «Липодистрофин» – гомеопатический коктейль. Улучшает отток лимфы из тканей, хорошо устраняет отеки и темные круги под глазами. Эффективен при всех формах целлюлита;
  2. OM-Alcachofatic – содержит экстракт артишока. Оказывает лимфодренажное и дезинтоксикационное действие. Наиболее часто вводится непрямой липолитик в живот, бедра и ягодицы;
  3. Anti-Cellulite Ampoules (MOLDEADOR) – непрямой липолитик для лица. В его состав входят экстракты растений и физиологический раствор;
  4. OM-FATSTOP – непрямой липолитик, содержащий экстракт артишока, кофеин, L-карнитин. Помимо дренирующего эффекта, улучшает структуру соединительной ткани;
  5. OM-CELLUSTOP – содержит вытяжки из лекарственных растений, кофеин и гиалуроновую кислоту. Действует как антиоксидант, повышает тонус и эластичность кожи.

Все липолитические препараты предназначены для профессионального использования. Делать инъекции может только сертифицированный специалист.

Отзывы пациентов и косметологов

Ирина, косметолог, практический стаж 12 лет, Екатеринбург:

Часто слышу от пациентов хорошие отзывы о прямом липолитике Фосфатидилхолине. Эффект заметен после 1 сеанса уколов. Цена по сравнению с липосакцией умеренная и потенциальный вред намного меньше.

Жанна, 34 года, Анапа:

Колола курс непрямых липолитиков в подбородок, щеки и нос. Первые улучшения были видны через 10-12 дней. Кожа подтянулась, лицо немного похудело. Только врач не предупреждал, что потребуется так много уколов. В итоге получилось очень дорого.

Вероника, 29 лет, Сочи:

После родов сильно поправилась. Полгода занималась в спортзале, но без результатов. Сделала курс липолитиков в живот, бока и бедра. После 8 сеансов талия уменьшилась на 18 см. Конечно, для усиления эффекта нужно придерживаться диеты и посещать спортзал.

ЛИПОЛИТИКИ, ЧТО СКРЫВАЕТСЯ ЗА ПОХУДЕНИЕМ? ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ И ПОСЛЕДСТВИЯ

Watch this video on YouTube

Прямое и косвенное влияние лептина на метаболизм адипоцитов

https://doi.org/10.1016/j.bbadis.2013.05.009 Получить права и содержание

Основные моменты

Лептин — это адипокин, выделяемый из белой жировой ткани в пропорционально размеру жировых отложений.

Лептин подавляет прием пищи, увеличивает расход энергии и уменьшает жировые отложения.

Лептин уменьшает размер жировых подушечек, подавляя липогенез и увеличивая липолиз.

Лептин косвенно влияет на метаболизм, изменяя активность СНС или чувствительность к инсулину.

Лептин может изменять ожирение, подавляя пролиферацию клеток белого жира.

Abstract

Предполагается, что лептин действует как сигнал отрицательной обратной связи при регулировании баланса энергии. Он вырабатывается в основном жировой тканью, и его концентрация в крови коррелирует с размером запасов жира в организме.Введение экзогенного лептина до нормального веса у животных, чувствительных к лептину, подавляет потребление пищи и уменьшает размер жировых отложений, в то время как мыши с дефицитом лептина или функциональных рецепторов лептина страдают гиперфагией и ожирением, что согласуется с ролью лептина в контроле над телом. масса. В этом обзоре обсуждается влияние лептина на метаболизм адипоцитов. Поскольку адипоциты экспрессируют рецепторы лептина, лептин может напрямую влиять на метаболизм адипоцитов.Адипоциты также чувствительны к инсулину и получают симпатическую иннервацию, поэтому лептин также может косвенно изменять метаболизм адипоцитов. Исследования, опубликованные на сегодняшний день, предполагают, что прямая активация рецепторов лептина адипоцитов мало влияет на клеточный метаболизм in vivo, но лептин изменяет чувствительность адипоцитов к инсулину, подавляя накопление липидов. Введение лептина in vivo приводит к подавлению липогенеза, увеличению гидролиза триглицеридов и увеличению окисления жирных кислот и глюкозы.Активация центральных рецепторов лептина также способствует развитию катаболического состояния адипоцитов, но это может варьироваться в зависимости от жировых отложений. Лептин уменьшает размер депо белого жира, подавляя пролиферацию клеток как за счет индукции ингибирующих факторов циркуляции, так и за счет повышения симпатического тонуса, который подавляет пролиферацию адипоцитов. Эта статья является частью специального выпуска, озаглавленного «Модуляция жировой ткани при здоровье и болезнях».

Ключевые слова

Рецептор лептина

Липолиз

Липогенез

Симпатическая нервная система

Инсулин

Рекомендуемые статьи Цитирующие статьи (0)

Copyright © 2013 Elsevier B.V. Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Цитирующие статьи

Систематический обзор литературы и нашего опыта по комбинации фосфатидилхолина и дезоксихолата в течение 14 лет у 1269 пациентов индийского и юго-восточного азиатского происхождения

Дж. Кутан Эстет Сург. Октябрь-декабрь 2018 г .; 11 (4): 222–228.

Мохан К. Томас

Отделение пластической хирургии, Институт косметической хирургии, Мумбаи, Махараштра, Индия

Джеймс А.D’Silva

Отделение пластической хирургии, Институт косметической хирургии, Мумбаи, Махараштра, Индия

Атеш Дж. Бороле

Отделение пластической хирургии, Институт косметической хирургии, Мумбаи, Махараштра, Индия

Отделение пластической хирургии, Институт косметической хирургии, Мумбаи, Махараштра, Индия

Адрес для корреспонденции: Доктор Мохан К. Томас, Институт косметической хирургии, 8-й этаж, Mangal Murti CHS, Linking Road, Above Vero Moda, Santacruz (W), Mumbai 400054 , Махараштра, Индия.Электронная почта: [email protected] Авторские права: © 2019 Журнал кожной и эстетической хирургии

Это журнал с открытым доступом, и статьи распространяются в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0, которая позволяет другим делать ремиксы , настраивать и развивать работу в некоммерческих целях при условии, что предоставлен соответствующий кредит и новые разработки лицензируются на идентичных условиях.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Справочная информация:

Инъекции фосфатидилхолина и дезоксихолата (PC – DC) используются в качестве нехирургической альтернативы липосакции.DC в качестве компонента липолиза недавно был одобрен Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США.

Цель:

PC и DC независимо использовались в липолизе. Настоящим мы представляем систематический обзор литературы по инъекционному липолизу и делимся нашим опытом использования ДК в сочетании с ПК для инъекционного липолиза. Мы ретроспективно оценили эффекты лечения PC – DC в разных возрастных группах, для обоих полов и в разных целевых областях.

Материалы и методы:

Это исследование длилось более 14 лет, в котором 1269 пациентов разного возраста и пола лечились инъекционным липолизом с комбинацией PC – DC.Инъекция коктейля PC-DC вводилась всем пациентам в среднем в течение четырех сеансов каждые 4 недели, а результаты оценивались через 8 недель после последнего сеанса.

Результаты:

Эффект лучше всего оценивался на лице (скуловой, подбородочной и подподбородочной областях) и плече, тогда как средний эффект наблюдался на бедрах и вокруг колен. Мы также использовали липолиз в качестве основного метода, а также в качестве ретуши после липосакции. Результаты лучше оцениваются при первичном липолизе.Необходимость повторных сеансов (1-2 сеанса) липолиза и количественная оценка результатов на последующих сеансах показывают, что максимальное улучшение достигается на первом сеансе.

Заключение:

Коктейль PC – DC, используемый для липолиза в качестве местного введения, эффективен для уменьшения нежелательного жира. Он показывает большую эффективность при лечении локализованного жира, особенно на лице и валике бюстгальтера у женщин младшей возрастной группы (20–30 лет).

Ключевые слова: Контур тела, дезоксихолат, инъекционный липолиз, нехирургический, фосфатидилхолин
Ключевые сообщения:
1.Инъекционный липолиз — это эффективный нехирургический вариант коррекции фигуры.
2. Правильный отбор пациентов и техника — основа успешных результатов.
3. Пациентам необходимо объяснить, что результаты будут незаметными и не такими драматичными, как после хирургической коррекции контуров тела.
4. Мы считаем, что этот метод, хотя и не является хирургическим, должен быть в арсенале всех пластических хирургов, дерматологов и косметологов, прошедших обучение как инвазивным, так и неинвазивным процедурам коррекции контуров тела.

ВВЕДЕНИЕ

Красивое тело — мечта каждого. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) сообщила, что ожирение является распространенной, недооцененной и игнорируемой проблемой общественного здравоохранения как в развитых, так и в развивающихся странах по всему миру. Согласно отчету ВОЗ о мировой статистике здравоохранения за 2012 год, каждый шестой взрослый человек в мире страдает ожирением. Избыточный вес — это предвестник ожирения. Удаление подкожного жира с помощью липосакции / инъекционного липолиза — это процедура коррекции фигуры, направленная на локализованные участки жира, которые не поддаются физическим упражнениям и диете.Липосакция для удаления подкожно-жировой клетчатки — самая распространенная процедура косметической хирургии. Однако липосакция — это хирургическая процедура, она дорогостоящая, часто требует общей анестезии и теоретически связана с опасными для жизни осложнениями. Обычными нехирургическими альтернативами липосакции являются криолиполиз, радиочастотная абляция, HIFU (сфокусированный ультразвук высокой интенсивности) и инъекционный липолиз. Использование липолитических препаратов для нехирургического уменьшения жировых отложений является распространенным методом в косметической медицине и используется в виде поверхностного нанесения (кремы, гели и лосьоны) или посредством местных инъекций [1,2,3], особенно для клиентов, ищущих нехирургические альтернативы для областей, которые не поддаются традиционной липосакции.Недавнее одобрение дезоксихолата (DC) для инъекционного липолиза Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (USFDA) [4] сделало инъекционный липолиз одним из основных нехирургических методов коррекции контуров тела.

Растворение подкожно-жировой клетчатки с помощью инъекций липолитических агентов стало модным в странах Европы и Южной Америки с последних пяти десятилетий. Недавно препарат DC Kybella (Allergan USA, Inc., Irvine, CA

) получил одобрение USFDA для контурной обработки субментальной области.В нескольких исследованиях сообщалось об эффективности фосфатидилхолина (PC), DC, а также их комбинации с другими добавками, такими как l-карнитин, витамин E, коллагеназа, гиалуронидаза и изопротеренол. Все исследования показали обнадеживающие результаты среди кавказского населения. Мы используем смесь ПК и постоянного тока с 2004 года и обнаружили, что она одинаково эффективна и для клиентов из Индии, и для клиентов из Юго-Восточной Азии.

Первое зарегистрированное использование этого конкретного класса препаратов было для растворения атероматозных бляшек в системных артериях, а затем последовало дальнейшее использование для растворения тромбоэмболии легочной жировой ткани.Однако дозировка, используемая в таких приложениях, была относительно намного выше по сравнению с теми, которые мы используем в эстетических процедурах. [5] Maggiori [6] использовал ПК для проникновения в ксантелазмы, а бразильский дерматолог самостоятельно экспериментировал с местными инъекциями ПК для удаления мешков под глазами [7]. Однако из соображений безопасности использование в периокулярных областях больше не рекомендуется. Дальнейшие исследования по этому вопросу начались в Европе в 2001 году, а в 2003 году в Германии была основана компания «Сетевой липолиз» для всестороннего изучения научных основ инъекционного липолиза.С тех пор ПК и ДК использовались не по прямому назначению во всем мире для инъекционного липолиза.

Rotunda и др. . [8] постулировали, что использование ПК, солюбилизированного в DC, дает лучшие результаты с меньшими побочными эффектами. Биохимически DC натрия представляет собой желчную соль, а PC представляет собой глицерофосфолипид. Биохимическая природа ПК — это глицерофосфолипид. Натрий DC является широко используемым детергентом и используется для солюбилизации ПК. Полученный коктейль обладает синергическим действием и проявляет липолитическое действие при введении в подкожно-жировую клетчатку.[9,10] Компаундированные препараты ПК в настоящее время широко продаются как минимально инвазивные альтернативы липосакции или как процедуры «ретуши» после липосакции. [11,12] Мы используем ПК, солюбилизированный в постоянном токе, в нашей практике с 2004 года. Настоящим мы представляем нашу методологию и результаты.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

В общей сложности с 2004 года 1269 пациентов прошли курс лечения с использованием комбинации PC – DC для липолиза. Возрастная группа варьировала от 18 до 55 лет. Соотношение мужчин и женщин было 245: 1024.Различные целевые области, которые подвергались лечению, включали лицо (область скуловой кости и линии подбородка), подподбородочную область, верхнюю часть рук, живот, спину (бюстгальтер), бока, бедра, область колен и икры. Из 1269 случаев 157 касались ретуши после липосакции и 1112 — липолиза первичной инъекцией. Критерии включения в исследование включали клиентов, которые в первую очередь хотели нехирургический вариант потери дюйма в первичной, а также вторичной (ретуши) настройках. Критерии исключения включали сообщенную аллергию на яйца и / или сою, местные инфекции или проблемы с кожей, принимаемые антикоагулянты, пациенты с ослабленным иммунитетом, пациенты с гормональным дисбалансом (гипотиреоз и поликистозный оверианский синдром), а также беременность и период лактации.Пациенты с нереалистичными ожиданиями являются важным относительным противопоказанием к процедуре. После тщательного клинического обследования и документирования метрических данных участков, подлежащих лечению, пациентов фотографировали и сохраняли запись результатов лечения, а также побочных эффектов. Аналогичный протокол соблюдался для каждого сеанса лечения. Использовали комбинацию ПК / натрия DC (Dermastabilon), производимую Skin Tech Pharma Group, Испания. Этот 5-миллилитровый препарат содержит 250 мг ПК и 100 мг DC.Мы проводили процедуры под седативным действием, поскольку препараты местного действия не достигают желаемого обезболивания на той глубине, на которой действуют химические вещества. Также инъекция раствора для местной анестезии может изменить топографию и затруднить клиническую оценку. Для пациентов, которые утверждали, что они лучше переносят боль и не желают принимать седативные средства, мы использовали охлаждающие палочки и вибраторы во время процедуры. Места инъекций определялись специально разработанной сеткой [], которая обеспечивала адекватное разнесение инъекций и минимальное перекрытие предполагаемого конуса липолиза, обеспечивая более плавный переход в зону соседней инъекции.Количество, вводимое на одно место, на лице было примерно на 50% меньше, чем на любую другую часть тела, а количество, вводимое в каждой точке инъекции, было не более 0,3 см 3 . Максимальная доза за один присест составляла 5 г. Глубина инъекций составила 10 мм в корпус и 5 мм в лицо. Мы соблюдали минимальный интервал в 4 недели между двумя последующими сеансами. Максимальный заметный эффект был достигнут у 80% пациентов к 10-м суткам; однако препарат продолжал действовать в течение 6–8 недель. Всех пациентов спрашивали об их степени удовлетворенности результатами лечения и были ли они очень удовлетворены, удовлетворены, достаточно удовлетворены или не удовлетворены.Удовлетворенность лечением оценивалась по визуальной аналоговой шкале (ВАШ) от 1 до 10. Клиническая фотография является обязательной в этом сценарии, так как результаты малозаметны, и пациенты лучше понимают разницу между изображениями до и после операции, а не в зеркале. . Окончательные измерения и фотографии были сделаны через 8 недель после последнего сеанса.

Специальная сетка для предварительной маркировки для обеспечения равномерного распределения препарата в подкожной плоскости

РЕЗУЛЬТАТЫ

Эффекты лучше всего проявляются на лице (скуловая, нижнечелюстная и подподбородочная области) [рисунки и] и руки , тогда как задние руки [] и области колен [] показывают средние результаты.Молодые девушки оценили результаты в области валика бюстгальтера [] лучше, чем на боках. Результаты лучше оцениваются при первичном липолизе. Необходимость повторных сеансов (1-2 сеанса) липолиза и количественная оценка результатов на последующих сеансах показывает, что максимальное улучшение достигается на первом сеансе. Ощущение покалывания присутствовало почти у всех пациентов в течение первых нескольких часов и у большинства из них уменьшалось к концу дня. Сообщалось также о локальных отеках в обработанных областях в течение 24–48 часов, которые хорошо контролировались с помощью одежды, на которую давили.Многие пациенты, особенно со светлой кожей, жаловались на покраснение в течение одного-двух дней после инъекций. Также часто наблюдались такие жалобы, как холинергические симптомы, такие как диарея и недомогание, которые всегда наблюдались в первые 24 часа после лечения, особенно когда общая введенная доза превышала 3 г. Другие жалобы, такие как образование подкожных узелков, исчезли со временем. Случайная инъекция в мышцу вызывает мучительную боль из-за мионекроза, поэтому для инъекций мы рекомендуем технику защемления, как показано на рис.Большинство пациентов прошли лечение более чем в одной области тела, и по нашим наблюдениям пациенты, показавшие хорошие результаты в одной области, с большей вероятностью были удовлетворены лечением и в других регионах. Мы подвели итоги в.

(A) Изображение перед процедурой, показывающее выступающие жировые подушечки на скуле и челюсти. (B) Постпроцедурное изображение, показывающее уменьшение жировых подушечек на скуле и челюсти после четырех сеансов инъекционного липолиза

(A) Предварительное изображение, показывающее заметную подподбородочную жировую подушку (двойной подбородок).(B) Постпроцедурное изображение, показывающее уменьшение подподбородочной жировой подушечки (двойной подбородок) после четырех сеансов инъекционного липолиза

(A) Предварительное изображение, показывающее заметный валик бюстгальтера из-за избыточного накопления жира. (B) Постпроцедурное изображение, показывающее уменьшение размера рулона бюстгальтера после шести сеансов инъекционного липолиза

Изображение, показывающее технику защемления, чтобы обеспечить доставку лекарства в подкожную плоскость и избежать внутримышечных инъекций, которые могут быть чрезвычайно болезненными

(A) процедурное изображение, показывающее заметное скопление жира в области скулов и челюсти.(B) Постпроцедурное изображение, показывающее значительный липолитический результат после пяти сеансов инъекционного липолиза

(A) Предварительное изображение, показывающее руку с отметками для инъекционного липолиза. (B) После шести сеансов инъекционного липолиза руки, показывающего уменьшение жировых отложений на руке

(A) Предварительное изображение, показывающее колени и голени с умеренными скоплениями жира. (B) Постпроцедурное изображение после шести сеансов инъекционного липолиза

Таблица 1

Региональное распределение случаев среди мужчин и женщин с оценкой по шкале ВАШ удовлетворенности инъекционным липолизом комбинированным препаратом ПК и ДК

Область Всего Пациенты женского пола Показатели ВАШ женщин> 5 Пациенты мужского пола Показатели ВАШ мужчин> 5
Живот 301 287 107 14 Боковые поверхности 424 375 212 49 14
Подвесной 736 457 378 457 378 279 9017 9017 9017 9017 9017 9017 9017 9017 9017 9017 9017 9017 9017 9017 9017 157 0 0
Бедро 110 68901 72

18 42 8
Челюсти 252 175 110 77 27
Верхние рычаги

9017 169 217 2
Колено 83 83 0 0 0

ОБСУЖДЕНИЕ

Самым распространенным методом коррекции фигуры была липосакция.В последнее время во всем мире появились сообщения о многих неинвазивных методах коррекции контуров тела, и было опубликовано множество отчетов о случаях заболевания. Следует понимать тот факт, что липосакция, как и липолиз с помощью инъекций, являются процедурами для коррекции контуров тела и не являются лечением ожирения как таковой . Кроме того, липосакция — это одноразовая хирургическая процедура, тогда как инъекционный липолиз — это нехирургическая процедура, которая требует нескольких сеансов вместе с более длительной лаг-фазой, чтобы окончательный результат был очевиден.[13] Следует отметить, что инъекционный липолиз — это не то же самое, что мезотерапия, что является распространенным заблуждением. Мезотерапия включает внутрикожные инъекции, тогда как при инъекционном липолизе лекарства доставляются в подкожные ткани [14].

Соответственно, с 2004 года мы включили инъекционный липолиз в нашу практику. На протяжении многих лет мы получали воспроизводимые результаты, и наши пациенты остались довольны результатами. Об этом свидетельствует тот факт, что многие пациенты обращались к нам с просьбой исправить другие области и предпочитали делать инъекции, прежде чем рассматривать вопрос о липосакции.Напротив, пациенты, ранее перенесшие липосакцию некоторых других участков тела, жаловались на менее драматический и отсроченный эффект, достигнутый этим нехирургическим методом. Мы использовали инъекционный липолиз как в качестве единственного метода, так и в качестве компонента мультимодального подхода к контурной пластике лица [15].

PC представляет собой глицерофосфолипид, полученный из соевого лецитина искусственно. Биохимически ПК является наиболее важным мембранным липидом. Механизм действия ПК при лизисе подкожно-жировой клетчатки все еще остается предметом исследования.Было высказано предположение, что ПК стимулирует липазы и расщепляет триглицериды на жирные кислоты и глицерин. Жирные кислоты метаболизируются в печени, а глицерин водорастворим. В ряде исследований упоминается, что ПК действует как химическое вещество, делающее липиды водорастворимыми. Тем самым он стимулирует липазы, заставляя триглицериды превращаться в жирные кислоты и глицерин. Натрий DC — это желчная соль, которая также используется в качестве лабораторного детергента и используется для солюбилизации ПК. Механизм действия DC, по-видимому, вызывает разрушение жировых клеток неспецифическим образом из-за его детергентного действия.И ПК, и ДК независимо использовались для инъекционного липолиза. Составной препарат, содержащий оба вещества, обладает синергическим действием, и было научно оценено и документально подтверждено, что при введении в жировой слой он вызывает вакуолизацию адипоцитов, приводящую к их разрушению, которые затем удаляются путем фагоцитоза. [16]

Идеальные случаи для инъекционного липолиза — это небольшие количества избыточного объема жира (до 500 мл). Результаты обнадеживают, если излишки жира легко сжимаются и имеют однородную структуру.Использование может быть экстраполировано на хорошо сформированные липомы и деформации после липосакции. Однако при солитарных липомах лучше всего хирургическое удаление. Липолиз с помощью инъекций также использовался для устранения остаточных жировых отложений после липосакции и избыточного поглощения жира после пересадки жира. В нашем исследовании были пациенты с аналогичными показаниями. У большинства пациентов были небольшие целевые участки жира, но они не поддерживали операцию. В исторической статье Franz Hasengschwandtner [17] из Австрии сделан вывод о том, что все пациенты, получавшие инъекции ПК, испытали эффект липолиза.Подобным образом у всех 1269 пациентов наблюдался эффект липолиза. Мы заметили, что при сравнении последовательных сеансов после второго сеанса существенной разницы не было. Следовательно, если было значительное улучшение на первом сеансе, то всегда была фаза задержки, когда снижение показателей присутствовало, но не было столь драматичным для пациента, чтобы оценить его визуально. Однако, когда мы сравнили результаты начального сеанса и окончательного сеанса, разница была заметна. Этот результат был также замечен Эль Камшуши и др. .[16] Таким образом, мы пришли к выводу, что все пациенты должны пройти несколько сеансов, поскольку результаты являются кумулятивными по своей природе и лучше всего оцениваются в конце лечения, а не между ними.

Часто встречающимися жалобами после инъекционного липолиза были боль, отек, эритема и ощущение покалывания. Однако они были временными и обычно проходили через 2-3 дня после процедуры. О сильной боли сообщили 15 пациентов, которым случайно была сделана внутримышечная инъекция.Это контролировалось коротким курсом стероидов (скользящая доза), нестероидными противовоспалительными препаратами под пероральным антимикробным покрытием и отдыхом. Благодаря усовершенствованию техники и использованию техники щипка в более поздние годы мы не сталкивались с этим конкретным осложнением. Подкожные узелки встречались более чем в половине случаев. Научное обоснование подкожных узелков было изучено Саллесом и соавторами , [18], и они постулировали его как следствие острого воспаления, при котором произошел адипоцитолиз, который зажил с фиброзом и микроскопическими рубцами.Пациенты должны быть хорошо информированы об этом конкретном побочном эффекте перед процедурой и быть уверенными в том, что он проходит в течение 3-4 недель. Мы рекомендовали массаж и терапию одеждой для давления в качестве активных мер для облегчения образования узелков и уменьшения их частоты. Клинические и ультразвуковые характеристики этих узлов были изучены, и сообщалось, что ПК и ДК при использовании в комбинации приводили к меньшему количеству узелков, которые менее болезненны и разрешаются быстрее, чем при использовании любого из них по отдельности.[19] Системные побочные эффекты инъекционного липолиза встречаются только тогда, когда он используется в более высоких дозах, как у пациентов, проходящих лечение в нескольких регионах одновременно. Сообщалось, что частота таких эффектов наблюдается, когда общая доза превышает 3 г. Системные побочные эффекты в основном представляют собой парасимпатические реакции, такие как тупая головная боль, тошнота, диарея и / или стеаторея. Обычно они возникают в течение первых 24 часов и исчезают при симптоматическом лечении через 2–3 дня [20]. Инъекционный липолиз — это процедура дневного ухода, поэтому мы рекомендуем информировать всех пациентов о возможности этих последствий, особенно если ожидается, что общая доза ПК превысит 3 г.

В нашей выборке пациентов было восемь случаев, которые демонстрировали значительное воспаление с красной, воспаленной и опухшей кожей с наличием локализованных крапивниц. Эти случаи разрешались в течение 2 недель после приема антигистаминных и противовоспалительных препаратов. В одном случае нам пришлось использовать скользящую дозу стероидов под антимикробным покрытием. В наших случаях гиперпигментация наблюдалась в определенных областях, особенно в области колен и внутренней поверхности бедер. Обычно это разрешается к концу третьего месяца.В литературе были сообщения об инфекциях, вызванных атипичными микобактериями. [21,22] Мы, к счастью, не столкнулись с подобными случаями, вероятно, из-за нашего установленного протокола стерильности после того, как удалось справиться со случаями атипичных микобактериальных инфекций в случаях увеличения груди. [23] ]

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Хотя липосакция есть и должна оставаться золотым стандартом для уменьшения подкожного жира, инъекционный липолиз имеет преимущества, заключающиеся в минимальном времени простоя, меньшей инвазивности и, что наиболее важно, в психологии пациентов, что в этом процессе не требуется хирургического вмешательства.PC – DC эффективен для уменьшения локальных скоплений подкожного жира. Мы пришли к выводу, что результаты складываются и лучше всего оцениваются в конце трех сеансов. Обучение и опыт проведения процедуры являются важными предпосылками помимо правильного отбора пациентов для неизменно хороших результатов. Инъекционный липолиз является полезным дополнением, но его нельзя рассматривать как замену хирургической липосакции. Использование фосфатидилхолина и дезоксихолата не по назначению не привело к стандартизации дозировки, методов и режимов лечения.Официального консенсуса по этому поводу не было. Теперь, с одобрения Кибеллы USFDA, мы с нетерпением ждем более систематических исследований в центрах по всему миру, которые помогут в разработке стандартизированного протокола для выбора пациентов, выбора лекарств, дозировки лекарств, методов введения и постпроцедурного протокола и оценки результатов.

Заявление о согласии пациента

Авторы подтверждают, что они получили все соответствующие формы согласия пациента. В той форме, в которой пациент (-и) дал / дал (-а) свое согласие на публикацию его / ее / их изображений и другой клинической информации в журнале.Пациенты понимают, что их имена и инициалы не будут опубликованы, и будут предприняты соответствующие усилия, чтобы скрыть их личность, но анонимность не может быть гарантирована.

Финансовая поддержка и спонсорство

Нет.

Конфликт интересов

Конфликта интересов нет.

СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

1. Гринуэй Флорида, Брей Г.А., Хебер Д. Актуальное снижение жира. Obes Res. 1995; 3: 561–8S. [PubMed] [Google Scholar] 2. Гринуэй, Флорида, Брей, Джорджия. Региональная потеря жира с бедра у женщин с ожирением после адренергической модуляции.Clin Ther. 1987; 9: 663–9. [PubMed] [Google Scholar] 3. Ротонда AM, Колодней MS. Мезотерапия и инъекции фосфатидилхолина: историческое уточнение и обзор. Dermatol Surg. 2006; 32: 465–80. [PubMed] [Google Scholar] 5. Ридс Д.Н., Мохаммед Б.С., Кляйн С., Босуэлл С.Б., Янг В.Л. Метаболические и структурные эффекты инъекций фосфатидилхолина и дезоксихолата на подкожно-жировую клетчатку: рандомизированное контролируемое исследование. Эстет Сург Дж. 2013; 33: 400–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 6. Маггиори С.Лечение ксантелазмы фосфатидилхолином. Доклад, представленный на Международной конференции по мезотерапии; 07–09 октября 1988 г .; Париж, Франция. [Google Scholar] 7. Риттес П.Г. Использование фосфатидилхолина для коррекции выпуклости нижнего века из-за выступающих жировых подушечек. Dermatol Surg. 2001; 27: 391–2. [PubMed] [Google Scholar] 8. Ротонда AM, Сузуки H, Мой Р.Л., Колодней М.С. Детергентное действие дезоксихолата натрия — главная особенность инъекционных препаратов фосфатидилхолина, используемых для локального растворения жира.Dermatol Surg. 2004; 30: 1001–8. [PubMed] [Google Scholar] 9. Лихтенберг Д., Зильберман Ю., Гринзайд П., Замир С. Структурные и кинетические исследования солюбилизации лецитина дезоксихолатом натрия. Биохимия. 1979; 18: 3517–25. [PubMed] [Google Scholar] 10. Кляйн С.М., Шремл С., Нерлих М., Прантл Л. Исследования in vitro , изучающие эффект подкожных инъекций фосфатидилхолина на модели адипоцитов 3t3-l1: липолиз или растворение липидов? Plast Reconstr Surg. 2009. 124: 419–27.[PubMed] [Google Scholar] 11. Hexsel D, Serra M, Mazzuco R, Dal’Forno T, Zechmeister D. Фосфатидилхолин в лечении локализованного жира. J Drugs Dermatol. 2003; 2: 511–8. [PubMed] [Google Scholar] 12. Томас М.К., Д’Сильва Дж.А., Бороле А.Дж. Инъекционный липолиз коктейлем из фосфатидилхолина и дезоксихолата: опыт Индии. Plast Reconstr Surg Glob Open. 2016; 4: e861. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 13. Дункан Д.И., Палмер М. Снижение жира с помощью инъекций фосфатидилхолина / дезоксихолата натрия: стандартная практика.Эстетическая Пласт Сург. 2008. 32: 858–72. [PubMed] [Google Scholar] 14. Hasengschwandtner F. Обработка фосфатидилхолином для индукции липолиза. J Cosmet Dermatol. 2005; 4: 308–13. [PubMed] [Google Scholar] 15. Томас М.К., Д’Сильва Дж.А., Бороле А.Дж. Скульптура лица: комплексный подход к эстетической коррекции круглого лица. Индийский J Plast Surg. 2012; 45: 122–7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 16. Эль Камшуши А, Абель М.Р., Эль М.Н. Оценка эффективности инъекционного липолиза с использованием фосфатидилхолина / дезоксихолата по сравнению с одним дезоксихолатом при лечении локализованных жировых отложений.J Clin Exp Dermatol Res. 2012; 3: 146. [Google Scholar] 17. Hasengschwandtner F. Инъекционный липолиз для эффективного уменьшения локализованного жира вместо небольшой хирургической липопластики. Эстет Сург Дж. 2006; 26: 125–30. [PubMed] [Google Scholar] 18. Salles AG, Valler CS, Ferreira MC. Гистологический ответ на введенный фосфатидилхолин в жировой ткани: экспериментальное исследование на новой модели кролика. Эстетическая Пласт Сург. 2006; 30: 479–84; обсуждение 485. [PubMed] [Google Scholar] 19. Salti G, Ghersetich I, Tantussi F, Bovani B, Lotti T.Фосфатидилхолин и дезоксихолат натрия в лечении локализованного жира: двойное слепое рандомизированное исследование. Dermatol Surg. 2008; 34: 60–6; обсуждение 66. [PubMed] [Google Scholar] 20. Дункан Д.И., Чубати Р. Данные о клинической безопасности и стандарты практики инъекционного липолиза: ретроспективное исследование. Эстет Сург Дж. 2006; 26: 575–85. [PubMed] [Google Scholar] 21. Матарассо А, Пфифер ТМ. Комитет ДАННЫХ Образовательного фонда пластической хирургии. Мезотерапия для коррекции фигуры. Plast Recon Surg. 2005; 115: 1420–5.[PubMed] [Google Scholar] 22. Нагоре Э., Рамос П., Ботелла-Эстрада Р., Рамос-Нигес Дж. А., Санмартин О., Кастехон П. Кожная инфекция, вызванная Mycobacterium fortuitum, после локализованных микроинъекций (мезотерапия) успешно лечится тройной схемой приема лекарств. Acta Derm Venereol. 2001; 81: 291–3. [PubMed] [Google Scholar] 23. Томас М., Д’Сильва Дж. А., Бороле А. Дж., Чилгар Р. М.. Перипротезная атипичная микобактериальная инфекция в грудных имплантатах: новый ребенок на планете! J Plast Reconstr Aesthet Surg. 2013; 66: e16–9. [PubMed] [Google Scholar]

Притупление липолитической реакции на голодание у женщин с абдоминальным ожирением: доказательства наличия гипосоматотропизма | Американский журнал клинического питания

РЕФЕРАТ

Предпосылки: Абдоминальное ожирение связано с притуплением липолитической реакции на голодание, что может способствовать сохранению массы жировой ткани.

Цель: Для дальнейшего изучения патофизиологии притупления липолиза натощак при ожирении мы одновременно измерили липолиз и различные нейроэндокринные регулирующие гормоны у женщин с абдоминальным ожирением и женщин с нормальным весом (NW).

Дизайн: Восемь женщин с абдоминальным ожирением [ x ± SD, индекс массы тела (ИМТ; в кг / м 2 ): 32,1 ± 2,6] и 6 женщин с ожирением (ИМТ: 22,7 ± 1,5) были изучены во время последнего исследования. 8 часов 20 часов голодания. Регулярно измеряли скорость появления глицерина и концентрации инсулина, лептина, кортизола и гормона роста в сыворотке и плазме.

Результаты: Через 13 часов голодания средняя (± стандартное отклонение) скорость появления глицерина с поправкой на жировую массу была выше у женщин с северо-западной окраиной, чем у женщин с ожирением (7,2 ± 1,0 и 5,1 ± 0,6 мкмоль · кг -1 · min −1 соответственно; P = 0,001). После 20-часового голодания липолиз увеличился до 8,9 ± 1,5 ммоль · кг -1 · мин -1 у женщин с северо-западной окраиной (23%), тогда как у женщин с ожирением он существенно не изменился (-2%). Голодание снизило концентрацию инсулина на ≈30% в обеих группах, но не вызывало значительных изменений концентрации лептина.Средние концентрации кортизола и экскреция катехоламинов с мочой были сопоставимы в обеих группах. Однако средние концентрации гормона роста в плазме были выше у женщин с НЖ, чем у женщин с ожирением (1,81 ± 0,98 по сравнению с 0,74 ± 0,52 мЕд / л; P = 0,046). Относительное изменение липолиза имеет тенденцию коррелировать со средними концентрациями гормона роста в плазме ( r = 0,515, P = 0,059).

Заключение: Гипосоматотропизм, связанный с абдоминальным ожирением, может быть связан с притупленным увеличением липолиза во время голодания.

ВВЕДЕНИЕ

Запасы гликогена быстро истощаются во время энергетической депривации, что делает жировую ткань наиболее важным источником энергии. Продукты липолиза, жирные кислоты и глицерин, имеют первостепенное значение в качестве энергетического субстрата и глюконеогенного предшественника соответственно.

И базальный липолиз, и липолиз, индуцированный натощак, различаются у людей с нормальным весом (NW) и с абдоминальным ожирением. В частности, базальный липолиз на килограмм жировой массы ниже, тогда как скорость липолиза всего тела выше у людей с ожирением.Липолиз явно усиливается при ограничении энергии у пациентов с НВ, тогда как при абдоминальном ожирении это увеличение замедляется (1, 2). Механизм, ответственный за это метаболическое различие между людьми с абдоминальным ожирением и людьми с северо-западным ожирением, еще полностью не выяснен. Представляется важным выяснить патофизиологию этого явления, поскольку притупление липолиза во время голодания может способствовать сохранению жировой массы.

Несколько гормонов участвуют в сложном нейроэндокринном контроле метаболической адаптации к голоданию.Инсулин сильно стимулирует накопление жира, ингибируя гормоночувствительную липазу (HSL; EC 3.1.1.3) и стимулируя липопротеинлипазу (EC 3.1.1.34). Концентрация инсулина в плазме снижается в ответ на ограничение энергии (3), что позволяет липолизу происходить практически без какой-либо временной задержки (4, 5). Катехоламины сильно способствуют активности HSL, подавляя активность липопротеинлипазы (6). Хотя концентрации норадреналина и адреналина в плазме крови у людей повышаются лишь незначительно во время кратковременного голодания, липолиз, опосредованный катехоламинами, усиливается за счет увеличения чувствительности к β-адренорецепторам жировой ткани (1, 7).

Инсулин и катехоламины, по-видимому, имеют первостепенное значение для регуляции липолиза, но известно, что другие гормоны [например, кортизол и гормон роста (GH)] модулируют липолитический процесс. Кортизол подавляет липолиз, опосредованный HSL, и способствует активности липопротеинлипазы, тем самым способствуя накоплению жира (8). Напротив, GH стимулирует липолиз жировой ткани, усиливая липолитический ответ на адреналин (9, 10) или напрямую увеличивая активность HSL в адипоцитах (11).Кортизол и GH действуют на липолитический процесс с задержкой на несколько часов (8), и было показано, что оба гормона играют значительную роль в физиологической регуляции липолиза у людей (12, 13). Концентрация циркулирующего GH значительно снижена у людей с абдоминальным ожирением (14), что потенциально связано с GH в патофизиологии притупленного липолитического ответа на голодание у этих людей. Более того, лептин участвует в метаболической и поведенческой реакции на голодание у грызунов (15).Концентрация лептина в плазме крови довольно быстро снижается во время кратковременного голодания, что потенциально противодействует липолитическому действию ранее упомянутых гормонов через прямые и косвенные механизмы (15, 16).

Одна из трудностей интеграции всех этих факторов заключается в том, что данные получены из нескольких исследований. Поэтому мы одновременно измеряли липолиз и параметры вышеупомянутой нейроэндокринной системы контроля в течение последних 8 часов 20-часового голодания у женщин с абдоминальным ожирением и женщин с малой массой тела.Мы пришли к выводу, что любое очевидное различие в гормональной адаптации к ограничению энергии между субъектами с ожирением и пациентами с НН может способствовать аберрантному липолизу у лиц с ожирением.

ПРЕДМЕТЫ И МЕТОДЫ

Субъекты

Шестнадцать женщин в постменопаузе (концентрация фолликулостимулирующего гормона> 20 Ед / л) — 8 NW [индекс массы тела (ИМТ; в кг / м 2 ) <25 и жировая масса <35%] и 8 женщин с абдоминальным ожирением (ИМТ> 29 и жировая масса> 40%) — участвовали в исследовании.Испытуемые были здоровы, не курили и не принимали никаких лекарств (включая заместительную гормональную терапию). Все они имели концентрацию холестерина в плазме <6,5 ммоль / л, концентрацию триацилглицерина натощак <4,0 ммоль / л и концентрацию гликозилированного гемоглобина (HbA Ic ) <6,7%. Субъекты сохраняли стабильный вес в течение ≥3 месяцев и не выполняли упражнений более 3 часов в неделю. В течение 3 дней непосредственно перед исследованием участники придерживались диеты для поддержания веса, содержащей ≥250 г углеводов.Протокол исследования был одобрен Комитетом по медицинской этике Медицинского центра Лейденского университета. Испытуемые набирались из числа волонтеров Центра исследований лекарственных средств для человека и с помощью рекламы в местных СМИ. Письменное информированное согласие было получено от всех участников.

Опытный образец

Исследование было разработано как открытое обсервационное исследование 2 согласованных групп. После ночного голодания испытуемые были помещены в Отделение клинических исследований Центра исследований лекарственных средств для человека.Они оставались голодными в полулежачем положении до конца периода исследования, и им была разрешена только вода. Испытуемые опорожняли мочевой пузырь непосредственно перед началом процедуры. Вся моча, полученная во время исследования, была собрана для измерения экскреции катехоламинов и креатинина.

Канюля была вставлена ​​в антекубитальную вену для введения изотопных индикаторов. Другой катетер, вставленный в дорсальную вену руки другой руки, хранился в терморегулируемом (60 ° C) боксе и использовался для отбора проб артериализированной венозной крови (17).Этот катетер сохранялся за счет инфузии 0,9% NaCl (30 мл / ч). Через 1000 часов (после 12 часов голодания) примированная (1,6 мкмоль / кг), постоянная (0,11 мкмоль · кг -1 · мин -1 ) внутривенная инфузия [1,1,2,3, 3- 2 H 5 ] глицерин (или D 5 -глицерин; избыток 98 атомных процентов; Cambridge Isotope Laboratories, Андовер, Массачусетс), растворенный в 0,9% физиологическом растворе (18); его продолжали в течение 8 ч с использованием откалиброванного насоса (6000+; Sigma, St Louis). Перед инфузией изотопа был взят образец артериализированной венозной крови для измерения фонового изотопного обогащения.Во время 8-часовой инфузии глицерина образцы артериализированной крови брали каждые 20 минут для измерения общего глицерина, глицерин-специфической активности, инсулина, кортизола, лептина, глюкозы и жирных кислот, а также каждые 10 минут для измерения GH. Непрямая калориметрия с использованием вытяжного шкафа (Oxycon Beta; Jaeger Toennies, Breda, Нидерланды) выполнялась в течение 30 минут при 11, 15 и 17 часах голодания для оценки скорости окисления субстрата (19).

В другой день общую массу жира и общую мышечную массу тела (LBM) оценивали с помощью двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии (QDR 4500; Hologic Inc, Waltham, MA; 20).Сканер имел CV 2,1% для массы тела и 1,0% для LBM.

Забор крови и биохимические анализы

Кровь для измерения общего глицерина, глицерин-специфической активности, GH, кортизола и лептина собирали в литий-гепариновые пробирки объемом 2,7 мл. Жирные кислоты измеряли в крови, собранной в пробирки с ЭДТА объемом 1,2 мл. Инсулин и глюкоза измерялись в 1,2 мл сыворотки. Все образцы крови собирали в охлажденные пробирки, а образцы гепарина и ЭДТА хранили на льду.Все пробирки центрифугировали в течение 30 мин после отбора проб (2000 × г при 4 ° C в течение 10 мин). Образцы плазмы, сыворотки и мочи хранили при -40 ° C и транспортировали на сухом льду перед анализом. Все образцы от одного испытуемого были запущены в одной партии.

Уровень глюкозы в сыворотке и креатинин в моче измеряли в лаборатории клинической химии Медицинского центра Лейденского университета с использованием полностью автоматизированной системы (Hitachi 747; Hitachi, Tokyo). Сывороточный инсулин анализировали радиоиммуноанализом (Medgenix, Fleurus, Бельгия) с пределом обнаружения 3 мЕд / л.CV между исследованиями составлял 3,8–8,0%. Лептин в плазме измеряли радиоиммуноанализом (Linco Research, Сент-Чарльз, Миссури) с пределом обнаружения 0,5 мкг / л, CV внутри анализа 3,4–8,3% и CV между анализами 3,0–6,2%. Плазменный кортизол анализировали радиоиммуноанализом (Sorin Biomedica, Милан, Италия) с пределом обнаружения 25 нмоль / л. Прецизионность внутри- и межисследований варьировала от 2% до 4%. ГР в плазме измеряли с помощью флюороиммуноанализа с временным разрешением (Delfia; Wallac, Турку, Финляндия), специфичного для 22-кДа GH, который использовался в качестве стандарта (Genotropin; Pharmacia Corp, Peapack, NJ), откалиброванного по данным Всемирной организации здравоохранения. Международный эталонный препарат, 80/505 (для преобразования мг / л в мЕд / л умножьте на 2.6). Предел обнаружения 0,03 мЕд / л. CV внутри анализа варьировала от 1,6% до 8,4%, а CV между анализами от 2,0% до 9,9%. Жирные кислоты плазмы измеряли с помощью набора для ферментативного колориметрического анализа (Boehringer, Mannheim, Германия). Концентрации глицерина в плазме и обогащение индикатора стабильными изотопами измеряли в одном аналитическом цикле с использованием газовой хроматографии-масс-спектрометрии (Hewlett-Packard, Пало-Альто, Калифорния), как описано ранее (21). Катехоламины в моче определяли методом ВЭЖХ, а затем электрохимическим детектированием.

Расчеты

Данные о концентрации и обогащении глицерина были индивидуально сглажены с помощью сплайновой аппроксимации (22), а скорость появления (R a ) глицерина в качестве меры липолиза была рассчитана с использованием как сглаженных, так и исходных данных. Уравнение Стила для нестационарных условий с поправкой на стабильные изотопы использовалось для расчета этих скоростей липолиза (23, 24). Предполагалось, что эффективный объем распределения глицерина равен объему внеклеточной жидкости, измеренному с помощью двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии (25).В случае глицерина нет необходимости компенсировать неравномерное перемешивание, поэтому поправочный коэффициент p уравнения нестационарного состояния был принят равным 1 (26).

Временные профили липолитических переменных (липолиз, концентрации глицерина в плазме и жирных кислот) и концентраций глюкозы в плазме сравнивались между группами с недоношенным и ожирением с использованием значений, характеризующих профили в первый и последний час эксперимента. . Поэтому данные о концентрации глицерина, жирных кислот и глюкозы в плазме были охарактеризованы путем расчета среднего значения от 1000 до 1100 и от 1700 до 1800.Поскольку концентрации D 5 -глицерина в плазме достигли устойчивого состояния через 1 час непрерывной инфузии, средний липолиз был рассчитан от 1100 до 1200 и от 1700 до 1800 с использованием как сырых (R a raw), так и сплайновых ( R a ) данные по обогащению глицерина.

Концентрации инсулина и лептина в плазме крови анализировали аналогично глицерину и жирным кислотам, поскольку изменения в этих гормонах немедленно влияют на липолиз (27). Напротив, концентрации гормона роста и кортизола в плазме будут влиять на скорость липолиза с задержкой по времени, изменяя чувствительность жировой ткани к другим гормонам.Следовательно, эти гормоны характеризовались использованием средних значений концентраций за полный 8-часовой период. Более того, поскольку GH секретируется в пульсирующем режиме, бесполезно сравнивать средние концентрации GH, полученные за 2 периода по 1 час каждый.

Воздействие катехоламинов рассчитывалось на основе собранной мочи как количество выделенных катехоламинов в моче / ммоль креатинина для корректировки различий в концентрации в моче. Таким образом, результаты не могут показать возможную тенденцию выведения катехоламинов с течением времени.Однако предыдущие исследования показали, что концентрация норадреналина и адреналина в плазме во время кратковременного голодания остается ниже зарегистрированного порога липолиза (28). Изменения скорости окисления субстрата, выраженные на килограмм LBM, от первого измерения (09:00) до последнего (1500) измерения сравнивались между группами NW и ожирением.

Статистический анализ

Расчеты были выполнены с использованием SPSS для Windows версии 10.0.7 (SPSS, Inc, Чикаго).Межгрупповые сравнения базальных переменных были выполнены с использованием непарного двухстороннего критерия Стьюдента t . Глицерин R a , глицерин, жирные кислоты, инсулин, лептин и глюкоза также анализировались после логарифмического преобразования, и результаты подвергались обратному преобразованию, давая оценки процентного увеличения. Наконец, был вычислен коэффициент корреляции Пирсона, чтобы определить связь между конкретными переменными. P <0,05 считалось значимым. Данные представлены в виде средних значений (± стандартное отклонение).

РЕЗУЛЬТАТЫ

Характеристика предмета

Двое из 8 субъектов NW были исключены из анализа: у 1 была сильная мигрень, которая сократила время исследования примерно на 2 часа, и у 1 во время эксперимента несколько раз рвало и тошнило. Концентрации гормона роста, кортизола и катехоламинов в плазме последнего субъекта превышали средние значения более чем на 2 стандартных отклонения. Характеристики 14 проанализированных субъектов (6 из них с нездоровым ожирением и 8 с абдоминальным ожирением) показаны в Таблице 1.

ТАБЛИЦА 1

Характеристики субъектов исследования 1

9015

. Субъекты с нормальным весом ( n = 6)
.
Тучные субъекты ( n = 8)
.
Возраст (лет) 54,7 ± 3,1 54,8 ± 4,5
Масса (кг) 64,7 ± 13,5 86.5 ± 8,6 2
ИМТ (кг / м 2 ) 22,7 ± 1,5 32,1 ± 2,6 3
Окружность талии (см) 76,3 ± 3,8 101,6 ± 10,7 2
Телесный жир
(кг) 19,5 ± 4,2 36,2 ± 5,6

29.4 ± 2,1 40,9 ± 3,1 3
Сухая масса тела (кг) 44,5 ± 8,8 49,6 ± 3,6

см окружность

. Субъекты с нормальным весом ( n = 6)
.
Тучные субъекты ( n = 8)
.
Возраст (лет) 54,7 ± 3,1 54,8 ± 4,5
Масса (кг) 64.7 ± 13,5 86,5 ± 8,6 2
ИМТ (кг / м 2 ) 22,7 ± 1,5 32,1 ± 2,6 3
76,3 ± 5,8 101,6 ± 10,7 2
Телесный жир
(кг) 19,5 ± 4,2 36,2 ± 5,6

(%) 29.4 ± 2,1 40,9 ± 3,1 3
Сухая масса тела (кг) 44,5 ± 8,8 49,6 ± 3,6

ТАБЛИЦА 1

Характеристики участников исследования 1

. Субъекты с нормальным весом ( n = 6)
.
Тучные субъекты ( n = 8)
.
Возраст (лет) 54.7 ± 3,1 54,8 ± 4,5
Масса (кг) 64,7 ± 13,5 86,5 ± 8,6 2
ИМТ (кг / м 2 ) 32,1 ± 2,6 3
Окружность талии (см) 76,3 ± 5,8 101,6 ± 10,7 2
Телесный жир15 19.5 ± 4,2 36,2 ± 5,6 3
(%) 29,4 ± 2,1 40,9 ± 3,1 3
Сухая масса тела 90,8473 (кг) 44,5 ± 2,1 49,6 ± 3,6
. Субъекты с нормальным весом ( n = 6)
.
Тучные субъекты ( n = 8)
.
Возраст (лет) 54.7 ± 3,1 54,8 ± 4,5
Масса (кг) 64,7 ± 13,5 86,5 ± 8,6 2
ИМТ (кг / м 2 ) 32,1 ± 2,6 3
Окружность талии (см) 76,3 ± 5,8 101,6 ± 10,7 2
Телесный жир15 19.5 ± 4,2 36,2 ± 5,6 3
(%) 29,4 ± 2,1 40,9 ± 3,1 3
Сухая масса тела 90,8473 (кг) 44,5 ± 2,1 49,6 ± 3,6

Концентрации субстрата в плазме

Базальные концентрации глицерина и жирных кислот существенно не различались у пациентов с новозеландным и абдоминальным ожирением (, таблица 2, ).Кратковременное голодание увеличивало концентрацию жирных кислот в плазме с 350 ± 89 до 471 ± 103 мкмоль / л у женщин с НБ и с 289 ± 87 до 384 ± 78 мкмоль / л у женщин с абдоминальным ожирением. Концентрация глицерина в плазме увеличивалась у пациентов с NW, но практически не изменялась у пациентов с ожирением. Однако относительные изменения обеих переменных достоверно не различались между женщинами с нормальным весом и женщинами с ожирением (таблица 2). Базальные концентрации глюкозы в сыворотке крови были значительно выше у женщин с абдоминальным ожирением, чем у женщин с северо-западной окраиной (таблица 2).На концентрацию глюкозы не повлияло продолжительное голодание у женщин с NW, но у женщин с ожирением они снизились с 5,6 до 4,9 ммоль / л. Соответственно, относительное изменение концентрации глюкозы, как правило, было выше у женщин с абдоминальным ожирением, чем у женщин с северо-западным ожирением (-12% и -6%, соответственно, P = 0,074).

ТАБЛИЦА 2

Липолиз и концентрации гормонов и субстратов в плазме

3

. Субъекты с нормальным весом ( n = 6)
.
Тучные субъекты ( n = 8)
.
. 12-ч Быстро
.
Изменение в процентах 1
.
12-ч Быстро
.
Изменение в процентах 1
.
% %
Инсулин (мЕд / л) 7.3 ± 2,1 2 −28 18,5 ± 8,1 3 −33
Лептин (мкг / л) 7,2 ± 1,3 −24 −24 −7
Глицерин (мкмоль / л) 61 ± 7 25 72 ± 15 5
жирные кислоты 47 л (9017 моль / л) 89 35 289 ± 87 35
Глюкоза (ммоль / л) 5.1 ± 0,3 −6 5,6 ± 0,4 3 −12
Скорость появления глицерина (мкмоль · кг жира −1 · мин −1 ) 7,2 ± 1,0 23 5,1 ± 0,6 3 −2 3
63 G 67

(мкмоль / л)

. Субъекты с нормальным весом ( n = 6)
.
Тучные субъекты ( n = 8)
.
. 12-ч Быстро
.
Изменение в процентах 1
.
12-ч Быстро
.
Изменение в процентах 1
.
% %
Инсулин (мЕд / л) 7,3 ± 2,1 2 −28 9017.5 ± 8,1 3 −33
Лептин (мкг / л) 7,2 ± 1,3 −24 23,8 ± 5,1 3
61 ± 7 25 72 ± 15 5
Жирные кислоты (мкмоль / л) 350 ± 89 35 289 ± 87 35

Глюкоза (ммоль / л) 5.1 ± 0,3 −6 5,6 ± 0,4 3 −12
Скорость появления глицерина (мкмоль · кг жира −1 · мин −1 ) 7,2 ± 1,0 23 5,1 ± 0,6 3 −2 3

ТАБЛИЦА 2

Липолиз, концентрации гормонов и субстратов в плазме

3

. Субъекты с нормальным весом ( n = 6)
.
Тучные субъекты ( n = 8)
.
. 12-ч Быстро
.
Изменение в процентах 1
.
12-ч Быстро
.
Изменение в процентах 1
.
% %
Инсулин (мЕд / л) 7.3 ± 2,1 2 −28 18,5 ± 8,1 3 −33
Лептин (мкг / л) 7,2 ± 1,3 −24 −24 −7
Глицерин (мкмоль / л) 61 ± 7 25 72 ± 15 5
жирные кислоты 47 л (9017 моль / л) 89 35 289 ± 87 35
Глюкоза (ммоль / л) 5.1 ± 0,3 −6 5,6 ± 0,4 3 −12
Скорость появления глицерина (мкмоль · кг жира −1 · мин −1 ) 7,2 ± 1,0 23 5,1 ± 0,6 3 −2 3
63 G 67

(мкмоль / л)

. Субъекты с нормальным весом ( n = 6)
.
Тучные субъекты ( n = 8)
.
. 12-ч Быстро
.
Изменение в процентах 1
.
12-ч Быстро
.
Изменение в процентах 1
.
% %
Инсулин (мЕд / л) 7,3 ± 2,1 2 −28 9017.5 ± 8,1 3 −33
Лептин (мкг / л) 7,2 ± 1,3 −24 23,8 ± 5,1 3
61 ± 7 25 72 ± 15 5
Жирные кислоты (мкмоль / л) 350 ± 89 35 289 ± 87 35

Глюкоза (ммоль / л) 5.1 ± 0,3 −6 5,6 ± 0,4 3 −12
Скорость появления глицерина (мкмоль · кг жира −1 · мин −1 ) 7,2 ± 1,0 23 5,1 ± 0,6 3 −2 3

Кинетика глицерина

Временные профили липолиза показаны на Рис. 1 . Поскольку визуальный осмотр выявил тесную связь между рассчитанным необработанным и подобранным глицерином R и , все расчеты были выполнены с использованием подобранных значений.Базальный липолиз на килограмм жира был выше у женщин NW, чем у женщин с абдоминальным ожирением (Таблица 2). Напротив, скорость липолиза всего тела была выше у женщин с ожирением, чем у женщин с NW (184 ± 40 и 139 ± 32 мкмоль / мин, соответственно, P = 0,038). Продолжительное голодание увеличивало липолиз с 7,2 ± 1,0 до 8,9 ± 1,5 мкмоль · кг жира −1 · мин −1 у женщин NW, тогда как у женщин с абдоминальным ожирением этот показатель не изменился. Соответственно, относительное изменение липолиза было значительно выше у субъектов с NW, чем у субъектов с ожирением (Таблица 2).

РИСУНОК 1.

Средние (± стандартное отклонение) показатели внешнего вида сырого и подобранного (-) глицерина с поправкой на профили жировой массы и показатели внешнего вида глицерина всего тела у 6 субъектов с нормальным весом (•) и 8 субъектов с ожирением (○). Исходные данные были индивидуально подогнаны перед расчетом усредненных значений.

РИСУНОК 1.

Средние (± стандартное отклонение) показатели внешнего вида исходного и подобранного (-) глицерина с поправкой на профили жировой массы и показатели внешнего вида глицерина всего тела у 6 субъектов с нормальным весом (•) и 8 субъектов с ожирением (○).Исходные данные были индивидуально подогнаны перед расчетом усредненных значений.

Концентрация гормонов в плазме крови

Исходные концентрации инсулина в сыворотке крови были значительно выше у женщин с абдоминальным ожирением, чем у женщин с северо-западным статусом (таблица 2). Во время кратковременного голодания концентрация инсулина в сыворотке крови снизилась с 7,3 ± 2,1 до 5,3 ± 1,8 мЕд / л у женщин с северо-западной окраиной и с 18,5 ± 8,1 до 12,4 ± 6,0 мЕд / л у женщин с ожирением. Относительные изменения не различались у пациентов с новозеландным и ожирением (таблица 2).Через 20 часов голодания концентрация инсулина у женщин с ожирением все еще была вдвое выше, чем у женщин с северо-западным отливом. Экскреция адреналина, норадреналина и дофамина с мочой существенно не различалась между женщинами с НЗ и женщинами с ожирением (3,4 ± 2,3 и 3,7 ± 2,3, 17,4 ± 9,4 и 18,1 ± 5,2, 128 ± 69 и 153 ± 26 нмоль / ммоль, соответственно). Базальные концентрации лептина были выше у женщин с ожирением, чем у женщин с северо-западной окраиной (таблица 2). Хотя относительное снижение концентрации лептина во время голодания, как правило, было больше у женщин с NW, чем у женщин с ожирением, разница не достигла значимости (таблица 2).После 20-часового голодания концентрация лептина в плазме была все еще в 4 раза выше у людей с ожирением, чем у худых. Средняя концентрация кортизола в плазме существенно не различалась между пациентами с нездоровой и ожирением (270 ± 114 и 287 ± 73 нмоль / л соответственно; P = 0,755). Напротив, средняя концентрация GH в плазме была значительно выше у женщин с NW, чем у женщин с ожирением (, рисунок 2, ). Иллюстративные пульсирующие профили концентрации гормона роста в плазме для пациента с NW и пациента с абдоминальным ожирением показаны на Рис. 3 .Относительное изменение глицерина R a имеет тенденцию коррелировать с общим воздействием гормона роста в плазме в группе в целом ( r = 0,515, P = 0,059). Не было корреляции между относительным изменением уровня глицерина R a и (относительным) изменением любого другого измеренного нами гормона.

РИСУНОК 2.

Средние (± SD) концентрации гормона роста (GH) между 12 и 20 часами голодания у 6 женщин с нормальным весом (NW) и 8 женщин с ожирением. * Значительно отличается от женщин с нормальным весом, P <0,05.

РИСУНОК 2.

Средние (± SD) концентрации гормона роста (GH) между 12 и 20 часами голодания у 6 женщин с нормальным весом (NW) и 8 женщин с ожирением. * Значительно отличается от женщин с нормальным весом, P <0,05.

РИСУНОК 3.

Иллюстративные профили пульсирующих концентраций гормона роста в плазме (GH) у субъекта с нормальным весом (NW) (вверху) и у субъекта с абдоминальным ожирением (внизу).У женщины из Северной Америки ИМТ 22,1, процент жира в организме 28,0% и окружность талии 71,5 см. Субъект с ожирением имел ИМТ 33,4, процентное содержание жира в организме 44,6% и окружность талии 100,0 см. Двое испытуемых были примерно одинакового возраста (58 и 57 лет соответственно).

РИСУНОК 3.

Иллюстративные профили пульсирующих концентраций гормона роста в плазме (GH) у субъекта с нормальным весом (NW) (вверху) и у субъекта с абдоминальным ожирением (внизу). У женщины из Северной Америки был ИМТ 22,1, процентное содержание жира в организме — 28.0%, а обхват талии 71,5 см. Субъект с ожирением имел ИМТ 33,4, процентное содержание жира в организме 44,6% и окружность талии 100,0 см. Двое испытуемых были примерно одинакового возраста (58 и 57 лет соответственно).

Скорость окисления субстрата

Скорость базального окисления липидов и углеводов на килограмм LBM не различалась между группами. Окисление липидов увеличилось на 0,57 мг · кг −1 · мин −1 у женщин с северо-западным статусом и на 0,43 мг · кг −1 · мин −1 у женщин с абдоминальным ожирением во время длительного голодания.Окисление углеводов снизилось на 1,28 мг · кг −1 · мин −1 у женщин с северо-западным статусом и на 0,92 мг · кг −1 · мин −1 у женщин с ожирением за тот же период. Достоверных различий в степени изменения окисления липидов и углеводов между группами не было.

ОБСУЖДЕНИЕ

Пост вызывает контролируемую цепь метаболических изменений для удовлетворения энергетических потребностей организма. Во-первых, липолиз усиливается, обеспечивая жирную кислоту в качестве топлива и глицерин в качестве предшественника глюконеогенеза.Настоящее исследование показало, что базальный липолиз на килограмм жировой массы был значительно ниже у женщин с абдоминальным ожирением, чем у женщин в постменопаузе с северо-западным возрастом. Более того, липолиз увеличивался между 13 и 20 часами голодания у женщин с северо-западной окраиной, но не у женщин с ожирением. Липолизом управляет сложная нейроэндокринная система контроля с инсулином и катехоламинами в качестве основных гормонов. Их активность по влиянию на липолитический процесс регулируется несколькими другими гормонами. Все измеряемые компоненты этой сложной системы, кроме одного, вели себя одинаково во время голодания в обеих группах.Единственный компонент, который, по-видимому, отличался, был GH: его концентрация в плазме была значительно ниже у женщин с ожирением, чем у женщин NW. Более того, относительное изменение липолиза во время голодания имело тенденцию коррелировать со средним воздействием гормона роста у наших субъектов, но не с относительным изменением любого другого регуляторного гормона. Мы предполагаем, что снижение доступности GH участвует в притуплении липолитической реакции на кратковременное голодание у людей с абдоминальным ожирением.

GH влияет на липолиз по-разному.Он косвенно способствует липолитическому ответу на адреналин, увеличивая количество β-адренорецепторов адипоцитов и их чувствительность (9, 10, 29). Кроме того, GH напрямую стимулирует активность HSL в адипоцитах (11). Адипоциты людей с ожирением и экспериментальных животных однозначно характеризуются пониженным числом и чувствительностью β-адренорецепторов (6, 30, 31). Соответственно, липолитический ответ на адреналин in vivo подавляется у (абдоминально) тучных людей (30, 32). Катехоламины в плазме сами по себе не достигают пороговых концентраций, необходимых для стимуляции липолиза во время кратковременного голодания у человека (28, 33).Однако снижение концентрации инсулина во время голодания позволяет происходить липолизу, опосредованному β-адренорецепторами. Сниженное количество или чувствительность β-адренорецепторов может затем притупить липолитический ответ на ограничение энергии. Принимая во внимание эффекты GH на адренорецепторы адипоцитов, можно предположить, что гипосоматотропизм способствует уменьшению количества или чувствительности β-адренорецепторов у людей с ожирением (абдоминально). Исследование Yang et al (34), в котором было показано, что липолиз, индуцированный катехоламинами, усиливается за счет восстановления GH у гипофизэктомированных крыс, подтверждает эту концепцию.Таким образом, наши данные подтверждают мнение о том, что связанный с ожирением гипосоматотропизм способствует снижению базального липолиза на единицу массы жира и притуплению липолитической реакции на кратковременное голодание у людей с абдоминальным ожирением.

Наши данные соответствуют предыдущим отчетам, показывающим снижение концентрации гормона роста в плазме при ожирении (35, 36), особенно абдоминального типа (14), и ослабленное увеличение липолиза во время краткосрочного голодания у субъектов с ожирением верхней части тела по сравнению с с увеличением количества субъектов СЗ (2).Однако эти явления никогда не изучались одновременно у одних и тех же субъектов, хотя важность GH в регуляции липолиза была показана на людях (37). Другие авторы предложили другое объяснение притупленной липолитической реакции при ожирении. Horowitz и др. (2) предположили, что различные липолитические реакции у тучных женщин и женщин с новозеландным периодом во время кратковременного (22 часа) голодания связаны с небольшой, но значительной разницей в снижении концентрации инсулина в плазме (20% и 32%, соответственно).Их мнение было подтверждено значительной корреляцией между относительным повышением уровня глицерина R a и относительным снижением инсулина в плазме. Наши данные не подтверждают эти выводы. Относительное снижение концентрации инсулина во время голодания было такого же порядка величины у женщин с малой массой тела и ожирения в нашем исследовании (28% и 33% соответственно). Более того, не было корреляции ( r = -0,072) между относительным снижением сывороточного инсулина и увеличением глицерина R a у наших субъектов.Однако, как обсуждалось выше, мы действительно считаем, что снижение концентраций инсулина в сыворотке играет важную роль в регуляции липолиза во время короткого голодания у людей: в частности, оно позволяет происходить липолизу, опосредованному β-адренорецепторами. Поскольку в нашем исследовании относительное снижение уровня инсулина было одинаковым у пациентов с ожирением и у пациентов с НН, притупление липолиза натощак у лиц с ожирением, вероятно, связано с уменьшением количества и чувствительности адипоцитов β-адренорецепторов у этих субъектов.В качестве альтернативы можно предположить, что тот факт, что абсолютные концентрации инсулина оставались повышенными у женщин с ожирением на протяжении всего эксперимента, предотвращал увеличение липолиза у этих субъектов. Ингибирующий эффект инсулина на липолиз намного сильнее, чем у любого другого гормона, и высота циркулирующей концентрации инсулина, очевидно, влияет на его действие в тканях-мишенях. Дизайн нашего исследования не позволял распутать эти отдельные выводы.

Учитывая длительное (96 часов) голодание вместо кратковременного (24 часа) голодания, было показано, что скорость липолиза увеличивается во время 4-дневного голодания у людей с северо-западным побережьем (7) и что это увеличение постоянно притупляется при тучные люди (1).Интересно, что в соответствии с этими выводами чувствительность жировой ткани к липолизу, опосредованному β-адренергическими рецепторами, увеличивается во время длительного голодания у людей с северо-западной окраиной (7), чего, по-видимому, не наблюдается у лиц с ожирением (1). Кроме того, голодание вызывает инсулинорезистентность в жировой ткани, что позволяет еще больше усилить липолиз (7). Механизмы, лежащие в основе этих явлений, в настоящее время неясны (7, 38). Секреция GH гипофизом значительно усиливается после 4 дней голодания у людей с северо-западной окраиной (39), тогда как у лиц с ожирением это увеличение притупляется (40, 41).Принимая во внимание вышеупомянутые эффекты GH на липолиз, опосредованный β-адренорецепторами адипоцитов, и тот факт, что GH противодействует действию инсулина (42), можно предположить, что повышение концентрации GH в плазме в ответ на ограничение энергии играет решающую роль в физиологии явления в Северо-западном человеке. Гипосоматотропизм, связанный с ожирением, может затем объяснить притупленное повышение липолитической чувствительности во время (длительного) голодания у людей с ожирением.

Хотя скорость липолиза на единицу массы жира была ниже у женщин с абдоминальным ожирением в нашем исследовании, чем у женщин с северо-восточным ожирением, скорость липолиза всего тела была выше у женщин с ожирением, чем у женщин с северо-западным ожирением, в течение всего периода исследования. (Рисунок 1).Таким образом, ослабленное увеличение липолиза у женщин с абдоминальным ожирением не повлияло на доступность жирных кислот как источника энергии. Какой полезной цели может служить притупленный липолиз у людей с абдоминальным ожирением? Он может защитить от нежелательных эффектов чрезмерно повышенных концентраций жирных кислот в плазме, которые потенциально могут сопровождать увеличение запасов жировой ткани. Жирные кислоты могут повредить β-клетки поджелудочной железы (43) и снизить чувствительность скелетных мышц к инсулину (44). Портальная вена направляет весь венозный отток висцеральной жировой ткани к печени.Следовательно, накопление жира в верхней части тела, в частности, будет сопровождаться большим потоком портальных жирных кислот, которые могут повредить печень и активировать нейроэндокринные системы, вызывая гипертензию и инсулинорезистентность (45). Гипосоматотропизм, сопровождающий накопление жира в сочетании с гиперинсулинемией и другими адаптациями к абдоминальному ожирению, может служить для ослабления липолиза и, таким образом, защиты от токсического действия жирных кислот (44). Однако, как неблагоприятное последствие, снижение скорости липолиза на единицу массы жира потенциально способствует удержанию жира в организме.

Таким образом, базальный липолиз на единицу жировой массы ниже у женщин с абдоминальным ожирением, чем у женщин с северо-западным ожирением, и липолитический ответ на кратковременное голодание у этих субъектов с ожирением притуплен. Результаты этого исследования позволяют предположить, что гипосоматотропность, связанная с абдоминальным ожирением, вовлечена в физиологию этих метаболических особенностей. Снижение липолиза, вызванное ограничением энергии, не повлияло на доступность жирных кислот в качестве топлива у женщин с ожирением, поскольку скорость липолиза всего тела была выше у женщин с абдоминальным ожирением, чем у женщин с северо-западным ожирением.Фактически, гипосоматотропизм может служить для предотвращения нежелательного увеличения концентрации жирных кислот в плазме у людей с ожирением в верхней части тела. Однако в качестве неблагоприятного последствия снижение липолиза на единицу массы жира у женщин с абдоминальным ожирением может способствовать сохранению массы жировой ткани.

Мы высоко ценим отличную техническую помощь Треа Стрифланд и Эрика Грибнау.

ССЫЛКИ

1

Wolfe

RR

,

Peters

EJ

,

Klein

S

,

Holland

OB

,

Rosenblatt

J

,

Gary

Gary

Влияние кратковременного голодания на липолитическую реакцию у здоровых людей и людей с ожирением

.

Am J Physiol

1987

;

252

:

E189

96

,2

Horowitz

JF

,

Coppack

SW

,

Paramore

D

,

Cryer

PE

ha Кляйн

S

.

Влияние кратковременного голодания на липидную кинетику у худых и полных женщин

.

Am J Physiol

1999

;

276

:

E278

84

,3

Klein

S

,

Wolfe

рупий.

Ограничение углеводов регулирует адаптивную реакцию на голодание

.

Am J Physiol

1992

;

262

:

E631

6

.4

Saudek

CD

,

Felig

P

,

Cahill

GF

Jr, et al.

Метаболические события голодания

.

Am J Med

1976

;

60

:

117

26

.5

Кляйн

S

,

Янг

VR

,

Блэкберн

GL

,

Бистриан

BR

R

R

Кинетика пальмитата и глицерина во время кратковременного голодания у молодых людей и пожилых людей с нормальным весом

.

J Clin Invest

1986

;

78

:

928

33

.6

Арнер

П

.

Катехоламин-индуцированный липолиз при ожирении

.

Int J Obes Relat Metab Disord

1999

;

23

(

доп.

):

10

3

,7

Jensen

MD

,

Haymond

MW

,

Gerich

JE

000 9000 9000 9000 9000 9000 PE

JM

.

Липолиз во время голодания. Снижение подавления инсулином и усиление стимуляции адреналином

.

J Clin Invest

1987

;

79

:

207

13

.8

Оттоссон

M

,

Lonnroth

P

,

Bjorntorp

P

,

Eden

.

Влияние кортизола и гормона роста на липолиз жировой ткани человека

.

J Clin Endocrinol Metab

2000

;

85

:

799

803

.9

Маркус

C

,

Margery

V

,

Kamel

A

,

Bronnegard

M

.

Влияние гормона роста на липолиз у людей

.

Acta Paediatr Suppl

1994

;

406

:

54

8

.10

Richelsen

B

.

Действие гормона роста на жировую ткань

.

Horm Res

1997

;

48

(

доп.

):

105

10

.11

Dietz

J

,

Schwartz

J

.

Гормон роста изменяет липолиз и активность гормоночувствительной липазы в адипоцитах 3T3-F442A

.

Метаболизм

1991

;

40

:

800

6

.12

Samra

JS

,

Clark

ML

,

Humphreys

SM

,

Macdonald

IA

,

Macdonald

IA

,

Macdonald

IA

, Фрайн

КН

.

Влияние утреннего повышения концентрации кортизола на регуляцию липолиза в подкожной жировой ткани

.

Am J Physiol

1996

;

271

:

E996

1002

.13

Boyle

PJ

,

Avogaro

A

,

Smith

L

и др.

Роль GH в регулировании ночной скорости липолиза и уровней мевалоната в плазме у здоровых людей и людей с диабетом

.

Am J Physiol

1992

;

263

:

E168

72

.14

Pijl

H

,

Langendonk

JG

,

Burggraaf

J

и др.

Нарушение нейрорегуляции секреции GH у женщин в пременопаузе с висцеральным ожирением

.

J Clin Endocrinol Metab

2001

;

86

:

5509

15

.15

Ахима

RS

,

Flier

JS

.

Лептин

.

Annu Rev Physiol

2000

;

62

:

413

37

.16

Wang

MY

,

Lee

Y

,

Unger

RH

.

Новая форма липолиза, индуцированного лептином

.

J Biol Chem

1999

;

274

:

17541

4

,17

Абумрад

NN

,

Rabin

D

,

Diamond

MP

,

Lacy

WW

.

Использование нагретой поверхностной вены руки в качестве альтернативного участка для измерения концентраций аминокислот и изучения кинетики глюкозы и аланина у человека

.

Метаболизм

1981

;

30

:

936

40

.18

Heijligenberg

R

,

Romijn

JA

,

Klein

S

,

Endert

E

Липолитическая чувствительность к катехоламинам у пациентов с инфекцией вируса иммунодефицита человека

.

Am J Clin Nutr

1997

;

66

:

633

8

.19

Simonson

DC

,

DeFronzo

RA

.

Косвенная калориметрия: методологические и интерпретационные проблемы

.

Am J Physiol

1990

;

258

:

E399

412

.20

Blake

GM

,

Fogelman

I

.

Технические принципы двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии

.

Semin Nucl Med

1997

;

27

:

210

28

.21

Ackermans

MT

,

Ruiter

AF

,

Endert

E

.

Определение концентрации глицерина и изотопного обогащения глицерина в плазме крови человека методом газовой хроматографии / масс-спектрометрии

.

Anal Biochem

1998

;

258

:

80

6

.22

Wegman

EJ

,

Wright

IW

.

Сплайны в статистике

.

J Am Statist Assoc

1983

;

78

:

351

65

.23

Jensen

MD

,

Heiling

V

,

миль

JM

.

Измерение нестабильного оборота свободных жирных кислот

.

Am J Physiol

1990

;

258

:

E103

8

.24

Rosenblatt

J

,

Wolfe

RR

.

Расчет потока субстрата с использованием стабильных изотопов

.

Am J Physiol

1988

;

254

:

E526

31

.25

Sheng

HP

,

Huggins

RA

.

Обзор исследований состава тела с акцентом на общее содержание воды и жира в организме

.

Am J Clin Nutr

1979

;

32

:

630

47

.26

Gastaldelli

A

,

Coggan

AR

,

Wolfe

RR

.

Оценка методов улучшения трассерной оценки нестационарной скорости появления

.

J Appl Physiol

1999

;

87

:

1813

22

.27

Siegrist-Kaiser

CA

,

Pauli

V

,

Juge-Aubry

CE

и др.

Прямое действие лептина на коричневую и белую жировую ткань

.

J Clin Invest

1997

;

100

:

2858

64

.28

Clutter

WE

,

Bier

DM

,

Shah

SD

,

Cryer

PE

.

Скорость метаболического клиренса адреналина в плазме и физиологические пороги метаболических и гемодинамических действий у человека

.

J Clin Invest

1980

;

66

:

94

101

,29

Ватт

PW

,

Finley

E

,

Пробка

S

,

Clegg

RA

R

R

,

R

Хронический контроль бета- и альфа-2-адренергических систем жировой ткани барана с помощью гормона роста и инсулина

.

Biochem J

1991

;

273

:

39

42

.30

Reynisdottir

S

,

Ellerfeldt

K

,

Wahrenberg

H

,

000

000

000

000 Lithell

Lithell

Множественные нарушения липолиза при инсулинорезистентном (метаболическом) синдроме

.

Дж. Клин Инвест

1994

;

93

:

2590

9

.31

Collins

S

,

Daniel

кВт

,

Rohlfs

EM

,

Ramkumar

V

Gettys

TW

.

Нарушение экспрессии и функциональной активности бета-3- и бета-1-адренорецепторов в жировой ткани мышей с врожденным ожирением (ожирение / ожирение C57BL / 6J)

.

Мол эндокринол

1994

;

8

:

518

27

.32

Горовиц

JF

,

Кляйн

S

.

Липолитическая чувствительность всего тела и брюшной полости к адреналину подавлена ​​у женщин с ожирением в верхней части тела

.

Am J Physiol

2000

;

278

:

E1144

52

.33

Galster

AD

,

Clutter

WE

,

Cryer

PE

,

Collins

000

JA

Пороговые значения липолитических эффектов адреналина в плазме у человека: измерения транспорта жирных кислот с [1-13C] пальмитиновой кислотой

.

J Clin Invest

1981

;

67

:

1729

38

.34

Ян

S

,

Bjorntorp

P

,

Liu

X

,

Eden

S

.

Лечение гормоном роста гипофизэктомированных крыс увеличивает индуцированный катехоламином липолиз и количество бета-адренорецепторов в адипоцитах: нет различий в действии гормона роста на различные жировые отложения

.

Obes Res

1996

;

4

:

471

8

,35

Велдхуис

JD

,

Иранманеш

A

,

Ho

KK

,

Waters

000

000

000

MJ Лизарральде

Г

.

Двойные дефекты пульсирующей секреции и клиренса гормона роста обусловливают гипосоматотропность ожирения у человека

.

J Clin Endocrinol Metab

1991

;

72

:

51

9

.36

Vahl

N

,

Jorgensen

JO

,

Skjaerbaek

C

,

Veldhuis

JD

,

Orskov

H

S

S

S Christian

,

Абдоминальное ожирение, а не возраст и пол определяет массу и регулярность секреции GH у здоровых взрослых

.

Am J Physiol

1997

;

272

:

E1108

16

.37

Cersosimo

E

,

Danou

F

,

Persson

M

,

миль

JM

Влияние пульсирующей доставки базального гормона роста на липолиз у людей

.

Am J Physiol

1996

;

271

:

E123

6

.38

Klein

S

,

Holland

OB

,

Wolfe

RR

.

Важность концентрации глюкозы в крови в регулировании липолиза во время голодания у людей

.

Am J Physiol

1990

;

258

:

E32

9

.39

Ho

KY

,

Veldhuis

JD

,

Johnson

ML

и др.

Голодание усиливает секрецию гормона роста и усиливает сложные ритмы секреции гормона роста у человека

.

J Clin Invest

1988

;

81

:

968

75

.40

Procopio

M

,

Maccario

M

,

Grottoli

S

и др.

Кратковременное голодание при ожирении не может восстановить притупленную чувствительность гормона роста к одному или в комбинации с аргинином

.

Clin Endocrinol

1995

;

43

:

665

9

.41

Riedel

M

,

Hoeft

B

,

Blum

WF

,

von zur Muhlen

000

.

Пульсирующая секреция гормона роста у мужчин с нормальным весом и ожирением: дифференциальная регуляция метаболизма при ограничении энергии

.

Метаболизм

1995

;

44

:

605

10

.42

Berneis

K

,

Keller

U

.

Метаболическое действие гормона роста: прямое и непрямое

.

Baillieres Clin Endocrinol Metab

1996

;

10

:

337

52

.43

Bjorklund

A

,

Yaney

G

,

McGarry

JD

,

Weir

G

Жирные кислоты и функция бета-клеток

.

Диабетология

1997

;

40

:

B21

6

.44

Унгер

RH

.

Липотоксичность в патогенезе зависимых от ожирения NIDDM. Генетические и клинические последствия

.

Диабет

1995

;

44

:

863

70

.45

Benthem

L

,

Keizer

K

,

Wiegman

CH

и др.

Избыток длинноцепочечных жирных кислот в воротной вене вызывает синдром X через ось HPA и активацию симпатической нервной системы

.

Am J Physiol Endocrinol Metab

2000

;

279

:

E1286

93

.

© 2003 Американское общество клинического питания

Липолиз адипоцитов вызывает острую инсулинорезистентность, вызванную стрессом

  • 1.

    Чаудри, И. Х., Сайид, М. М. и Бауэ, А. Е. Инсулинорезистентность при экспериментальном шоке. Arch. Surg. 109 , 412–415 (1974).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 2.

    Ли, Л. и Мессина, Дж. Л. Острая инсулинорезистентность после травмы. Trends Endocrinol. Метаб. 20 , 429–435 (2009).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 3.

    Дагган Э. У., Карлсон К.& Umpierrez, G.E. Периоперационное лечение гипергликемии: обновление. Анестезиология 126 , 547–560 (2017).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 4.

    Ljungqvist, O. & Jonathan, E. Rhoads, лекция 2011 г .: Инсулинорезистентность и ускоренное восстановление после операции. J. Parent. Энтеральный Нутр. 36 , 389–398 (2012).

    CAS
    Статья

    Google ученый

  • 5.

    Липшуц, А. К. и Гроппер, М. А. Периоперационный гликемический контроль: обзор, основанный на фактах. Анестезиология 110 , 408–421 (2009).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 6. ​​

    Vanhorebeek, I., Gunst, J. & Van den Berghe, G. Управление интенсивной терапии гипергликемии, вызванной стрессом. Curr. Diab.Rep. 18 , 17 (2018).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 7.

    Chu, C.A. et al. Сравнение прямого и косвенного воздействия адреналина на выработку глюкозы в печени. J. Clin. Расследование. 99 , 1044–1056 (1997).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 8.

    Миттельман, С. Д. и Бергман, Р. Н. Ингибирование липолиза вызывает подавление выработки эндогенной глюкозы независимо от изменений в инсулине. Американский Дж. Physiol.Эндокринол. Метаб. 279 , E630-637 (2000).

    CAS
    Статья

    Google ученый

  • 9.

    Perry, R.J. et al. Ацетил-КоА печени связывает воспаление жировой ткани с инсулинорезистентностью печени и диабетом 2 типа. Ячейка 160 , 745–758 (2015).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 10.

    Titchenell, P.M. et al. Прямая передача сигналов инсулина в гепатоцитах необходима для липогенеза, но не обязательна для подавления выработки глюкозы. Cell Metab. 23 , 1154–1166 (2016).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 11.

    Pontzer, H. et al. Ускорение метаболизма и эволюция размера человеческого мозга и истории жизни. Природа 533 , 390–392 (2016).

    ADS
    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 12.

    Abel, E. D. et al. Избирательное для жиров нацеливание гена GLUT4 нарушает действие инсулина в мышцах и печени. Природа 409 , 729–733 (2001).

    ADS
    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 13.

    Кумар, А. и др. Специфичное для жировых клеток удаление риктора у мышей нарушает регулируемый инсулином жировые клетки и метаболизм глюкозы и липидов в организме. Диабет 59 , 1397–1406 (2010).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 14.

    Уильямс, В. Л., Мартин, Р. Э., Франклин, Дж. Л., Харди, Р. В. и Мессина, Дж. Л. Инсулинорезистентность жировой ткани, вызванная травмой. Biochem.Биофиз. Res. Commun. 421 , 442–448 (2012).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 15.

    Ли, Л., Томпсон, Л. Х., Чжао, Л. и Мессина, Дж. Л. Тканевые различия в молекулярных механизмах развития острой инсулинорезистентности после травмы. Эндокринология 150 , 24–32 (2009).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 16.

    Mullins, G.R. et al. Катехоламин-индуцированный липолиз вызывает диссоциацию комплекса mTOR и ингибирует захват глюкозы адипоцитами. Proc. Natl. Акад. Sci. США 111 , 17450–17455 (2014).

    ADS
    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 17.

    Maeda, N. et al. Адаптация к голоданию за счет транспорта глицерина через аквапорин 7 в жировой ткани. Proc. Natl.Акад. Sci. США 101 , 17801–17806 (2004).

    ADS
    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 18.

    Чжай, Л., Баллинджер, С. В. и Мессина, Дж. Л. Роль активных форм кислорода в индуцированной травмой инсулинорезистентности. Мол. Эндокринол. 25 , 492–502 (2011).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 19.

    Ayala, J. E. et al. Гиперинсулинемические-эугликемические зажимы у мышей, находящихся в сознании, без ограничений. J. Vis. Exp. 20 , 20 (2011).

    Google ученый

  • 20.

    Hoehn, K. L. et al. Инсулинорезистентность — это механизм антиоксидантной защиты клетки. Proc. Natl. Акад. Sci. США 106 , 17787–17792 (2009).

    ADS
    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 21.

    Ма, Ю., Ван, П., Кюблер, Дж. Ф., Чаудри, И. Х. и Мессина, Дж. Л. Кровоизлияние вызывает быстрое развитие печеночной инсулинорезистентности. г. J. Physiol. Гастроинтест. Liver Physiol. 284 , G107-115 (2003).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 22.

    Stevenson, R. W. et al. Дозозависимые эффекты адреналина на выработку глюкозы у находящихся в сознании собак. г. J. Physiol. 260 , E363-370 (1991).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central

    Google ученый

  • 23.

    McGuinness, O.P. et al. Влияние инфузии гормона хронического стресса на метаболизм углеводов в печени у собаки, находящейся в сознании. г. J. Physiol. 265 , E314-322 (1993).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central

    Google ученый

  • 24.

    Томпсон, Л. Х., Ким, Х. Т., Ма, Ю., Кокорина, Н. А., Мессина, Дж. Л. Острая, специфическая для мышечного типа резистентность к инсулину после травмы. Мол. Med. 14 , 715–723 (2008).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 25.

    Rosell, S. & Belfrage, E. Кровообращение в жировой ткани. Physiol. Ред. 59 , 1078–1104 (1979).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 26.

    Belfrage, E., Hjemdahl, P. & Fredholm, B. B. Метаболические эффекты ограничения кровотока в жировой ткани. Acta Physiol. Сканд. 105 , 222–227 (1979).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 27.

    Ковач А.Г. et al. Кровоток, потребление кислорода и высвобождение свободных жирных кислот в подкожной жировой ткани во время геморрагического шока у контрольных собак и собак, получавших феноксибензамин. Circ. Res. 26 , 733–741 (1970).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 28.

    Рофе А. М. и Уильямсон Д. Х. Механизм «антилиполитического» действия вазопрессина у голодных крыс. Biochem. J. 212 , 899–902 (1983).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 29.

    Ковач А.Г. и др. Кровоток и высвобождение свободных жирных кислот в сальнике, брыжейке и подкожной жировой ткани собаки при геморрагическом шоке. Acta Physiol. Акад. Sci. Висела. 45 , 79–87 (1974).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central

    Google ученый

  • 30.

    Schoiswohl, G. et al. Влияние сниженного ATGL-опосредованного липолиза адипоцитов на инсулинорезистентность и воспаление, вызванные ожирением, у самцов мышей. Эндокринология 156 , 3610–3624 (2015).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 31.

    Mayer, N. et al. Разработка низкомолекулярных ингибиторов, нацеленных на липазу триглицеридов жировой ткани. Нат. Chem. Биол. 9 , 785–787 (2013).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 32.

    Schweiger, M. et al. Фармакологическое ингибирование липазы триглицеридов жировой ткани корректирует инсулинорезистентность и гепатостеатоз у мышей, вызванные диетой с высоким содержанием жиров. Нат. Commun. 8 , 14859 (2017).

    ADS
    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 33.

    Dhalla, A.K., Wong, M.Y., Voshol, P.J., Belardinelli, L. & Reaven, G.M. Частичный агонист аденозинового рецептора A1 снижает уровень FFA в плазме и улучшает резистентность к инсулину, вызванную диетой с высоким содержанием жиров у грызунов. г. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 292 , E1358-1363 (2007).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 34.

    Staehr, P. M. et al. Снижение свободных жирных кислот, безопасность и фармакокинетика перорального GS-9667, частичного агониста аденозиновых рецепторов A (1). J. Clin. Pharmacol. 53 , 385–392 (2013).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 35.

    Schoiswohl, G. et al. Жировая триглицерид-липаза играет ключевую роль в обеспечении работающих мышц жирными кислотами. J. Lipid Res. 51 , 490–499 (2010).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 36.

    Kienesberger, P. C. et al. Дефицит липазы триглицеридов жиров вызывает тканеспецифические изменения в передаче сигналов инсулина. J. Biol.Chem. 284 , 30218–30229 (2009).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 37.

    Hibuse, T. et al. Дефицит аквапорина 7 связан с развитием ожирения из-за активации жировой глицеринкиназы. Proc. Natl. Акад. Sci. США 102 , 10993–10998 (2005).

    ADS
    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 38.

    Чен, X., Икбал, Н. и Боден, Г. Влияние свободных жирных кислот на глюконеогенез и гликогенолиз у нормальных субъектов. J. Clin. Расследование. 103 , 365–372 (1999).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 39.

    Topfer, M., Burbiel, CE, Muller, CE, Knittel, J. & Verspohl, EJ. Модуляция высвобождения инсулина агонистами и антагонистами аденозинового рецептора A1 в клетках INS-1: возможный вклад 86Rb + оттока и захват 45Ca2 +. Cell Biochem. Функц. 26 , 833–843 (2008).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 40.

    Deibert, D. C. & DeFronzo, R.A. Инсулинорезистентность, индуцированная адреналином у человека. J. Clin. Расследование. 65 , 717–721 (1980).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 41.

    Гласс, К. К. и Олефски, Дж.М. Воспаление и липидная сигнализация в этиологии инсулинорезистентности. Cell Metab. 15 , 635–645 (2012).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 42.

    Perry, R.J. et al. Лептин опосредует цикл глюкоза-жирные кислоты для поддержания гомеостаза глюкозы при голодании. Ячейка 172 , 234 e217-248 e217 (2018).

    Артикул
    CAS

    Google ученый

  • 43.

    Berg, A.H., Combs, T.P., Du, X., Brownlee, M. и Scherer, P.E., белок Acrp30, секретируемый адипоцитами, усиливает действие печеночного инсулина. Нат. Med. 7 , 947–953 (2001).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 44.

    Muse, E. D., Lam, T. K., Scherer, P. E. и Rossetti, L. Гипоталамический резистин вызывает резистентность к инсулину печени. J. Clin. Расследование. 117 , 1670–1678 (2007).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 45.

    Muse, E. D. et al. Роль резистина в индуцированной диетой инсулинорезистентности печени. J. Clin. Расследование. 114 , 232–239 (2004).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 46.

    Rajala, M. W. et al. Регулирование экспрессии резистина и уровней циркуляции при ожирении, диабете и голодании. Диабет 53 , 1671–1679 (2004).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 47.

    Хаджри Т., Гариб М., Каул С. и Карпех М. С. Младший. Связь между адипокинами и критическими исходами болезни. J. Trauma Acute Care Surg. 83 , 507–519 (2017).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 48.

    Jahoor, F., Klein, S. & Wolfe, R. Механизм регуляции производства глюкозы липолизом у людей. г. J. Physiol. 262 , E353-358 (1992).

    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 49.

    Уоттс, Д. Т. Уровни адреналина в артериальной крови при геморрагической гипотензии у собак. г. J. Physiol. 184 , 271–274 (1956).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 50.

    McGuinness, O.P. et al. Влияние быстрого удаления адреналина на метаболизм глюкозы в печени во время инфузии гормона стресса. Метаб. Clin. Exp. 48 , 910–914 (1999).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 51.

    Bonadonna, R.C., Zych, K., Boni, C., Ferrannini, E. & DeFronzo, R.A. Зависимость от времени взаимодействия между липидом и глюкозой у человека. г. J. Physiol. 257 , E49-56 (1989).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central

    Google ученый

  • 52.

    Петерсен, М. С. и Шульман, Г. И. Механизмы действия инсулина и инсулинорезистентность. Physiol. Ред. 98 , 2133–2223 (2018).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 53.

    Steppan, C.M. et al. Гормон резистин связывает ожирение с диабетом. Природа 409 , 307–312 (2001).

    ADS
    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 54.

    Qatanani, M., Szwergold, N. R., Greaves, D. R., Ahima, R. S. & Lazar, M. A. Полученный из макрофагов человеческий резистин обостряет воспаление жировой ткани и инсулинорезистентность у мышей. Дж.Clin. Расследование. 119 , 531–539 (2009).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 55.

    Sunden-Cullberg, J. et al. Выраженное повышение уровня резистина коррелирует с тяжестью заболевания при тяжелом сепсисе и септическом шоке. Крит. Care Med. 35 , 1536–1542 (2007).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 56.

    Macdonald, S. P. et al. Устойчивое повышение уровня резистина, NGAL и IL-8 связано с тяжелым сепсисом / септическим шоком в отделении неотложной помощи. PLoS One 9 , e110678 (2014).

    ADS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google ученый

  • 57.

    Koch, A., Gressner, OA, Sanson, E., Tacke, F. & Trautwein, C. Уровни резистина в сыворотке крови у тяжелобольных пациентов связаны с воспалением, дисфункцией органов и метаболизмом и могут предсказывать выживаемость пациенты без сепсиса. Крит. Уход 13 , R95 (2009 г.).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 58.

    Dong, X. Q., Hu, Y. Y., Yu, W. H. & Zhang, Z. Y. Высокие концентрации резистина в периферической крови пациентов с острым кровотечением из базальных ганглиев связаны с плохим исходом. J. Crit. Уход 25 , 243–247 (2010).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 59.

    Dong, X.Q. et al. Резистин связан со смертностью пациентов с черепно-мозговой травмой. Крит. Уход 14 , R190 (2010).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 60.

    Erturk, A. et al. Уровни резистина в сыворотке могут быть новым прогностическим фактором крымско-конго геморрагической лихорадки. Int J Clin Exp Med 7 , 3536–3542 (2014).

    PubMed
    PubMed Central

    Google ученый

  • 61.

    Винделов, Дж. А., Педерсен, Дж. И Холст, Дж. Дж. Использование анестезии резко изменяет пероральную толерантность к глюкозе и секрецию инсулина у мышей C57Bl / 6. Physiol. Отчет 4 , 20 (2016).

    Артикул
    CAS

    Google ученый

  • 62.

    Horber, F. F. et al. Изофлуран и метаболизм лейцина, глюкозы и жирных кислот во всем организме у собак. Анестезиология 73 , 82–92 (1990).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • Границы | Влияние острых и хронических упражнений на липолиз абдоминального жира: обновление

    Введение

    Физические упражнения — одно из наиболее эффективных вмешательств в образ жизни для борьбы со многими хроническими заболеваниями, в частности ожирением и диабетом 2 типа. Польза для здоровья от упражнений достигается за счет улучшения энергетического обмена и гомеостаза глюкозы.Эти преимущества поддерживаются в долгосрочной перспективе за счет улучшения состава тела, вызванного гипертрофией мышц и потерей жировой массы (Ross and Bradshaw, 2009; Peterson et al., 2011; Stoner et al., 2016; Evans et al., 2019; Hsu et al., 2019; Viana et al., 2019). Важно отметить, что даже если тренировки с физической нагрузкой обычно оказывают очень умеренное влияние на массу тела, постоянным наблюдением является уменьшение окружности талии и массы висцеральной белой жировой ткани (WAT), и, следовательно, это эффективная стратегия снижения кардиометаболического риска у лиц с ожирением ( Wewege et al., 2017).

    Во время тренировки скелетные мышцы используют как жирные кислоты (ЖК), так и глюкозу в качестве топлива для поддержания сокращения мышечных волокон. Когда упражнения выполняются с высокой интенсивностью и в течение короткого времени, мышечные клетки в первую очередь полагаются на глюкозу и мышечный гликоген в качестве топлива, который в основном высвобождается из запасов гликогена в мышцах и печени. Однако, если упражнение выполняется с умеренной интенсивностью и в течение более длительного периода, ФА станет основным источником энергии для поддержания сокращения мышц.Действительно, окисление ЖК в мышцах зависит от поступления ЖК из разных источников: ЖК, высвобождаемых в результате липолиза триацилглицеринов (ТГ), хранящихся в ВАТ, из циркулирующих липопротеинов очень низкой плотности-ТГ (ЛПОНП-ТГ), из внутримиоклеточных триацилглицеринов (IMTG) и потенциально ТГ хранится в меж / внутримышечной жировой ткани (IMAT). Вклад ЛПОНП-ТГ в окисление липидов всего тела колеблется от 5 до 10% в покое и, по-видимому, незначителен во время упражнений (Wolfe et al., 1985; Kiens and Lithell, 1989).Таким образом, жирные кислоты, полученные из IMTG и периферических WAT, являются основными источниками липидного топлива во время физических упражнений (Horowitz, 2003). Их относительный вклад в расход энергии при упражнениях зависит от ряда факторов, таких как интенсивность, продолжительность и тренировочный статус (Horowitz and Klein, 2000). Упражнения низкой и средней интенсивности, в диапазоне от 25 до 65% максимального потребления кислорода (VO 2 max), связаны с 5-10-кратным увеличением окисления липидов всего тела по сравнению с отдыхом (Romijn et al., 1993). Большая часть увеличения доступности ЖК обеспечивается липолизом ВАТ, который увеличивается в 2–4 раза (Romijn et al., 1993; Klein et al., 1994; Krauzova et al., 2018). В этом обзоре мы обсудим влияние острых и хронических упражнений на липолиз ВАТ в брюшной полости у худых и страдающих ожирением людей.

    Влияние острых физических упражнений на липолиз жировой ткани

    Основные источники FA

    Многочисленные исследования продемонстрировали тесную связь между липолизом и окислением ЖК во время физических упражнений.Действительно, наблюдалась положительная корреляция между липолитической скоростью, измеренной in vitro в изолированных адипоцитах, и окислением ЖК в состоянии покоя у здоровых людей (Imbeault et al., 2000). Кроме того, была описана сильная положительная взаимосвязь между подкожным абдоминальным липолизом WAT и окислением ЖК всего тела, измеренным во время тренировки у испытуемых, тренированных на выносливость (Moro et al., 2014). Кроме того, активность липазы триглицеридов жиров (ATGL) увеличивается во время упражнений в WAT у худых и тучных людей (Petridou et al., 2017).

    Брюшной WAT состоит из двух основных жировых отложений: подкожного WAT (SCAT) с одной стороны и висцерального WAT с другой стороны. Физические упражнения в основном активируют липолиз при SCAT, так как только 5–10% циркулирующих длинноцепочечных ЖК высвобождаются из висцеральной жировой ткани у худых субъектов (Horowitz, 2003; Nielsen et al., 2004). Липолитический ответ SCAT в брюшной полости зависит как от интенсивности, так и от продолжительности упражнений (Horowitz, 2003). Кроме того, было высказано предположение, что подкожный абдоминальный липолиз сильнее ягодично-бедренного липолиза как у мужчин, так и у женщин, и что мужчины обладают относительной «резистентностью» к липолизу, опосредованному норэпинефрином из-за более высокого содержания в адипоцитах альфа2-адренорецепторов, которые ингибируют липолиз (Leibel and Hirsch, 1987; Jensen and Johnson, 1996; Moro et al., 2007). Однако в этих исследованиях относительная скорость липолиза, измеренная in vitro, на изолированных адипоцитах, in situ, с помощью микродиализа и in vivo, с использованием различий A – V, оказалась сходной между мужчинами и женщинами, что указывает на большую мобилизацию липидов. Наблюдаемое во время упражнений у женщин в основном объясняется более высокой массой подкожно-жировой клетчатки по сравнению с мужчинами.

    Основные липолитические гормоны и факторы

    Активация липолиза SCAT во время упражнений может быть связана с увеличением концентрации катехоламинов в плазме, которые стимулируют бета-адренорецепторы на плазматической мембране адипоцитов, что приводит к внутриклеточной активации гормоночувствительной липазы (HSL; Horowitz, 2003).Однако ранее мы показали, что местная инфузия бета-блокатора пропранолола в SCAT только частично подавляет липолиз, вызванный физической нагрузкой (Moro et al., 2004; Verboven et al., 2018). Было обнаружено, что остаточный липолиз 60–70% коррелирует с концентрацией предсердного натрийуретического пептида (ANP) в плазме (Moro et al., 2004, 2008). Роль ANP в индуцированном физическими упражнениями липолизе была затем дополнительно подтверждена во время повторных тренировок на выносливость у худых здоровых и страдающих ожирением людей (Moro et al., 2006; Коппо и др., 2010). Таким образом, помимо хорошо известной роли катехоламинов в индуцированном физической нагрузкой липолизе ВАТ, повышение ПНП в плазме наряду со снижением инсулина в плазме (Moro et al., 2007) по отношению к интенсивности упражнений активно способствует усилению липолиза адипоцитов. во время тренировки. Интересно, что когда упражнения выполняются на следующий день после тренировки, когда запасы гликогена в мышцах все еще низки, липолиз увеличивается по сравнению с тем же упражнением, выполняемым после дня отдыха, у элитных велосипедистов (Moro et al., 2014). Поразительно, но это наблюдение нельзя объяснить вышеупомянутыми классическими липолитическими агентами, что позволяет предположить, что другие факторы могут участвовать в активации липолиза WAT во время упражнений (Moro et al., 2014). Последние данные показывают, что белки, секретируемые мышечными волокнами во время сокращения, так называемые миокины, могут активировать липолиз WAT у людей. Действительно, интерлейкин-6 (ИЛ-6) был первым миокином, который был обнаружен, и уровни ИЛ-6 в плазме были увеличены в ответ на резкую тренировку (Pedersen et al., 2001; Рейхман и Дела, 2014). Недавнее клиническое исследование продемонстрировало, что IL-6 необходим для уменьшения массы висцеральной жировой ткани в ответ на тренировку (Wedell-Neergaard et al., 2019). Однако роль IL-6 в активации липолиза WAT все еще остается предметом дискуссий, так как острое лечение IL-6 не активирует липолиз адипоцитов in vitro (Trujillo et al., 2004). Кроме того, было описано резкое повышение уровня IL-6 in vivo для увеличения липолиза всего тела из-за увеличения высвобождения мышечной ЖК, в то время как липолиз WAT оставался неизменным (Wolsk et al., 2010). Иризин — еще один миокин, который, как было описано, увеличивает липолиз WAT посредством косвенного механизма, включающего потемнение WAT (Bostrom et al., 2012). Однако хотя некоторые эксперименты, проведенные на грызунах, предполагают, что миокины, высвобождаемые при физической нагрузке, могут активировать потемнение WAT (Stanford et al., 2015), актуальность такого механизма у людей остается спорной (Norheim et al., 2014; Lehnig and Stanford, 2018). .

    Совсем недавно мы идентифицировали новый миокин, секретируемый сокращением первичных клеток скелетных мышц человека, названный фактором роста и дифференцировки 15 (GDF15), который усиливает липолиз адипоцитов in vitro (Laurens et al., 2020). Кроме того, GDF15 также секретировался у людей после упражнений высокой или умеренной интенсивности in vivo , и рекомбинантный белок GDF15 был способен активировать липолиз в подкожных эксплантатах WAT (Laurens et al., 2020).

    Также было описано, что белая жировая ткань продуцирует растворимые факторы, которые могут действовать паракринным / аутокринным образом для поддержания липолиза во время физических упражнений, таких как интерлейкин-15 (IL-15). Было продемонстрировано, что IL-15 может продуцироваться с помощью SCAT во время упражнения с одним часовым циклом, что, как известно, увеличивает липолиз WAT.Кроме того, секреция IL-15 в покое коррелирует с липолизом SCAT, а инфузия IL-15 посредством микродиализа активирует липолиз SCAT у худых субъектов, в то время как подавляет липолиз у субъектов с ожирением (Pierce et al., 2015). Однако никакой корреляции между секрецией IL-15 и липолизом во время упражнений не наблюдалось. Таким образом, вопрос о том, способствует ли IL-15 липолизу, вызванному физической нагрузкой, все еще обсуждается и требует дальнейших исследований.

    Интенсивность упражнений

    Относительный вклад использования FA во время тренировки зависит от ее интенсивности.Липолиз белой жировой ткани увеличивается от низкой до умеренной интенсивности и уменьшается при высокой интенсивности (Romijn et al., 1993). Действительно, когда упражнения выполняются с высокой интенсивностью, глюкоза является основным энергетическим субстратом, быстро подпитывающим сокращающуюся мышцу. Однако, когда интенсивность упражнений снижается, происходит переключение, и липиды становятся основным энергетическим субстратом (т. Е. Концепция кроссовера) (Brooks and Mercier, 1994). Концепция «Fatmax» была затем использована Jeukendreup и его коллегами для описания интенсивности упражнений, выраженной в процентах от VO 2 max, вызывая максимальную зависимость от жира как топлива, окисляемого в скелетных мышцах (Jeukendrup and Wallis, 2005). ).При такой интенсивности половина ЖК, окисленных мышечными волокнами, доставляется липолизом WAT, а оставшаяся часть обеспечивается внутриклеточно за счет пулов IMTG. Значение Fatmax различается для каждого человека и в основном зависит от массы тела, диеты, пола и тренировочного статуса (Jeukendrup and Wallis, 2005). Например, Fatmax был измерен на уровне 48% от VO 2 max в большой когорте худых, ведущих сидячий образ жизни, в то время как у испытуемых, тренированных на выносливость, он составлял около 65% (Achten et al., 2002; Jeukendrup and Wallis, 2005). .Интересно, что Fatmax оказался ниже у мужчин, чем у женщин (45% против 52% от VO 2 max, соответственно) (Jeukendrup and Wallis, 2005). Как указывалось ранее, большее окисление липидов при данной интенсивности упражнений у женщин объясняется более высокой мобилизацией липидов при той же относительной интенсивности упражнений из-за большей массы подкожного жира. Кроме того, Fatmax ниже у людей с ожирением, чем у худых (Perez-Martin et al., 2001). Однако, даже если Fatmax широко использовался в программах похудания, основанных на физических упражнениях, эта концепция также вызвала некоторую критику.Во-первых, Fatmax сильно зависит от диеты и состояния питания, поскольку организм больше полагается на углеводы (CHO) в качестве топлива, когда они очень доступны, например, в постпрандиальных условиях. Во-вторых, скорость окисления ЖК одинакова в большом диапазоне интенсивности упражнений, обычно примерно от 45 до 75% от максимальной аэробной способности, и, таким образом, не сильно отличается от пикового значения (т. Е. Значения Fatmax). В-третьих, количество ЖК, сжигаемых в течение 24 часов, зависит не только от ЖК, окисленных во время упражнений, но и в период восстановления после упражнений, особенно когда упражнения выполняются с высокой интенсивностью.Наконец, Fatmax — это скорость окисления ЖК, но общее количество используемых ЖК зависит от расхода энергии, а упражнения высокой интенсивности вызывают наибольший расход энергии. Таким образом, тренировка с интенсивностью Fatmax может не принести дополнительной пользы для снижения веса, чем другие тренировочные вмешательства, выполняемые с более высокой интенсивностью упражнений.

    Продолжительность учений

    Вклад FA в подпитку сокращающейся мышцы также зависит от продолжительности упражнения. Исследования, проведенные в различных группах, показали, что окисление ЖК постепенно увеличивается во время продолжительной тренировки, в то время как окисление СНО уменьшается (Ravussin et al., 1986; Klein et al., 1994). Это сопровождается увеличением липолиза с увеличением продолжительности упражнений (de Glisezinski et al., 2003; Lafontan et al., 2008). Интересно, что было показано, что активность мышечного HSL снижается во время продолжительной тренировки (Watt et al., 2003). Это является следствием повышенного поглощения циркулирующих ЖК мышечными волокнами, что, в свою очередь, снижает липолиз и окисление запасов IMTG. Увеличение липолиза WAT в основном связано с повышением уровня пролиполитических гормонов в плазме во время длительных физических упражнений.Действительно, секреция катехоламинов увеличивается в зависимости от продолжительности упражнений. Это увеличение более выражено для адреналина, чем для норадреналина, вероятно, из-за несколько более низкой гликемии (de Glisezinski et al., 2003) и того факта, что на секрецию норадреналина в основном влияет интенсивность упражнений (Leuenberger et al., 1993). В соответствии с этим наблюдением мы ранее продемонстрировали, что адреналин является основным бета-адренергическим агентом, способствующим липолизу при физической нагрузке при SCAT (de Glisezinski et al., 2009). Мы показали, что это увеличение липолиза адипоцитов зависит не только от бета-адренергической стимуляции катехоламинами, но также от снижения уровня инсулина в плазме и повышения ПНП в плазме (Arner et al., 1990; Moro et al., 2004 ). Например, было обнаружено, что уровень ANP в плазме особенно высок после марафона и может участвовать в активации липолиза WAT, чтобы компенсировать резкое повышение потребности в энергии во время бега на длинные дистанции (Niessner et al., 2003).

    Наконец, все затраты энергии, вызванные упражнениями, также должны быть приняты во внимание при рассмотрении вклада FA, сожженных в ответ на упражнение, поскольку высокий процент не всегда отражает большое количество сожженных FA, если затраты энергии, вызванные тренировка схватка низкая. Расход энергии при выполнении упражнений зависит как от их интенсивности, так и от продолжительности.

    Воздействие осбесити

    Важно отметить, что мы и другие исследователи наблюдали, что липолиз SCAT, вызванный физической нагрузкой, ниже у субъектов с ожирением, чем у субъектов без ожирения (Stich et al., 2000; Mittendorfer et al., 2004; Росс и Брэдшоу, 2009). Это было связано с более высокой чувствительностью антилиполитических альфа2-адренорецепторов и более низкой чувствительностью пролиполитических бета-адренорецепторов у лиц с ожирением (Stich et al., 2000). Однако из-за более высокой жировой массы у лиц с ожирением по сравнению с лицами, не страдающими ожирением, концентрация ЖК в плазме была выше у лиц с ожирением как в состоянии покоя, так и во время физических упражнений (Stich et al., 2000). Кроме того, экспрессия рецептора клиренса ANP NPRC выше в адипоцитах у субъектов с ожирением, чем у худых здоровых людей, и может участвовать в более низкой активации липолиза в ответ на секрецию ANP во время упражнений (Dessi-Fulgheri et al., 2003; Ковачова и др., 2016; Ryden et al., 2016). Таким образом, в то время как базальная липолитическая скорость выше у пациентов с ожирением по сравнению с пациентами, не страдающими ожирением, липолиз, вызванный физической нагрузкой, снижается у пациентов с ожирением. Этот адаптивный ответ при ожирении можно рассматривать как защитный механизм, позволяющий избежать чрезмерного высвобождения FA в кровоток во время тренировки.

    Повышенный липолиз во время восстановления после тренировки

    Взаимосвязь между интенсивностью упражнений и окислением ЖК, и, следовательно, высвобождением ЖК в результате липолиза WAT, не так проста, как первоначально предполагалось.Роль ЖК как питательных веществ во время восстановления после упражнений была описана в недавнем обзоре группы Бенте Кинса (Lundsgaard et al., 2020). Вкратце, даже если упражнения высокой интенсивности (т. Е. Выполняемые с интенсивностью, превышающей 75% максимальной аэробной мощности субъекта) вызывают низкую скорость окисления ЖК во время тренировки, утилизация ЖК после тренировки выше, чем после упражнений с низкой интенсивностью. схватки (Pillard et al., 2010). Это более сильное окисление ЖК после тренировки с высокой интенсивностью в основном отражается снижением респираторного коэффициента (Marion-Latard et al., 2003) и, по-видимому, не зависит от расхода энергии в течение 6 часов после тренировки. Это является следствием предпочтительного использования СНО для пополнения запасов гликогена в мышцах, которые были истощены во время тренировки высокой интенсивности, что отдает предпочтение ФА в качестве основного топлива в течение 24–48 часов после тренировки (Tremblay et al., 1994; Кинс и Рихтер, 1998). Ранее мы показали на изолированных адипоцитах, что после длительной тренировки WAT проявляет повышенную чувствительность к бета-адренергическим липолитическим агентам, что может участвовать в увеличении доступности FA в период восстановления (Harant et al., 2002). Поразительно, но это увеличение потребления ЖК после тренировки более выражено у мужчин, чем у женщин (Henderson et al., 2007). Кроме того, используя вливание меченного стабильным изотопом пальмитата, Magkos et al. (2009) наблюдали, что вызванное упражнениями увеличение использования ЖК в период восстановления после тренировки больше у субъектов с низкой доступностью ЖК в плазме в состоянии покоя и больше после тренировки, приводящей к высокой потребности в энергии. Интересно, что было продемонстрировано, что липолиз после тренировки стимулируется в SCAT повышением уровня гормона роста в плазме, который секретируется соматотропными клетками во время тренировки (Enevoldsen et al., 2007). Недавнее исследование, проведенное на мышах, также выявило роль IL-6, миокина, секретируемого волокнами скелетных мышц во время упражнений, в регуляции липидного метаболизма WAT во время восстановления после упражнений (Knudsen et al., 2017).

    Таким образом, представляется важным рассмотреть период восстановления после упражнений, чтобы полностью оценить влияние различных методов упражнений на использование ФА и, следовательно, потерю веса тела.

    Влияние физических упражнений на липолиз жировой ткани

    Тренировка с упражнениями улучшает мобилизацию ФА во время схватки с упражнениями.Действительно, было показано, что частота появления FA (Ra) в крови выше у субъектов, тренированных на выносливость, по сравнению с контрольной группой, ведущей сидячий образ жизни (Coggan et al., 2000). Тренировка с физической нагрузкой влияет как на чувствительность WAT к катехоламинам, так и на их секрецию во время упражнений, которая снижается в ответ на заданную абсолютную нагрузку после тренировки (Kjaer et al., 1987; Riviere et al., 1989; Arner, 1995). Поперечные исследования, проведенные на адипоцитах SCAT, показали, что бета-адренергическая чувствительность выше у тренированных субъектов, чем у лиц, ведущих малоподвижный образ жизни (Crampes et al., 1986; Crampes et al., 1989; Ривьер и др., 1989). Кроме того, продольные исследования продемонстрировали, что тренировки на выносливость улучшают бета-адренергический липолитический ответ изолированных адипоцитов у субъектов с ожирением (De Glisezinski et al., 1998a; Moro et al., 2009).

    Кроме того, физические упражнения улучшают реакцию ANP у субъектов с ожирением, но пока неясно, связано ли это с увеличением концентрации ANP в плазме или с увеличением рецепторов ANP на поверхности клеток адипоцитов (Moro et al., 2005). Действительно, с помощью in situ экспериментов по микродиализу в SCAT молодых мужчин с избыточным весом мы смогли показать, что 4 месяца аэробных тренировок улучшают как бета-адренергические, так и липолитические реакции ANP (Stich et al., 1999; Moro et al., 2005 ). Наконец, концентрация инсулина снижается с увеличением тренировочного статуса, но влияние на липолиз WAT частично уравновешивается улучшением чувствительности к инсулину WAT с помощью тренировок (Polak et al., 2005; Riis et al., 2019). Поразительно, что даже если липолиз, вызванный физической нагрузкой, выше у тренированных субъектов, концентрация ЖК в плазме ниже как в состоянии покоя, так и во время упражнений (Crampes et al., 2003; de Glisezinski et al., 2003). Это можно объяснить увеличением использования ЖК скелетными мышцами у тренированных субъектов. Действительно, количество окисления ЖК как в состоянии покоя, так и в результате упражнений выше после тренировочной программы, что приводит к повышенному потреблению кислорода (de Glisezinski et al., 2003). Улучшение липолиза, вызванного физической нагрузкой, наблюдаемое у субъектов с ожирением, тренирующихся на выносливость, также, по-видимому, частично связано со снижением антилиполитического эффекта альфа2-адренорецепторов в SCAT, что может быть следствием более низких уровней адреналина в плазме. основной альфа2-адренергический лиганд.Действительно, антилиполитическая активность альфа2-адренорецепторов снижалась после тренировки на выносливость у худых и тучных субъектов (De Glisezinski et al., 2001; Richterova et al., 2004). Интересно, что аналогичные адаптации липолитического ответа WAT были обнаружены после программы тренировок с отягощениями у лиц с ожирением (Polak et al., 2005).

    Наконец, было замечено, что интенсивность упражнений, которая вызывает более высокий уровень липолитизма, увеличивается при тренировке с физической нагрузкой (Perez-Martin et al., 2001; Achten et al., 2002). Таким образом, в то время как максимальное использование FA достигается при интенсивности 30% от максимальной аэробной мощности у людей, ведущих сидячий образ жизни, у тренированных людей оно достигается примерно на 65%. Это означает, что общее количество FA, мобилизованное во время тренировки, выше у тренированных субъектов, потому что как расход энергии, так и процент использованных FA увеличиваются. Кроме того, высокоинтенсивные тренировки вызывают прирост мышечной массы, что влияет на базовую скорость метаболизма и, таким образом, может увеличивать расход энергии и, как следствие, влиять на окисление ЖК в периоды покоя и потерю веса тела (Heydari et al., 2012; Осава и др., 2014; Schubert et al., 2017; Batrakoulis et al., 2018).

    В целом, эти данные предполагают, что программа тренировок, сочетающая высокоинтенсивные и умеренные тренировки, может оптимизировать ежедневное использование ФА и оптимизировать потерю веса тела у людей с избыточным весом или ожирением.

    Влияние диеты и времени дня на липолиз, вызванный физической нагрузкой

    Доступность углеводов влияет на липолиз, вызванный физической нагрузкой. Действительно, прием глюкозы во время тренировки снижает липолиз SCAT и частично ингибирует окисление ЖК (De Glisezinski et al., 1998b). Было показано, что упражнения натощак увеличивают окисление ЖК и липолиз всего тела у здоровых людей (Vicente-Salar et al., 2015; Andersson Hall et al., 2016; Hansen et al., 2017). Это убедительный подход для достижения максимального использования жира во время упражнений. Интересно, что недавнее исследование показало, что упражнения после завтрака с высоким содержанием белка оказывают такое же влияние на липолиз, как и упражнения натощак (Saghebjoo et al., 2020). Кроме того, добровольцы, получавшие в течение 5 дней диету с высоким содержанием жиров, демонстрируют более высокую липолитическую скорость WAT во время упражнений, чем люди, получавшие диету, богатую CHO, что можно объяснить более высокой реакцией на катехоламины и более низкой инсулинемией (Suljkovicova et al., 2002).

    В многочисленных обзорных статьях описывается влияние времени дня на эффективность упражнений, но очень немногие из них посвящены липидному метаболизму и липолизу WAT (Chtourou and Souissi, 2012; Seo et al., 2013; Dollet and Zierath, 2019; Parr et al. ., 2020). Несколько исследований показали, что упражнения, выполняемые в вечернее время, вызывают большую зависимость от липидов по сравнению с упражнениями, выполняемыми утром (Aoyama and Shibata, 2020). Кроме того, перекрестное исследование, проведенное с участием молодых мужчин, продемонстрировало, что упражнения на выносливость, выполняемые в вечернее время, повышают уровни адреналина в плазме, ИЛ-6 и уровней ЖК в плазме по сравнению с такими же упражнениями, выполняемыми утром, что позволяет предположить, что вечерние упражнения являются наиболее эффективными. эффективен для достижения высоких показателей липолиза WAT (Kim et al., 2015). Однако данных по-прежнему мало, и для полного ответа на этот вопрос необходимо провести будущие исследования.

    Ограничение калорийности и снижение веса, вызванное физическими упражнениями

    Многие исследования показали, что ограничение калорий более эффективно для снижения веса тела, чем тренировка с упражнениями, и что сочетание тренировок с упражнениями с вмешательством по ограничению калорийности дает небольшое дополнительное преимущество для снижения веса по сравнению с ограничением калорий только одним способом (Miller et al., 1997 ; Swift et al., 2018). Однако упражнения играют важную роль в поддержании веса тела после похудания (Swift et al., 2018). Действительно, потеря веса, вызванная ограничением калорийности, увеличивает чувствительность WAT к липолитическим стимулам, производимым во время упражнений (Mauriege et al., 1999). Кроме того, упражнения защищают от потери безжировой массы тела во время ограничения калорий и предотвращают падение скорости метаболизма в состоянии покоя (Chomentowski et al., 2009).

    Следовательно, даже если сочетание упражнений с вмешательством по ограничению калорий не приводит к дальнейшей потере веса, чем одно только ограничение калорий, упражнения потенцируют потерю массы висцерального жира и устойчивое улучшение состава тела (You et al., 2006), и предотвращает хорошо описанный эффект диеты «йо-йо».

    Текущие пробелы в исследованиях

    Есть много дополнительных вопросов, на которые еще предстоит ответить, чтобы полностью понять влияние физических упражнений на липолиз WAT и состав тела. Действительно, будущие исследования должны быть направлены на выявление неизвестных липолитических факторов, секретируемых во время упражнений, таких как миокины и потенциально микро-РНК, высвобождаемые во внеклеточных пузырьках в ответ на сокращение мышц (Whitham et al., 2018). Понимание сложных межорганных перекрестных помех во время упражнений откроет путь к новым областям исследований и может привести к открытию новых молекулярных игроков с потенциальной терапевтической ролью.

    Наконец, исследовательские усилия должны быть сосредоточены на уточнении методов тренировок с целью достижения максимального и устойчивого улучшения состава тела, особенно у людей с избыточным весом или ожирением. Оценка комбинации ограниченного по времени режима питания с тренировками, проводимыми во время голодания, может быть привлекательным подходом к потере жировой массы.

    Заключение

    В целом, мало споров о том, что тренировки с упражнениями способствуют снижению веса в брюшной полости у людей с избыточным весом и ожирением. Хронические упражнения в значительной степени продемонстрировали свою способность способствовать снижению веса при ограничении калорийности и поддержанию долгосрочной потери веса. Ряд исследований показывают, что сочетание упражнений средней и высокой интенсивности может обеспечить дополнительные преимущества для потери веса, по крайней мере частично, за счет более высоких уровней расхода энергии во время упражнений и повышения скорости окисления ЖК во время восстановления после упражнений.Хотя канонические липолитические системы и гормоны были подробно изучены в течение последних 30 лет, более поздние исследования выявили перекрестные помехи между мышечной и жировой тканью, опосредованные миокинами, регулирующими липолиз WAT. Однако многое еще предстоит открыть. С открытием того, что сокращающиеся мышцы могут производить миокины, способные дистанционно поражать органы, включая WAT, наши текущие знания, вероятно, будут подвергнуты сомнению в ближайшие несколько лет.

    Авторские взносы

    CL и CM написали и отредактировали рукопись.IG, IH и DL редактировали и исправляли рукопись. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Мы очень благодарны доктору Франсуа Крампу за его вклад в вышеупомянутые исследования, за выдающееся обсуждение и критическое прочтение рукописи.

    Список литературы

    Achten, J., Gleeson, M., and Jeukendrup, A.E. (2002). Определение интенсивности упражнений, вызывающих максимальное окисление жиров. Med. Sci. Спортивные упражнения. 34, 92–97. DOI: 10.1097 / 00005768-200201000-00015

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Андерссон Холл, У., Эдин, Ф., Педерсен, А., Мадсен, К. (2016). У элитных спортсменов, работающих на выносливость, окисление жира в организме увеличивается в большей степени при выполнении предшествующих упражнений, чем при ночном голодании. Заявл. Physiol. Nutr. Метаб. 41, 430–437. DOI: 10.1139 / apnm-2015-0452

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Арнер П. (1995). Влияние физических упражнений на метаболизм жировой ткани у людей. Внутр. J. Obes Relat. Метаб. Disord. 19 (Приложение 4), S18 – S21.

    Google Scholar

    Арнер П., Кригхольм Э., Энгфельдт П. и Болиндер Дж. (1990). Адренергическая регуляция липолиза in situ в покое и во время физических упражнений. Дж.Clin. Инвестировать. 85, 893–898. DOI: 10.1172 / jci114516

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Батракулис А., Джамуртас А. З., Георгакули К., Драганидис Д., Дели, К. К., Папаниколау К. и др. (2018). Высокоинтенсивная комплексная нейромышечная тренировка изменяет энергетический баланс и снижает массу тела и жир у женщин с ожирением: 10-месячное рандомизированное контролируемое исследование, исключающее тренировку. PLoS One 13: e0202390. DOI: 10,1371 / журнал.pone.0202390

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Bostrom, P., Wu, J., Jedrychowski, M. P., Korde, A., Ye, L., Lo, J. C., et al. (2012). PGC1-альфа-зависимый миокин, который стимулирует развитие белого жира, подобное бурому жиру, и термогенез. Природа 481, 463–468.

    Google Scholar

    Брукс, Г. А., и Мерсье, Дж. (1994). Баланс использования углеводов и липидов во время упражнений: концепция «кроссовера». Дж.Прил. Physiol. 76, 2253–2261. DOI: 10.1152 / jappl.1994.76.6.2253

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Chomentowski, P., Dube, J. J., Amati, F., Stefanovic-Racic, M., Zhu, S., Toledo, F. G., et al. (2009). Умеренные упражнения уменьшают потерю массы скелетных мышц, которая происходит при преднамеренной потере веса, вызванной ограничением калорийности, у пожилых людей с избыточным весом или ожирением. J. Gerontol A Biol. Sci. Med. Sci. 64, 575–580. DOI: 10.1093 / gerona / glp007

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Когган, А.Р., Рагузо, К. А., Гастальделли, А., Сидосис, Л. С., и Екель, К. В. (2000). Обмен жиров во время упражнений высокой интенсивности у тренированных на выносливость и нетренированных мужчин. Метаболизм 49, 122–128. DOI: 10.1016 / s0026-0495 (00)

    -6

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Crampes, F., Beauville, M., Riviere, D., and Garrigues, M. (1986). Влияние физических тренировок у людей на реакцию изолированных жировых клеток на адреналин. J. Appl. Physiol. 61, 25–29.DOI: 10.1152 / jappl.1986.61.1.25

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Crampes, F., Marion-Latard, F., Zakaroff-Girard, A., De Glisezinski, I., Harant, I., Thalamas, C., et al. (2003). Влияние продольной программы тренировок на реакцию на упражнения у мужчин с избыточным весом. Obes Res. 11, 247–256. DOI: 10.1038 / oby.2003.38

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Crampes, F., Riviere, D., Beauville, M., Марсерон, М., и Гарригес, М. (1989). Липолитический ответ адипоцитов на адреналин у лиц, ведущих малоподвижный образ жизни и тренированных физическими упражнениями: различия, связанные с полом. евро. J. Appl. Physiol. Ок. Physiol. 59, 249–255. DOI: 10.1007 / bf02388324

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    De Glisezinski, I., Crampes, F., Harant, I., Berlan, M., Hejnova, J., Langin, D., et al. (1998a). Тренировки на выносливость изменяют липолитическую реакцию ожирения жировой ткани. г. J. Physiol. 275, E951 – E956.

    Google Scholar

    De Glisezinski, I., Harant, I., Crampes, F., Trudeau, F., Felez, A., Cottet-Emard, J.M., et al. (1998b). Влияние приема углеводов на липолиз жировой ткани во время длительных тренировок у тренированных мужчин. J. Appl. Physiol. 84, 1627–1632. DOI: 10.1152 / jappl.1998.84.5.1627

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    де Глизезински, И., Ларруи, Д., Байзова, М., Коппо К., Полак Дж., Берлан М. и др. (2009). Адреналин, но не норадреналин, является определяющим фактором мобилизации липидов в подкожно-жировой клетчатке человека, вызванной физической нагрузкой. J. Physiol. 587 (Pt 13), 3393–3404. DOI: 10.1113 / jphysiol.2009.168906

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    De Glisezinski, I., Marion-Latard, F., Crampes, F., Berlan, M., Hejnova, J., Cottet-Emard, J.M., et al. (2001). Отсутствие альфа (2) -адренергического антилиполитического действия при нагрузке на подкожно-жировую клетчатку тренированных мужчин. J. Appl. Physiol. 91, 1760–1765. DOI: 10.1152 / jappl.2001.91.4.1760

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    de Glisezinski, I., Moro, C., Pillard, F., Marion-Latard, F., Harant, I., Meste, M., et al. (2003). Аэробные тренировки улучшают индуцированный физической нагрузкой липолиз при SCAT и утилизацию липидов у мужчин с избыточным весом. г. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 285, E984 – E990.

    Google Scholar

    Десси-Фулгери, П., Сарзани, Р., и Раппелли, А. (2003). Роль натрийуретической пептидной системы в липогенезе / липолизе. Nutr. Метаб. Кардиоваск. Дис. 13, 244–249. DOI: 10.1016 / s0939-4753 (03) 80018-2

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Доллет, Л., Зиерат, Дж. Р. (2019). Взаимодействие между диетой, физическими упражнениями и молекулярными циркадными часами в управлении метаболической адаптацией жировой ткани. J. Physiol. 597, 1439–1450. DOI: 10.1113 / jp276488

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эневольдсен, Л.H., Polak, J., Simonsen, L., Hammer, T., Macdonald, I., Crampes, F., et al. (2007). Посттренировочный липолиз брюшной и подкожной жировой ткани натощак подавляется инфузией аналога соматостатина октреотида. Clin. Physiol. Функц. Imaging 27, 320–326. DOI: 10.1111 / j.1475-097x.2007.00754.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эванс, П. Л., Макмиллин, С. Л., Вейраух, Л. А., и Витчак, К. А. (2019). Регулирование транспорта глюкозы в скелетных мышцах и метаболизма глюкозы с помощью физических упражнений. Питательные вещества 11: 2432. DOI: 10.3390 / nu11102432

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хансен Д., Де Страйкер Д. и Колдерс П. (2017). Влияние тренировок на выносливость натощак на биохимию и метаболизм мышц у здоровых субъектов: могут ли эти эффекты иметь особую клиническую пользу для пациентов с сахарным диабетом 2 типа и инсулинорезистентных пациентов? Sports Med. 47, 415–428. DOI: 10.1007 / s40279-016-0594-x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гарант, И., Marion-Latard, F., Crampes, F., de Glisezinski, I., Berlan, M., Stich, V., et al. (2002). Влияние длительных физических упражнений на липолитическую реакцию жировых клеток на адренергические агенты и инсулин у мужчин с ожирением. Внутр. J. Obes Relat. Метаб. Disord. 26, 1373–1378. DOI: 10.1038 / sj.ijo.0802072

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хендерсон, Г. К., Фаттор, Дж. А., Хорнинг, М. А., Фагихния, Н., Джонсон, М. Л., Мау, Т. Л. и др. (2007).Липолиз и метаболизм жирных кислот у мужчин и женщин в период восстановления после упражнений. J. Physiol. 584 (Pt 3), 963–981. DOI: 10.1113 / jphysiol.2007.137331

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хейдари М., Фройнд Дж. И Бутчер С. Х. (2012). Влияние интервальных упражнений высокой интенсивности на телосложение молодых мужчин с избыточным весом. Дж. Обес 2012: 480467.

    Google Scholar

    Горовиц, Дж.Ф. (2003). Мобилизация жирных кислот из жировой ткани во время тренировки. Trends Endocrinol. Метаб. 14, 386–392. DOI: 10.1016 / s1043-2760 (03) 00143-7

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Горовиц, Дж. Ф., и Кляйн, С. (2000). Липидный обмен во время упражнений на выносливость. г. J. Clin. Nutr. 72 (2 доп.), 558S – 563S.

    Google Scholar

    Сюй, К. Дж., Ляо, К. Д., Цай, М. В., и Чен, К. Н. (2019). Влияние упражнений и диетических вмешательств на состав тела, метаболическое здоровье и физическую работоспособность у взрослых с саркопеническим ожирением: метаанализ. Питательные вещества 11: 2163. DOI: 10.3390 / nu110

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Имбо П., Трембле А., Депре Дж. И Мориж П. (2000). Стимулируемый бета-адренорецепторами липолиз подкожных адипоцитов брюшной полости как детерминант окисления жиров у мужчин с ожирением. евро. J. Clin. Инвестировать. 30, 290–296. DOI: 10.1046 / j.1365-2362.2000.00634.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дженсен, М.Д., и Джонсон, К. М. (1996). Вклад кинетики свободных жирных кислот (СЖК) ног и внутренних органов в постабсорбционный приток СЖК у мужчин и женщин. Метаболизм 45, 662–666. DOI: 10.1016 / s0026-0495 (96)

    -2

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Jeukendrup, A. E., and Wallis, G.A. (2005). Измерение окисления субстрата во время физических упражнений с помощью измерений газообмена. Внутр. J. Sports Med. 26 (Дополнение 1), S28 – S37.

    Google Scholar

    Киенс, Б., и Рихтер, Э.А. (1998). Использование триацилглицерина скелетных мышц во время восстановления после тренировки у людей. г. J. Physiol. 275, E332 – E337.

    Google Scholar

    Ким, Х. К., Кониси, М., Такахаши, М., Табата, Х., Эндо, Н., Нумао, С. и др. (2015). Влияние упражнений на повышенную выносливость, выполняемых утром и вечером, на воспалительные цитокины и метаболические гормональные реакции. PLoS One 10: e0137567. DOI: 10.1371 / journal.pone.0137567

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кьяер, М., Секер Н. Х. и Гальбо Х. (1987). Физический стресс и выброс катехоламинов. Baillieres Clin. Эндокринол. Метаб. 1, 279–298. DOI: 10,1016 / s0950-351x (87) 80064-2

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кляйн, С., Койл, Э. Ф., и Вулф, Р. Р. (1994). Жировой обмен во время упражнений низкой интенсивности у тренированных на выносливость и нетренированных мужчин. г. J. Physiol. 267 (6, часть 1), E934 – E940.

    Google Scholar

    Кнудсен, Дж. Г., Гудиксен, А., Bertholdt, L., Overby, P., Villesen, I., Schwartz, C. L., et al. (2017). IL-6 в скелетных мышцах регулирует использование мышечного субстрата и метаболизм жировой ткани во время восстановления после интенсивной нагрузки. PLoS One 12: e0189301. DOI: 10.1371 / journal.pone.0189301

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коппо К., Ларруи Д., Маркес М. А., Берлан М., Байзова М., Полак Дж. И др. (2010). Мобилизация липидов в подкожной жировой клетчатке во время физических упражнений у худых и полных людей.Роль инсулина и натрийуретических пептидов. г. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 299, E258 – E265.

    Google Scholar

    Ковачова, З., Тарп, В. Г., Лю, Д., Вэй, В., Се, Х., Коллинз, С., и др. (2016). Экспрессия рецептора натрийуретического пептида жировой ткани связана с чувствительностью к инсулину при ожирении и диабете. Ожирение 24, 820–828. DOI: 10.1002 / oby.21418

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Краузова, Е., Тума, П., де Глизезински, И., Стич, В., и Сиклова, М. (2018). Метформин не подавляет липолиз жировой ткани, вызванный физической нагрузкой, у молодых здоровых худощавых мужчин. Фронт. Physiol. 9: 604. DOI: 10.3389 / fphys.2018.00604

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лафонтан, М., Моро, К., Берлан, М., Крэмпс, Ф., Сенгенес, К., и Галицкий, Дж. (2008). Контроль липолиза натрийуретическими пептидами и циклическим GMP. Trends Endocrinol. Метаб. 19, 130–137.DOI: 10.1016 / j.tem.2007.11.006

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лауренс К., Пармар А., Мерфи Э., Карпер Д., Лэр Б., Маес П. и др. (2020). Фактор роста и дифференцировки 15 секретируется скелетными мышцами во время физических упражнений и способствует липолизу у людей. JCI Insight 5: e131870.

    Google Scholar

    Лейбель Р. Л. и Хирш Дж. (1987). Местные и половые различия в адренорецепторном статусе жировой ткани человека. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 64, 1205–1210. DOI: 10.1210 / jcem-64-6-1205

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лойенбергер, У., Синовей, Л., Губин, С., Галл, Л., Дэвис, Д., и Зелис, Р. (1993). Влияние интенсивности и продолжительности упражнений на распространение норадреналина и клиренс у людей. J. Appl. Physiol. 75, 668–674. DOI: 10.1152 / jappl.1993.75.2.668

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Магкос, Ф., Мохаммед Б. С., Паттерсон Б. В. и Миттендорфер Б. (2009). Кинетика свободных жирных кислот в поздней фазе послетренировочного восстановления: важность метаболизма жирных кислот в покое и дефицит энергии, вызванный физической нагрузкой. Метаболизм 58, 1248–1255. DOI: 10.1016 / j.metabol.2009.03.023

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Марион-Латар, Ф., Крампес, Ф., Закаров-Жирар, А., Де Глизезински, И., Гарант, И., Стич, В., и др. (2003). Повышение уровня окисления липидов после тренировки после умеренной тренировки у нетренированных здоровых мужчин с ожирением. Horm. Метаб. Res. 35, 97–103. DOI: 10,1055 / с-2003-39051

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мориж П., Имбо П., Ланжен Д., Лакайль М., Альмерас Н., Трембле А. и др. (1999). Региональные и гендерные различия липолиза жировой ткани в ответ на потерю веса. J. Lipid Res. 40, 1559–1571.

    Google Scholar

    Миллер В. К., Коцея Д. М. и Гамильтон Э. Дж. (1997). Метаанализ последних 25 лет исследований по снижению веса с использованием диеты, физических упражнений или диеты плюс вмешательство физических упражнений. Внутр. J. Obes Relat. Метаб. Disord. 21, 941–947. DOI: 10.1038 / sj.ijo.0800499

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Миттендорфер, Б., Филдс, Д. А., и Кляйн, С. (2004). Избыток жира в организме у мужчин снижает доступность жирных кислот в плазме и их окисление во время упражнений на выносливость. г. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 286, E354 – E362.

    Google Scholar

    Моро, К., Креймпес, Ф., Сенгенес, К., Де Глизезински, И., Галицкий, Дж., Thalamas, C., et al. (2004). Предсердный натрийуретический пептид способствует физиологическому контролю мобилизации липидов у людей. FASEB J. 18, 908–910. DOI: 10.1096 / fj.03-1086fje

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Моро, К., Харант, И., Бадин, П. М., Патарка, Ф. Х., Гилланд, Дж. К., Бурлье, В. и др. (2014). Влияние липолиза и доступности жирных кислот на выбор топлива во время упражнений. J. Physiol. Biochem. 70, 583–591.

    Google Scholar

    Моро К., Пасарика М., Элкинд-Хирш К. и Редман Л. М. (2009). Аэробные упражнения улучшают предсердный натрийуретический пептид и катехоламин-опосредованный липолиз у тучных женщин с синдромом поликистозных яичников. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 94, 2579–2586. DOI: 10.1210 / jc.2009-0051

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Моро, К., Пиллард, Ф., де Глизезински, И., Крэмпс, Ф., Таламас, К., Гарант, И., и другие. (2007). Половые различия в механизмах регуляции липолиза у лиц с избыточным весом: влияние интенсивности упражнений. Ожирение 15, 2245–2255. DOI: 10.1038 / oby.2007.267

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Моро К., Пиллард Ф., Де Глизезински И., Гарант И., Ривьер Д., Стич В. и др. (2005). Тренировка усиливает липидомобилизирующее действие ANP в жировой ткани мужчин с избыточным весом. Med. Sci. Спортивные упражнения. 37, 1126–1132. DOI: 10.1249 / 01.mss.0000170124.51659.52

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Моро, К., Пиллард, Ф., де Глизезински, И., Климчакова, Э., Крэмпс, Ф., Таламас, К., и др. (2008). Вызванная физическими упражнениями мобилизация липидов в подкожной жировой ткани у мужчин с избыточным весом в основном связана с натрийуретическими пептидами. г. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 295, E505 – E513.

    Google Scholar

    Моро, К., Полак, Дж., Хейнова, Дж., Климчакова, Е., Судороги, Ф., Стич, В. и др. (2006). Предсердный натрийуретический пептид стимулирует мобилизацию липидов во время повторяющихся тренировок на выносливость. г. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 290, E864 – E869.

    Google Scholar

    Нильсен, С., Го, З., Джонсон, К. М., Хенсруд, Д. Д., и Дженсен, М. Д. (2004). Спланхнический липолиз при ожирении у человека. J. Clin. Инвестировать. 113, 1582–1588. DOI: 10.1172 / jci21047

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Нисснер, А., Зиглер, С., Слани, Дж., Билленштайнер, Э., Волощук, В., и Гейер, Г. (2003). Повышение уровней натрийуретических пептидов предсердий и головного мозга в плазме после марафона: частично ли их эффекты уравновешиваются стероидами надпочечников? евро. J. Endocrinol. 149, 555–559. DOI: 10.1530 / eje.0.14

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Norheim, F., Langleite, T. M., Hjorth, M., Holen, T., Kielland, A., Stadheim, H. K., et al. (2014).Влияние острых и хронических упражнений на PGC-1альфа, иризин и потемнение подкожной жировой ткани у людей. FEBS J. 281, 739–749. DOI: 10.1111 / febs.12619

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Осава Ю., Адзума К., Табата С., Кацукава Ф., Исида Х., Огума Ю. и др. (2014). Влияние 16-недельных интервальных тренировок высокой интенсивности с использованием эргометров для верхней и нижней части тела на аэробную подготовку и морфологические изменения у здоровых мужчин: предварительное исследование. Открытый доступ J. Sports Med. 5, 257–265. DOI: 10.2147 / oajsm.s68932

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Педерсен, Б. К., Стинсберг, А., и Шерлинг, П. (2001). Упражнение и интерлейкин-6. Curr. Opin. Гематол. 8, 137–141.

    Google Scholar

    Perez-Martin, A., Dumortier, M., Raynaud, E., Brun, J.F., Fedou, C., Bringer, J., et al. (2001). Баланс окисления субстрата во время субмаксимальных упражнений у худых и полных людей. Diabetes Metab. 27 (4 Pt 1), 466–474.

    Google Scholar

    Петерсон М. Д., Сен А. и Гордон П. М. (2011). Влияние упражнений с отягощениями на безжировую массу тела у пожилых людей: метаанализ. Med. Sci. Спортивные упражнения. 43, 249–258. DOI: 10.1249 / mss.0b013e3181eb6265

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Петриду А., Хатциниколау А., Авлонити А., Джамуртас А., Лоулес Г., Папассотириу И. и др.(2017). Повышенная активность триацилглицерин липазы в жировой ткани у худых и полных мужчин во время упражнений на выносливость. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 102, 3945–3952. DOI: 10.1210 / jc.2017-00168

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пирс, Дж. Р., Мэйплз, Дж. М., и Хикнер, Р. К. (2015). Концентрации ИЛ-15 в скелетных мышцах и подкожной жировой ткани у худых и полных людей: местные эффекты ИЛ-15 на липолиз жировой ткани. г.J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 308, E1131 – E1139.

    Google Scholar

    Pillard, F., Van Wymelbeke, V., Garrigue, E., Moro, C., Crampes, F., Guilland, J. C., et al. (2010). Окисление липидов у мужчин с избыточным весом после физических упражнений и приема пищи. Метаболизм 59, 267–274. DOI: 10.1016 / j.metabol.2009.07.023

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Полак, Дж., Моро, К., Климчакова, Э., Хейнова, Дж., Майеркик, М., Вигери, Н., и другие. (2005). Динамические силовые тренировки улучшают чувствительность к инсулину и функциональный баланс между адренергическими альфа-2А и бета-путями в подкожной жировой ткани у субъектов с ожирением. Diabetologia 48, 2631–2640. DOI: 10.1007 / s00125-005-0003-8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Равуссин Э., Богардус К., Шайдеггер К., Лагранж Б., Хортон Э. Д. и Хортон Э. С. (1986). Влияние повышенных уровней свободных жирных кислот на окисление углеводов и липидов при длительных физических нагрузках у людей. J. Appl. Physiol. 60, 893–900. DOI: 10.1152 / jappl.1986.60.3.893

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рихтерова, Б., Стич, В., Моро, К., Полак, Дж., Климчакова, Е., Майеркик, М., и др. (2004). Влияние тренировки на выносливость на адренергический контроль липолиза в жировой ткани у женщин с ожирением. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 89, 1325–1331. DOI: 10.1210 / jc.2003-031001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Риис, С., Кристенсен, Б., Неллеманн, Б., Моллер, А. Б., Хустед, А. С., Педерсен, С. Б. и др. (2019). Молекулярные адаптации подкожной жировой ткани человека после десяти недель тренировок на выносливость у здоровых мужчин. J. Appl Physiol. 126, 569–577. DOI: 10.1152 / japplphysiol.00989.2018

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ривьер Д., Крэмпс Ф., Бовиль М. и Гарригес М. (1989). Липолитический ответ жировых клеток на катехоламины у женщин, ведущих малоподвижный образ жизни и занимающихся физическими упражнениями. J. Appl. Physiol. 66, 330–335. DOI: 10.1152 / jappl.1989.66.1.330

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Romijn, J. A., Coyle, E. F., Sidossis, L. S., Gastaldelli, A., Horowitz, J. F., Endert, E., et al. (1993). Регулирование эндогенного жирового и углеводного обмена в зависимости от интенсивности и продолжительности упражнений. г. J. Physiol. 265 (3, часть 1), E380 – E391.

    Google Scholar

    Райден, М., Бакдаль, Дж., Петрус, П., Торелл А., Гао Х., Куэ М. и др. (2016). Нарушение предсердного липолиза, опосредованного натрийуретическим пептидом, при ожирении. Внутр. J. Obes 40, 714–720. DOI: 10.1038 / ijo.2015.222

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сагебжу, М., Каргар-Акбарийе, Н., Мохаммадния-Ахмади, М., и Саффари, И. (2020). Как выполнять упражнения для увеличения липолиза и чувствительности к инсулину: натощак или после однократного завтрака с высоким содержанием белка. J. Sports Med. Phys. Фитнес 60, 625–633.

    Google Scholar

    Шуберт, М. М., Кларк, Х. Э., Си, Р. Ф. и Испания, К. К. (2017). Влияние 4 недель интервальных тренировок на скорость обмена веществ в состоянии покоя, физическую форму и результаты, связанные со здоровьем. Заявл. Physiol. Nutr. Метаб. 42, 1073–1081. DOI: 10.1139 / apnm-2017-0268

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Со, Д. Ю., Ли, С., Ким, Н., Ко, К. С., Ри, Б. Д., Парк, Б. Дж. И др. (2013). Утренняя и вечерняя зарядка. Интегр.Med. Res. 2, 139–144.

    Google Scholar

    Стэнфорд, К. И., Мидделбек, Р. Дж., И Гудиер, Л. Дж. (2015). Воздействие физических упражнений на белую жировую ткань: внешний вид и метаболическая адаптация. Диабет 64, 2361–2368. DOI: 10.2337 / db15-0227

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стич В., Де Глизезински И., Креймпс Ф., Хейнова Дж., Коттет-Эмард Дж. М., Галицки Дж. И др. (2000). Активация альфа (2) -адренергических рецепторов нарушает индуцированный физической нагрузкой липолиз при SCAT у пациентов с ожирением. г. J. Physiol. Regul. Интегр. Комп. Physiol. 279, R499 – R504.

    Google Scholar

    Стич, В., де Глизезински, И., Галицки, Дж., Хейнова, Дж., Крэмпс, Ф., Ривьер, Д., и др. (1999). Тренировка на выносливость увеличивает липолитический ответ бета-адренорецепторов в подкожной жировой ткани у субъектов с ожирением. Внутр. J. Obes Relat. Метаб. Disord. 23, 374–381. DOI: 10.1038 / sj.ijo.0800829

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стоунер, Л., Rowlands, D., Morrison, A., Credeur, D., Hamlin, M., Gaffney, K., et al. (2016). Эффективность вмешательства физических упражнений для потери веса у подростков с избыточным весом и ожирением: метаанализ и последствия. Sports Med. 46, 1737–1751. DOI: 10.1007 / s40279-016-0537-6

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Suljkovicova, H., Marion-Latard, F., Hejnova, J., Majercik, M., Crampes, F., De Glisezinski, I., et al. (2002). Влияние состава макроэлементов диеты на регуляцию липолиза в жировой ткани в покое и во время физических упражнений: исследование микродиализа. Метаболизм 51, 1291–1297. DOI: 10.1053 / meta.2002.35190

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Свифт, Д. Л., Макги, Дж. Э., Эрнест, К. П., Карлайл, Э., Найгард, М., и Йоханнсен, Н. М. (2018). Влияние упражнений и физической активности на потерю и поддержание веса. Прог. Кардиоваск. Дис. 61, 206–213.

    Google Scholar

    Tremblay, A., Simoneau, J.A., и Bouchard, C. (1994). Влияние интенсивности упражнений на ожирение и метаболизм скелетных мышц. Метаболизм 43, 814–818. DOI: 10.1016 / 0026-0495 (94)

    -3

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Трухильо М. Э., Салливан С., Хартен И., Шнайдер С. Х., Гринберг А. С. и Фрид С. К. (2004). Интерлейкин-6 регулирует метаболизм липидов жировой ткани человека и выработку лептина in vitro. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 89, 5577–5582. DOI: 10.1210 / jc.2004-0603

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вербовен, К., Stinkens, R., Hansen, D., Wens, I., Frederix, I., Eijnde, B.O., et al. (2018). Адренергический и неадренергический опосредованный липолиз жировой ткани человека во время интенсивных физических упражнений и тренировок. Clin. Sci. 132, 1685–1698. DOI: 10.1042 / cs20180453

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Виана, Р. Б., Навес, Дж. П. А., Косвиг, В. С., де Лира, К. А. Б., Стил, Дж., Фишер, Дж. П. и др. (2019). Являются ли интервальные тренировки волшебной палочкой для похудания? Систематический обзор и метаанализ, сравнивающий непрерывные тренировки средней интенсивности с интервальными тренировками высокой интенсивности (HIIT). руб. J. Sports Med. 53, 655–664. DOI: 10.1136 / bjsports-2018-099928

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Висенте-Салар, Н., Урдампиллета Отеги, А., и Рош Колладо, Э. (2015). Тренировка на выносливость в условиях голодания: биологические адаптации и управление массой тела. Nutr. Hosp. 32, 2409–2420.

    Google Scholar

    Ватт, М. Дж., Хейгенхаузер, Г. Дж., О’Нил, М., и Спрайт, Л. Л. (2003). Активность гормоночувствительной липазы и содержание жирных ацил-КоА в скелетных мышцах человека при длительных физических нагрузках. J. Appl. Physiol. 95, 314–321. DOI: 10.1152 / japplphysiol.01181.2002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Wedell-Neergaard, A. S., Lang Lehrskov, L., Christensen, R.H., Legaard, G.E., Dorph, E., Larsen, M. K., et al. (2019). Изменения массы висцеральной жировой ткани, вызванные физической нагрузкой, регулируются передачей сигналов IL-6: рандомизированное контролируемое исследование. Cell Metab. 29, 844.e3–855.e3.

    Google Scholar

    Вевеге, М., Ван ден Берг Р., Уорд Р. Э. и Кич А. (2017). Влияние интервальных тренировок высокой интенсивности по сравнению с непрерывными тренировками средней интенсивности на состав тела взрослых с избыточным весом и ожирением: систематический обзор и метаанализ. Obes Rev. 18, 635–646. DOI: 10.1111 / obr.12532

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Whitham, M., Parker, B. L., Friedrichsen, M., Hingst, J. R., Hjorth, M., Hughes, W. E., et al. (2018). Внеклеточные везикулы обеспечивают перекрестное взаимодействие тканей во время упражнений. Cell Metab. 27, 237.e4–251.e4.

    Google Scholar

    Вулф Р. Р., Шоу Дж. Х. и Дюркот М. Дж. (1985). Влияние сепсиса на кинетику ЛПОНП: ответы в базальном состоянии и во время инфузии глюкозы. г. J. Physiol. 248 (6, часть 1), E732 – E740.

    Google Scholar

    Вольск, Э., Мигинд, Х., Грондал, Т. С., Педерсен, Б. К., и ван Холл, Г. (2010). IL-6 избирательно стимулирует жировой обмен в скелетных мышцах человека. г. J. Physiol.Эндокринол. Метаб. 299, E832 – E840.

    Google Scholar

    Ю Т., Мерфи К. М., Лайлз М. Ф., Демоны Дж. Л., Ленчик Л. и Никлас Б. Дж. (2006). Добавление аэробных упражнений к диетической потере веса преимущественно уменьшает размер адипоцитов в брюшной полости. Внутр. J. Obes 30, 1211–1216. DOI: 10.1038 / sj.ijo.0803245

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эритропоэтин не активирует сигнальные пути рецептора эритропоэтина или липолитические пути в подкожной белой жировой ткани человека in vivo | Липиды в здоровье и болезнях

    Субъекты

    Экстренное исследование

    Участвовали десять здоровых молодых мужчин (23 (20–28) лет, 179 (173–192) см и 77 (68–90) кг, медиана (диапазон)) после предоставления письменного информированного согласия в соответствии с Хельсинкской декларацией.Местный этический комитет региона Центральная Дания (M-2008-0016) одобрил исследование, и оно было дополнительно зарегистрировано на сайте clinictrials.gov (M-20080035). Результаты того же исследования, касающиеся метаболизма всего тела и скелетных мышц, были ранее опубликованы [6].

    Длительное исследование

    Восемнадцать здоровых нетренированных мужчин (группа плацебо: 23 (21–35) лет, 183 (172–191) см и 80,1 (67,7–96,5) кг; группа ESA: 22 (19–29) лет, 186 (177–198) см и 80,3 (70,7–102,5) кг, медиана (диапазон)) были включены после получения устной и письменной информации и письменного информированного согласия на участие в соответствии с Хельсинкской декларацией.Это исследование было одобрено Местным этическим комитетом региона Центральной Дании (M-20110035) и зарегистрировано в клинических испытаниях (NTC01320449). Это исследование является частью более крупного исследования, в котором сравнивалось влияние эритропоэтина и тренировок на выносливость на метаболизм скелетных мышц и всего тела [7, 13, 16, 17].

    Дизайн исследования

    Острое исследование

    Субъекты были рандомизированы по одинарному слепому перекрестному дизайну для получения плацебо и rHuEpo в двух случаях с 14-дневным периодом вымывания между ними.В дни экспериментов испытуемые прибывали натощак (с 22:00 накануне вечером, с разрешенной водой) в отделение клинических исследований утром. Плацебо (физиологический раствор) или rHuEpo (эпоэтин альфа, эпрекс, 400 МЕ / кг) вводили внутривенно. и биопсии подкожного жира собирали из брюшной полости через 1 час после введения путем липосакции под местной анестезией. Жировые биопсии очищали от крови, замораживали в жидком азоте и хранили при -80 ° C до дальнейшего анализа. Эксперименты проводились в термонейтральных условиях (21–23 ° C).

    Продолжительное исследование

    В исследование были включены только субъекты, отвечающие следующим критериям: максимальное потребление кислорода (VO 2 max) менее 50 мл / мин / кг, возраст от 18 до 35 лет, индекс массы тела (ИМТ) от 18 и 29 кг / м 2 , нормальное кровяное давление <135/85 и гематокрит <45%. Субъекты были случайным образом распределены либо в группу плацебо (физиологический раствор, n = 9), либо на группу Epo ( n = 9). Субъекты получали лечение либо агентом, стимулирующим эритропоэз (ESA) (Darbepoietin-α, Aranesp, Amgen, Thousand Oaks, CA, USA), либо плацебо (физиологический раствор) в течение 10 недель.ESA / плацебо вводили подкожно один раз в неделю, и доза ESA составляла 40 мкг в течение первых 3 недель и 20 мкг в течение оставшихся 7 недель, как подробно описано ранее [7]. Биопсии подкожно-жировой клетчатки были взяты из брюшной полости с помощью липосакции под местной анестезией до и после 10 недель лечения. Биопсии очищали от крови, замораживали в жидком азоте и хранили при -80 ° C до дальнейшего анализа. Процедуру проводили в термонейтральных условиях (21–23 ° C). Участников проинструктировали воздерживаться от тяжелых физических нагрузок, приема алкоголя или диетических изменений за 3 дня до взятия биоптатов.В день взятия биопсии субъекты прибыли в отделение клинических исследований после ночного голодания (прием воды разрешен). В течение периода исследования участников проинформировали о том, что они не должны изменять уровень физической активности или диетические привычки.

    Анализ мРНК Epo-R

    Подкожный WAT от субъектов в остром исследовании (лечение плацебо), костный мозг и клетки K-562 использовали для выделения РНК с использованием TRIzol (Gibco BRL, Life Technologies, Роскилле, Дания) и гомогенизировали с 1 вольфрамовой гранулой (Qiagen, Germantown, MD, USA) с помощью смесительной мельницы.РНК определяли количественно путем измерения оптической плотности при 260 и 280 нм с использованием спектрофотометра NanoDrop 8000 (Thermo Scientific Pierce, Waltham, ME, США). Целостность РНК проверяли визуальным осмотром 2 рибосомных РНК на агарозном геле.

    кДНК

    синтезировали с использованием набора кДНК Verso (номер по каталогу Ab-1453, Thermo Fischer Scientific, Уолтем, Массачусетс, США) со случайными гексамерными праймерами. Исследовали уровни мРНК рецептора Epo, в качестве гена домашнего хозяйства использовали b2-микроглоболин. Для ПЦР рецептора Epo использовали анализ в реальном времени (Roche Diagnostics Corporation, 9115 Hague Road, Indianapolis, IN 46250-0414 США).В этом анализе использовали следующие праймеры: Epo-R: 5′-GCATTGCTGATTTGTCTGC-3 ‘и 5′-AAATACTGCAAGGTTGTGGTTTC-3′ вместе с небольшим универсальным гидролизным зондом, замененным на заблокированные нуклеиновые кислоты от Roche (№152). В пробирках с отрицательным контролем (без обратной транскрипции или только с водой) амплификации не наблюдали. ПЦР b2-микроглобулина выполняли как анализ SYBR-Green с использованием набора KAPA SYBR® FAST qPCR (Kapa Biosystems, Inc. Woburn, MA, USA) с праймерами: 5’-GAGGCTATCCAGCGTACTCC-3 ‘и 5′-AATGTCGGATGGATGAAACCC-3’.

    ПЦР-реакции проводили в двух экземплярах в LightCycler 480 (Roche Applied Science), используя следующий протокол: Анализ рецепторов ЭПО: один этап при 95 ° C в течение 3 минут, затем 95 ° C в течение 10 с, 60 ° C в течение 30 с и 72 ° C в течение 11 с. Анализ b2-микроглобулина: один этап при 95 ° C в течение 3 минут, затем 95 ° C в течение 10 секунд, 60 ° C в течение 20 секунд и 72 ° C в течение 10 секунд, и, наконец, был проведен анализ кривой плавления (для b2-микроглобулин). Увеличение флуоресценции измеряли в режиме реального времени на этапе расширения.Относительную экспрессию гена оценивали с использованием стандартного режима «Advanced Relative Quantification» версии программного обеспечения LCS 480 1.5.0.39 (Roche Applied Science).

    Вестерн-блоттинг

    Приблизительно 100 мг подкожной жировой ткани гомогенизировали в буфере для гомогенизации ( Острое исследование: 20 мМ HEPES, 10 мМ NaF, 1 мМ Na 3 VO 4 , 1 мМ EDTA, 5% SDS , 50 мкг / мл ингибитор трипсина сои, 4 мкг / мл лейпепсина, 0,1 мМ бензамидина, 2 мкг / мл антипаина и 1 мкг / мл пепстатина; Длительное исследование: 50 мМ HEPES, 20 мМ NaF, 2 мМ Na 3 VO 4 , 5 мМ EDTA, 5% SDS, HALT, 5 мМ NAM, 10 мкМ TSA) на Precellys 24 (Bertin technologies, Montigny-le-Bretonneux, Франция).После этого образцы термически перемешивали при 37 ° C и 500-1000 об / мин в течение 1 часа с последующим центрифугированием при 14000 x g в течение 20 минут при комнатной температуре. Гомогенат осторожно отделяли от липидного слоя с помощью шприца, быстро замораживали и снова центрифугировали, чтобы еще больше очистить гомогенат. Гомогенат замораживали в жидком азоте и хранили при -80 ° C до дальнейшего анализа.

    Вкратце, вестерн-блоттинг выполняли следующим образом; 10 мкл гомогената наносили на 4–15% гель SDS (гели без пятен Criterion TGX, Bio-Rad, Геркулес, Калифорния, США) с последующим электроблоттингом на мембрану из ПВДФ.Для обеспечения равномерного нагружения использовалась безводная технология [18]. Мембраны блокировали 2,5% обезжиренным молоком в течение 2 ч перед добавлением первичного антитела и инкубировали в течение ночи при 4 ° C. Были использованы следующие первичные антитела: From Cell signaling, Danvers, MA, USA; фосфо-LYN (Thr507) (# 2731), LYN (# 2732), фосфо-Акт (Ser473) (# 9271), фосфо-Акт (Thr308) (# 9275), пан-Акт (# 4691), фосфо-p70S6k (Thr389) (# 9205), p70S6k (# 9202), фосфо-STAT5 (Thr694) (# 9359), STAT5 (# 9358), фосфо-p38MAPK (Thr180 / Thr182) (# 9211), p38MAPK (# 9212), фосфо-HSL (Ser660, соответствует Ser650 у людей) (# 4126), фосфо-HSL (Ser563, соответствует Ser552 у людей) (# 4139), фосфо-HSL (Ser565, соответствует Ser554 у людей) (# 4137) , HSL (# 4107), ATGL (# 2138), HSP60 (# 12165), SDHA (# 11998), PDH (# 3205), VDAC (# 4661), фосфор-AMPKα (Thr172) (# 2531) и PKA (# 9624) из Абкама, Кембридж, Великобритания; CGI-58 (# ab183739), анти-β-актин (# ab8227) и G0S2 (# ab80353) от Novus bio, Литтлтон, Колорадо, США; Cidea (№ NB100-) из Абнова, Атланта, Джорджия, США; Cidec (# H00063924-M07) от Millipore, Дармштадт, Германия; AMPKα pan (# 07-181) и фосфо-ACC (Ser79) (# 07-303) от Amgen, Thousand Oaks, CA, USA; анти-Epo-R (# A82), от Southernbiotech, Бирмингем, Алабама, США: стрептавидин HRP (# 7100-05), от Санта-Крус, Даллас, Техас, США; G0S2 (# sc-133424), и от производства антител Пирса, Thermo Scientific, Уолтем, Массачусетс, США; Перилипин (№ PA1-1052).После нескольких промываний мембрану инкубировали со вторичным антителом (ослиный анти-кроличий IgG, # NA934, Amersham, GE Healthcare, Pittsburgh, PA, USA / goat-anti-rabbit IgG, # sc-2054, Santa Cruz, Dallas. , Техас, США) в течение 1 ч при комнатной температуре. Белки визуализировали с помощью системы обнаружения хемилюминесценции (субстрат повышенной продолжительности Super signal dura, Pierce, Thermo Scientific, Уолтем, Массачусетс, США / субстрат Clarity Western ECL, Bio-Rad, Hercules, CA, USA # 170-2054) с использованием ChemiDoc TM Система визуализации MP (BioRad, Геркулес, Калифорния, США).Протеин Precision Plus Protein All Blue Prestained Protein Standard (BioRad, Hercules, CA, USA # 1610373) использовали в качестве маркера молекулярной массы.

    Окрашивание гематоксилином / эозином

    Для оценки морфологии адипоцитов отобранные биопсии WAT из длительного исследования фиксировали в холодном (4 ° C) 4% формальдегиде (pH 7,0) в течение 2 дней и заливали парафином, после чего срезы размером 3 мкм были получены. После депарафинизации и регидратации срезы окрашивали гематоксилином и эозином и исследовали под световым микроскопом Olympus (Olympus BX50).

    Статистика

    Из-за небольшого размера выборки и ненормально распределенных данных для проверки воздействия лечения на внутриклеточную передачу сигналов в остром исследовании использовался знаковый ранговый тест Вилкоксона. Результаты представлены в виде медианы и 25% и 75% процентилей. Двусторонний дисперсионный анализ ANOVA использовался для анализа результатов длительного исследования, QQ-графиков и графиков остатков по сравнению с подобранными значениями проверяли нормальность, и данные были логарифмически преобразованы, когда они не были нормально распределены. Уровень значимости был установлен на p <0.05. Результаты представлены как средние значения ± стандартная ошибка. Статистический анализ был выполнен в STATA версии 12 (StataCorp, Collage Station, Техас, США), а графические представления были выполнены в Sigmaplot версии 11.0 (Systat Software, Сан-Хосе, Калифорния, США).

    Катехоламин-индуцированный липолиз вызывает диссоциацию комплекса mTOR и ингибирует захват глюкозы в адипоцитах

    Значимость

    Жировая ткань поддерживает метаболический гомеостаз во время голодания и приема пищи. Когда питательных веществ много, анаболические сигналы опосредуются инсулином, стимулируя адипоциты поглощать глюкозу для хранения энергии.В отсутствие питательных веществ катаболическая передача сигналов инициирует липолиз или высвобождение липидов для использования энергии и опосредуется катехоламинами. Эти противоположные пути эволюционно законсервированы и предотвращают бесполезные циклы, но могут привести к метаболическим нарушениям, таким как резистентность к инсулину, если их не регулировать должным образом. Здесь мы определяем новый механизм, посредством которого липолиз подавляет инсулино-стимулированное поглощение глюкозы адипоцитами. Этот сигнальный механизм, вероятно, способствует инсулинорезистентности, когда липолиз активен, например, во время высокого стресса или ожирения, и это новое понимание может привести к новым подходам к лечению гипергликемии.

    Abstract

    Анаболическая и катаболическая передача сигналов противостоят друг другу в жировой ткани для поддержания клеточного и организменного гомеостаза, но эти пути часто не регулируются при метаболических нарушениях. Хотя давно установлено, что стимуляция β-адренорецептора ингибирует инсулино-стимулированный захват глюкозы в адипоцитах, механизм остается неясным. Здесь мы сообщаем, что β-адренергическое подавление захвата глюкозы требует липолиза. Мы также показываем, что липолиз подавляет захват глюкозы, ингибируя мишень рапамицина (mTOR) 1 и 2 у млекопитающих посредством диссоциации комплекса.Кроме того, мы показываем, что продукты липолиза ингибируют mTOR посредством диссоциации комплекса in vitro. Эти находки раскрывают ранее нераспознанный внутриклеточный сигнальный механизм, посредством которого липолиз блокирует путь фосфоинозитид-3-киназа-Akt-mTOR, что приводит к снижению поглощения глюкозы. Этот ранее неустановленный механизм регуляции mTOR, вероятно, способствует развитию инсулинорезистентности.

    Жировая ткань играет важную роль в поддержании энергетического гомеостаза всего тела, накапливая или высвобождая питательные вещества.Этот баланс контролируется противоположными сигнальными путями, где анаболические процессы активируются инсулином (INS), а катаболические действия активируются катехоламинами. Важный безответный вопрос в биологии жировой ткани заключается в том, как индуцированная катехоламином β-адренергическая передача сигналов противодействует стимулированному инсулином захвату глюкозы (1-6). Удивительно, но основной механизм этого хорошо установленного физиологического ответа в адипоцитах до сих пор неизвестен.

    Когда питательных веществ много, инсулин высвобождается поджелудочной железой и стимулирует абсорбцию глюкозы и жирных кислот в жировой ткани, где они упаковываются и хранятся в виде триацилглицерина (ТАГ) в каплях клеточных липидов.Передача сигналов инсулина в адипоцитах обеспечивается путем фосфоинозитид-3-киназы (PI3K) –Akt – mTOR. mTOR — это высококонсервативная серин / треониновая протеинкиназа, которая функционирует в любом из двух различных мультипротеиновых комплексов: mTOR-комплекс 1 (mTORC1) и mTOR-комплекс 2 (mTORC2). mTORC1 определяется в первую очередь ассоциацией mTOR с raptor, тогда как mTORC2 включает mTOR с rictor (7). Важно отметить, что фосфорилирование mTORC2 Akt по S473 необходимо для активности Akt на AS160, что необходимо для захвата глюкозы в ответ на инсулин (8–11).Следует отметить, что как для mTORC1, так и для mTORC2 целостность этих белковых комплексов важна для специфичности киназного субстрата и правильной передачи сигналов (12, 13).

    Во время голодания или стресса катехоламины высвобождаются симпатической нервной системой для активации липолиза. Стимуляция β-адренорецептора на адипоцитах активирует аденилатциклазу (AC), что приводит к повышению активности цАМФ и протеинкиназы A (PKA). PKA инициирует липолиз путем прямого фосфорилирования гормоночувствительной липазы (HSL) и перилипина (14⇓ – 16) и непрямой активации липазы триглицеридов жиров (ATGL) (17⇓ – 19).Липолиз включает гидролиз ТАГ, хранящегося в липидной капле, с образованием диацилглицерина (ДАГ), моноацилглицерина (МАГ), жирных кислот и глицерина. Эти липолитические продукты являются важными энергетическими субстратами, которые могут действовать как предшественники других липидов и влиять на передачу сигналов в клетках. Однако их потенциальная роль как сигнальных молекул недооценивается (20).

    В этом исследовании мы раскрываем механизмы, которые связывают β-адренергическую стимуляцию с ингибированием стимулированного инсулином захвата глюкозы.А именно, мы показываем, что активация липолиза имеет решающее значение. Более того, мы обнаружили, что сами продукты липолиза вызывают ингибирование mTOR за счет диссоциации комплекса, что ингибирует захват глюкозы в адипоцитах. Этот механизм регуляции mTOR (т.е. путем диссоциации комплекса) имеет большое значение для регуляции клеточного метаболизма и, вероятно, способствует стресс-индуцированной гипергликемии и инсулинорезистентности, вызванной ожирением.

    Результаты

    Ингибирование захвата глюкозы, индуцированное катехоламином, и передача сигналов инсулина требует липолиза.

    Мыши, лишенные ATGL, демонстрируют улучшенную толерантность к глюкозе и устойчивы к инсулинорезистентности, вызванной диетой с высоким содержанием жиров (21⇓ – 23). Дефицит ATGL также улучшает передачу сигналов инсулина в белой жировой ткани (21). Эти наблюдения указывают на то, что липолиз вызывает инсулинорезистентность. Кроме того, известно, что стимуляция β-адренорецептора в изолированных адипоцитах резко ингибирует стимулируемое инсулином поглощение глюкозы (2, 3, 6). Чтобы исследовать возможную роль липолиза в эффектах действия катехоламинов, мы сравнили поглощение глюкозы в первичных адипоцитах мышей WT и ATGL — / — во время лечения изопротеренолом, агонистом β-адренергических рецепторов.Как сообщалось ранее, изопротеренол ингибировал захват глюкозы в адипоцитах дикого типа; однако здесь мы показываем, что это ингибирование было устранено в отсутствие ATGL (фиг. 1 A и фиг. S1 A ). Как и ожидалось, липолиз эффективно блокировался в адипоцитах ATGL — / — даже во время лечения изопротеренолом (рис. S1 B ). Восстановление поглощения глюкозы также наблюдалось в культивируемых адипоцитах 3T3-L1 при ингибировании липазы с помощью E600, общего ингибитора липазы, который необратимо связывается с активным центром липаз (рис.S1 C ). Кроме того, передача сигналов инсулина, необходимая для транслокации GLUT4, была восстановлена ​​в адипоцитах ATGL — / — по сравнению с WT (фиг. 1 B и фиг. S1 D и E ). Взятые вместе, эти данные показывают, что липолиз необходим для опосредованного катехоламином ингибирования захвата глюкозы адипоцитами.

    Рис. 1.

    Катехоламин-индуцированное ингибирование захвата глюкозы и передачи сигналов инсулина требует липолиза. ( A ) Анализ поглощения глюкозы с радиоактивной меткой у WT vs.ATGL — / — первичные адипоциты мыши. Изолированные адипоциты обрабатывали инсулином (10 нМ) или без него в присутствии или в отсутствие изопротеренола (0,1 мкМ) в течение 30 минут, а затем [U- 14 C] -d-глюкозы (10 мкМ) в течение 20 минут. Все анализы содержали аденозиндезаминазу (ADA) (2 единицы / мл). ( B ) Вестерн-блоттинг-анализ передачи сигналов инсулина в первичных адипоцитах мыши WT и ATGL — / — , обработанных как в A , перед добавлением глюкозы. Каждый график представляет собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего из трех экспериментов.Звездочки указывают на значительную разницу (*** P <0,001).

    Путь β-адренергических / цАМФ ухудшает передачу сигналов инсулина, ингибируя комплексы mTOR.

    Подобно изопротеренол-опосредованному ингибированию передачи сигналов инсулина, обработка адипоцитов форсколином, мощным активатором AC, ингибирует передачу сигналов инсулина (4, 5). Мы обнаружили, что действие форсколина значительно ингибировало mTORC1 и -2 в ответ на инсулин, что измерялось по фосфорилированию S6K (T389) и Akt (S473), соответственно (рис.2 А ). Хотя передача сигналов ниже по течению от комплексов mTOR была ингибирована, передача сигналов выше по течению не была затронута, как показано фосфорилированием тирозина рецептора инсулина и PDK1-опосредованным фосфорилированием Akt в T308 (фиг. 2 A ). Аналогичные результаты наблюдались в первичных адипоцитах крыс, обработанных изопротеренолом перед стимуляцией инсулином (фиг. S2 A ), и ингибирование AS160 как в культивируемых адипоцитах 3T3-L1, так и в первичных адипоцитах крыс (фиг. 2 A и фиг.S2 A ) демонстрирует, что активность AC играет роль в ослаблении поглощения глюкозы. Эффекты активности AC на mTOR были подтверждены обработкой проницаемым через мембрану аналогом цАМФ cpt-cAMP, ингибитором фосфодиэстеразы (PDE) 3-изобутил-1-метилксантин (IBMX) и изопротеренолом, демонстрируя, что повышенного уровня цАМФ достаточно для ингибирования mTOR. в адипоцитах (рис. 2 B и рис. S2 B ). Активацию липолиза адипоцитов измеряли по фосфорилированию HSL (рис.2 A и B и рис. S2 A ) и высвобождение глицерина (рис. S2 C и D ). Кроме того, обработка форсколином не влияла на фосфорилирование хищника AMPK (фиг. S2 E ). Интересно, что форсколин не ингибирует передачу сигналов инсулина в фибробластах 3T3-L1 перед дифференцировкой в ​​адипоциты или в первичные гепатоциты мыши (рис. S2 F ). Взятые вместе, эти данные демонстрируют, что активность цАМФ ингибирует mTOR в адипоцитах, что может играть роль в наблюдаемом вызванном катехоламином снижении поглощения глюкозы.

    Рис. 2.

    Путь β-адренорецепторов / цАМФ нарушает передачу сигналов инсулина, ингибируя комплексы mTOR. ( A ) Вестерн-блоттинг и количественный анализ культивированных адипоцитов 3T3-L1, обработанных форсколином или без него (FSK, 10 мкМ), рапамицином (Rap, 20 нМ) или Torin1 (250 нМ) за 30 минут до лечения инсулином (INS , 10 нМ) в течение 15 мин. ( B ) Вестерн-блоттинг и количественный анализ культивированных адипоцитов 3T3-L1, обработанных форсколином или без него (FSK, 10 мкМ), Cpt-cAMP (Cpt, 100 мкМ), изопротеренолом (ISO, 5 мкМ) или IBMX (200 мкМ). мкМ) за 30 мин до лечения инсулином (INS, 10 нМ) за 15 мин.Каждый график представляет собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего из трех экспериментов. Звездочки указывают на значительную разницу (* P <0,05 или ** P <0,01, соответственно).

    cAMP-опосредованное ингибирование mTOR требует PKA и липазной активности.

    Основная роль цАМФ в адипоцитах заключается в активации PKA, что приводит к липолизу за счет активации липазы и фосфорилирования перилипина (14⇓ – 16). Чтобы исследовать механизм cAMP-опосредованного ингибирования mTOR, мы фармакологически ингибировали PKA во время лечения форсколином и инсулином.АТФ-конкурентный ингибитор PKA, H89, в значительной степени ингибировал активность PKA и восстанавливал активность как mTORC1, так и -2 в ответ на инсулин (фиг. 3 A и C ). Кроме того, блокирует действие липазы с помощью E600; атглистатин, специфический ингибитор ATGL; или CAY10499, специфический ингибитор HSL, обращал опосредованное цАМФ ингибирование mTOR (фиг. 3 B и C и фиг. S3 A ). Интересно, что блокирование действия липазы индуцировало фосфорилирование S6K во время лечения одним форсколином (рис.3 B ), тогда как адипоциты постоянно демонстрируют ингибирование mTORC1 в ответ на повышенный уровень цАМФ (24–26). Эта, казалось бы, парадоксальная тенденция может быть похожа на активацию цАМФ mTORC1 в других типах клеток (27), когда ингибирующие эффекты липолиза отсутствуют. Этого не наблюдалось в активности mTORC2 на Akt (фиг. 3 B ). Ингибирование липазы также блокировало липолиз, что измерялось по высвобождению глицерина (фиг. S3 B ). Взятые вместе, эти данные демонстрируют, что повышенный уровень цАМФ действует через PKA и активацию липолиза, нарушая активность mTOR в адипоцитах.

    Рис. 3.

    cAMP-опосредованное ингибирование mTOR требует активности PKA и липазы. ( A ) Вестерн-блоттинг культивированных адипоцитов 3T3-L1, предварительно обработанных H89 (10 мкМ) в течение 20 минут перед обработкой форсколином и инсулином, как на фиг. 2 A . ( B ) Вестерн-блоттинг культивированных адипоцитов 3T3-L1, предварительно обработанных диэтил-п-нитрофенилфосфатом (E600, 150 мкМ) или атглистатином (10 мкМ) перед обработкой форсколином и инсулином, как на фиг. 2 A . ( C ) Количественный анализ pS6K (T389) и pAKT (S473) из экспериментов с A и B .Каждый график представляет собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего из трех экспериментов. Звездочки указывают на значительную разницу (* P <0,05 или ** P <0,01, соответственно).

    Липолитические продукты подавляют активность mTOR in vitro.

    Липолиз производит DAG, MAG, жирные кислоты и глицерин за счет действия липазы на TAG. Чтобы определить, ответственны ли эти липолитические продукты за опосредованное липолизом ингибирование mTOR, мы исследовали их способность ингибировать очищенный рекомбинантный mTOR (рис.4 A ) in vitro. Мы экстрагировали липиды из адипоцитов, обработанных липолитическими агентами форсколином или изопротеренолом или без них, и включили эти липиды в анализы киназы mTOR. Мы показываем, что липиды, экстрагированные из культивируемых адипоцитов, подвергающихся липолизу, последовательно ингибировали mTOR, тогда как липиды из контрольных клеток не имели никакого эффекта (фиг. 4 B и фиг. S4 A ). Липиды, экстрагированные из первичных адипоцитов мышей дикого типа, показали аналогичные результаты; однако липиды из контрольных или обработанных изопротеренолом адипоцитов мыши ATGL — / — не влияли на mTOR (рис.4 С ). Важно отметить, что хотя липиды, экстрагированные из контрольных клеток, не ингибировали mTOR, обработка липидов липазой in vitro действительно генерировала ингибирующие липиды (фиг. 4 D ). Чтобы исследовать, какие липиды могут быть ответственны за ингибирование mTOR, мы включили определенные жирные кислоты или глицеролипиды в анализ киназы mTOR. Они не показали значительного влияния на активность mTOR (фиг. 4 E ), предполагая, что это может быть конкретный липид, высвобождающийся во время липолиза, а не липолитические продукты в целом, которые ингибируют mTOR.Чтобы убедиться, что активность киназы была обусловлена ​​исключительно очищенным mTOR, мы показали полное ингибирование Torin1 (фиг. S4 B ) и кинетический анализ активности mTORC1 in vitro (фиг. S4 C ). Эти данные демонстрируют, что липолитические продукты ингибируют mTOR in vitro, предполагая, что они могут способствовать индуцированному катехоламинами ингибированию захвата глюкозы в адипоцитах.

    Рис. 4.

    Липолитические продукты ингибируют активность mTOR in vitro. ( A ) Окрашивание Кумасси при очистке рекомбинантного mTORC1, показывающее mTOR (верхняя полоса) и raptor (нижняя полоса).( B ) Анализы радиоактивной киназы mTOR in vitro с использованием очищенного рекомбинантного mTORC1 и 4E-BP1 в качестве субстрата. Липидный носитель или липиды, экстрагированные из культивированных адипоцитов 3T3-L1, обработанных форсколином или без него (FSK, 10 мкМ) в течение 30 минут, не добавляли в анализ за 10 минут до добавления [γ- 32 P] -ATP. ( C ) Анализ киназы mTOR, как в B , с использованием липидов, экстрагированных из первичных адипоцитов мышей WT или ATGL — / — после обработки изопротеренолом (ISO, 10 мкМ) или без него в течение 30 минут.( D ) Анализы киназы mTOR, как в B , с использованием липидов, экстрагированных из культивированных адипоцитов 3T3-L1. Липиды обрабатывали липазой или без нее in vitro перед добавлением их в анализ киназы mTOR. ( E ) Анализы киназы mTOR, как в B , где DAG (в частности, 1-пальмитоил-2-олеоил-sn-глицерин), MAG (в частности, 2-олеоил-глицерин), олеат или пальмитат были добавлены, как указано . Каждый график представляет собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего из трех экспериментов. Звездочки указывают на значительную разницу (* P <0.05 или ** P <0,01 соответственно).

    Липолитические продукты ингибируют mTOR посредством комплексной диссоциации.

    В наших попытках очистить mTOR из адипоцитов мы наблюдали, что комплексы mTOR 1 и 2 диссоциировали в клетках, обработанных форсколином, по сравнению с контролем (фиг. 5 A и фиг. S5 A ). Подобно спасению передачи сигналов mTOR, показанному на фиг.3 B и C , атглистатин спасает ассоциацию mTORC1 и -2 в культивируемых адипоцитах (фиг.5 B ), предполагая, что механизм индуцированного форсколином ингибирования mTOR происходит через диссоциацию комплекса mTOR. В дополнение к данным по захвату глюкозы и передаче сигналов инсулина на фиг. 1, диссоциация mTORC2 также наблюдалась у WT и спасалась в первичных адипоцитах мыши ATGL — / — (фиг. 5 C ). Эти данные демонстрируют, что липолиз необходим для наблюдаемой диссоциации комплекса mTOR. Кроме того, липидные экстракты из культивированных адипоцитов, обработанных форсколином, вызывали диссоциацию комплекса mTOR in vitro, тогда как липиды из адипоцитов, обработанных носителем, не влияли на комплекс (рис.S5 B ). Чтобы количественно показать диссоциацию mTOR in vitro, мы очистили комплекс mTOR с флуоресцентной меткой, состоящий из меченого Венерой mTOR и меченного Cerulean хищника или риктора (фиг. 5 D ). Этот рекомбинантный комплекс mTOR был полезен, поскольку флуоресцентные белковые метки могут быть обнаружены спектрофотометрически. В нашем анализе диссоциации mTOR обнаруженная эмиссия Венеры или Cerulean непосредственно представляет присутствие mTOR или raptor / rictor, соответственно (рис. S5 C ), и диссоциация может быть эффективно и количественно определена in vitro.Мы использовали этот анализ, чтобы показать, что липиды, экстрагированные из адипоцитов, обработанных форсколином, диссоциируют mTORC1 и -2 in vitro, тогда как липиды, экстрагированные из необработанных клеток, метаболиты, которые распределяются в водную фазу, или липиды из фибробластов 3T3-L1 перед дифференцировкой или первичные гепатоциты. нет эффекта (рис. 5 E ). В дополнение к передаче сигналов инсулина, показанной на фиг. 3, ингибирование липазы также блокирует диссоциацию mTOR (фиг. 5 F ). Липиды, полученные в результате обработки экстрактов клеток адипоцитов липазой in vitro, также вызывали диссоциацию mTOR, тогда как липиды, обработанные носителем, не вызывали (рис.5 G ). Взятые вместе, эти данные показывают, что липолитические продукты способствуют ингибированию mTOR за счет диссоциации комплекса mTOR.

    Рис. 5.

    Липолитические продукты ингибируют mTOR за счет диссоциации комплекса. ( A ) Вестерн-блоттинг коиммунопреципитации mTORC1 и mTORC2 против raptor и rictor, соответственно, где культивированные адипоциты обрабатывали форсколином (FSK, 10 мкМ), рапамицином (Rap, 20 нМ) или торином1 (250 нМ) или без него. за 30 мин до лечения инсулином (INS, 10 нМ) за 15 мин.( B ) Вестерн-блот-анализ коиммунопреципитации mTORC1 и mTORC2 против mTOR, где культивированные адипоциты обрабатывали атглистатином (10 мкМ) или без него в течение 1 ч перед обработкой форсколином и инсулином, как в A . ( C ) Вестерн-блот-анализ ассоциации mTORC2 с использованием коиммунопреципитации против mTOR, где первичные адипоциты мыши WT или ATGL — / — обрабатывали инсулином (10 нМ) или без него (10 нМ) в присутствии или в отсутствие изопротеренола (0.1 мкМ) в течение 30 мин, как на фиг.1 A и B перед добавлением глюкозы. ( D ) Иллюстративное представление анализа диссоциации mTOR. ( E ) Анализ диссоциации mTOR, в котором культивированные адипоциты 3T3-L1 обрабатывали форсколином или без него (10 мкМ) перед лизисом клеток и органической экстракцией ( Материалы и методы ). Очищенные флуоресцентно меченые mTORC1 или mTORC2 инкубировали либо с лизатом, либо с экстрагированными органическими или водными фазами культивированных адипоцитов или лизатом фибробластов или гепатоцитов в течение 30 минут перед промывкой и обнаружением флуоресценции.( F ) Анализ диссоциации mTOR, в котором культивированные адипоциты 3T3-L1 обрабатывали ДМСО в качестве контроля, диэтил-п-нитрофенилфосфатом (E600, 150 мкМ) или атлистатином (10 мкМ) перед обработкой форсколином и инкубацией с флуоресцентным mTOR, как в . Е . ( G ) Анализ диссоциации mTOR, в котором липиды экстрагировали из культивированных адипоцитов 3T3-L1 и обрабатывали липазой или без нее in vitro, а затем инкубировали с mTOR, как в E . Каждый график представляет собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего из трех экспериментов.# указывает на значительное отличие от контроля ( # P <0,0001).

    Ингибирование захвата глюкозы, индуцированное торином-1, не зависит от липолиза.

    Активность mTOR необходима для облегчения индуцированного инсулином захвата глюкозы адипоцитами (8–11). Здесь мы показываем, что стимуляция изопротеренолом β-адренергического рецептора и прямое ингибирование mTOR с помощью Torin1 ингибируют захват глюкозы в первичных адипоцитах мышей дикого типа, тогда как одного прямого ингибирования mTOR достаточно для блокирования захвата глюкозы в отсутствие ATGL (рис.6 А ). Кроме того, в то время как стимуляция β-адренорецептора подавляет передачу сигналов инсулина только в адипоцитах WT (фиг. 1 B и фиг. S1 D и E ), Torin1 ингибирует передачу сигналов инсулина как в WT, так и в ATGL — / — адипоцитов (рис. 6 B ). Взятые вместе, эти данные предполагают, что ингибирование mTOR липолизом является вероятным механизмом индуцированного катехоламином ингибирования захвата глюкозы в адипоцитах.

    Рис. 6.

    Ингибирование захвата глюкозы, индуцированное Torin1, не зависит от липолиза.( A ) Анализ поглощения глюкозы с радиоактивной меткой в ​​адипоцитах мыши дикого типа по сравнению с ATGL — / — . Изолированные адипоциты обрабатывали или без Torin1 (250 нМ) в течение 10 минут перед обработкой или без инсулина (10 нМ) в присутствии или в отсутствие изопротеренола (0,1 мкМ) в течение 30 минут с последующим добавлением [U- 14 C] -d-глюкоза (10 мкМ) в течение 20 мин. Все анализы содержали аденозиндезаминазу (ADA) (2 единицы / мл). ( B ) Вестерн-блоттинг-анализ передачи сигналов инсулина в первичных адипоцитах мыши WT и ATGL — / — , обработанных как в A , перед добавлением глюкозы.( C ) Иллюстрация предложенного механизма, связывающего стимуляцию β-адренорецептора с нарушением захвата глюкозы адипоцитами. Каждый график представляет собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего из трех экспериментов. Звездочки указывают на значительную разницу (*** P <0,001).

    Обсуждение

    Главный вывод этого исследования заключается в том, что липолиз резко ингибирует стимулируемое инсулином поглощение глюкозы в адипоцитах. Способность катехоламинов ослаблять захват глюкозы адипоцитами известна в течение десятилетий и неоднократно подтверждена документально (2-6), но механизм остается неясным.Здесь мы не только показываем, что липолиз необходим для опосредования этого ингибирования захвата глюкозы, но и что механизм ингибирования может происходить через диссоциацию комплексов mTOR и последующее ингибирование стимулируемой инсулином активности Akt. Интересно, что передача сигналов mTOR и комплексная ассоциация восстанавливаются, когда липолиз ингибируется, а липолитические продукты, которые распределяются в органическую фазу, способны напрямую диссоциировать mTOR in vitro, предполагая, что эти липиды могут действовать как сигнальные молекулы для регулирования действия инсулина.Липолитические продукты, произведенные in vitro, также ингибируют mTOR посредством диссоциации, предполагая, что дальнейшая ферментативная активность не требуется для липолиза, чтобы опосредовать эти эффекты на mTOR. Хотя недавно было показано, что липолитические продукты могут активировать рецепторы, активируемые пролифератором пероксисом (PPAR) α и δ (28), потенциально влияя на передачу сигналов инсулина через экспрессию PTEN, наши открытия, что липолиз не влияет на передачу сигналов инсулина выше mTOR, предполагает, что это не так. механизм инсулинорезистентности в нашей модели.

    Липотоксичность — одна из исследуемых гипотез для объяснения механизмов, с помощью которых ожирение вызывает инсулинорезистентность. Также известная как теория липидных метаболитов, липотоксичность характеризуется избытком липидов, которые могут действовать как сигнальные молекулы, подавляя передачу сигналов инсулина (29–31). Предыдущие данные показали, что инсулинорезистентность часто связана с накоплением липидов в печени и скелетных мышцах, а высокий уровень циркулирующих липолитических продуктов может коррелировать с ожирением и инсулинорезистентностью при диабете 2 типа (32, 33).Важно отметить, что накопление липидов в печени, как было показано, специфически ингибирует передачу сигналов инсулина за счет снижения целостности и активности комплекса mTORC2 (34). Кроме того, уровни базального липолиза повышаются при ожирении (35, 36), а снижение липолиза из-за дефицита липазы у мышей снижает резистентность к инсулину, вызванную диетой (22, 37). Взятые вместе, эти наблюдения предполагают участие липолитических продуктов в развитии инсулинорезистентности, и здесь мы демонстрируем, что липиды, высвобождаемые во время липолиза, оказывают локальное влияние на передачу сигналов mTOR и стимулируемое инсулином поглощение глюкозы в адипоцитах.

    Хотя инсулинорезистентность зависит от действия инсулина во многих тканях, у мышей GLUT4 — / — , специфичных для жировой ткани, развивается системная резистентность к инсулину и гипергликемия (38), тогда как гиперэкспрессия GLUT4, специфическая для жировой ткани, приводит к повышенной чувствительности к инсулину in vivo (39). Это указывает на то, что нарушения действия инсулина только в жировой ткани достаточно, чтобы вызвать инсулинорезистентность всего тела и гипергликемию. Наша предыдущая работа также демонстрирует, что нарушение действия инсулина из-за снижения экспрессии риктора в жировой ткани приводит к инсулинорезистентности всего тела и гипергликемии (11).Взятые вместе, наша работа показывает ингибирование комплекса mTOR как остро регулируемое событие, которое приводит к нарушению передачи сигналов инсулина в адипоцитах, что может влиять на развитие системной инсулинорезистентности. Это исследование также демонстрирует ранее не идентифицированный механизм диссоциации и ингибирования комплекса mTOR липолитическими продуктами. Этот механизм подчеркивает важность липолиза в регуляции клеточных сигнальных событий как потенциального следствия высвобождения запасов энергии.

    В дополнение к механистическим деталям противоположных действий анаболической и катаболической передачи сигналов в жировой ткани, наши результаты напрямую подразумевают липолиз как механизм, лежащий в основе резистентности жировой ткани к инсулину во время острых стрессовых событий, и могут дать представление об инсулинорезистентности, вызванной ожирением.Острая гипергликемия часто развивается после травмы или серьезного хирургического вмешательства, особенно хирургического вмешательства в брюшной полости (40), после тяжелых ожоговых травм или сепсиса. При отсутствии лечения это состояние, называемое гипергликемией, вызванной стрессом, способствует смертности и задерживает заживление послеоперационных больных и пациентов в отделениях интенсивной терапии (41). Хотя влияние стресса на действие инсулина хорошо известно, механистическая связь остается неясной. Реакция на стресс — это эволюционная адаптация, которая сохраняет глюкозу для жизненно важных тканей, таких как мозг, во время травмы.Этот ответ характеризуется быстрой активацией нейроэндокринной и воспалительной систем, вызывающей метаболическое состояние стресса. В результате анаболические процессы подавляются, тогда как катаболические процессы, такие как липолиз, усиливаются, высвобождая субстраты для заживления тканей (41–43). Наше открытие о том, что липолиз играет ключевую роль в снижении передачи сигналов инсулина, предполагает, что он может быть фактором, способствующим развитию гипергликемии, вызванной стрессом.

    У людей с ожирением, хотя катехоламиновая стимуляция липолиза иногда ослаблена, базальные уровни липолиза обычно повышены.Таким образом, помимо острых событий, исследованных в этом отчете, интересно рассмотреть роль липолиза и ингибирования сигнальных путей mTOR в жировой ткани в развитии инсулинорезистентности, вызванной ожирением, с течением времени. Помимо β-адренергической стимуляции, липолиз усиливается воспалительными цитокинами, натрийуретическими пептидами, гормонами роста и кортизолом (44), подчеркивая, что многие факторы могут вносить свой вклад в этот механизм инсулинорезистентности.Хотя мы показали, что острая стимуляция липолиза может ингибировать захват глюкозы за счет диссоциации комплекса mTOR, необходимы дальнейшие исследования для определения вклада липолиза в инсулинорезистентность, вызванную ожирением.

    В этом исследовании мы определили новый механизм передачи сигналов адипоцитами, посредством которого липолитические продукты диссоциируют комплексы mTOR, что приводит к снижению стимулируемого инсулином захвата глюкозы (рис. 6 C ). Эта модель имеет значение для инсулинорезистентности, вызванной ожирением, и гипергликемии, вызванной стрессом, и демонстрирует, что липолитические продукты могут действовать как сигнальные молекулы для регулирования клеточных процессов.Это также дает представление о механизмах противоположной регуляции анаболической и катаболической передачи сигналов в жировой ткани.

    Материалы и методы

    Экстракция липидов и диссоциация mTOR in vitro.

    Адипоциты 3T3-L1 из 6-см планшетов или 100 мкл упакованных изолированных адипоцитов дважды промывали PBS, гомогенизировали в 100 мкл буфера A (1 мМ EDTA, 1 мМ EGTA, 1 мМ DTT, 0,1% Tween 20, 10 мМ фосфат натрия и 50 мМ β-глицерофосфат, pH 7,4), с добавлением 1 мМ фенилметилсульфонилфторида, 10 мкг / мл лейпептина, 10 мкг / мл апротинина, 10 мкг / мл пепстатина и 0.LR микроцистина 5 мкм и гомогенаты центрифугировали при 16000 × g в течение 10 мин. Всего добавляли 400 мкл гексана / этилацетата (1: 1) и смешивали с супернатантами в течение 30 минут с последующим центрифугированием при 8000 × g в течение 2 минут. Водную и органическую фазы разделяли и органический растворитель выпаривали. Высушенный липидный остаток солюбилизировали суспензией в буфере А (содержащий 0,1% Твин 20) и смешивали с флуоресцентно меченным иммунным комплексом mTOR – Raptor или mTOR – Rictor на шариках в течение 30 мин при комнатной температуре.Затем шарики трижды промывали, переносили в 96-луночный планшет и определяли выбросы Венеры и Церулеана. Для обработки липазой in vitro ресуспендированные липиды обрабатывали липазой (2 единицы / мл) в течение 30 минут при комнатной температуре, и липиды реэкстрагировали, как описано. Рекомбинантные флуоресцентно меченые комплексы mTOR-Raptor и mTOR-Rictor были созданы путем временной трансфекции в клетки HEK293T с использованием липофектамина 2000 (Invitrogen). Плазмиды HA-Venus-mTOR и FLAG-Cerulean-Raptor / FLAG-Cerulean-Rictor трансфицировали с использованием 40 и 10 мкг плазмиды на 15-см планшет, соответственно, и липофектамина 2000 при соотношении ДНК: липофектамин 2: 1.

    Статистический анализ.

    Значения выражены как среднее ± SEM. Сравнение между двумя группами, получавшими одинаковое лечение (стимулированное инсулином), проводилось с использованием теста Стьюдента t . Сравнения между более чем двумя группами проводились с помощью однофакторного дисперсионного анализа с апостериорным анализом Даннета (INS установлен в качестве контроля). Данные представлены в трех экземплярах из трех отдельных экспериментов, если не указано иное. Значимость обозначается * P <0,05, ** P <0.01, *** P <0,001 или # P <0,0001 соответственно.

    Реагенты антител, культура клеток, вестерн-блоттинг и количественный анализ, уход за животными, выделение первичных адипоцитов, поглощение глюкозы, иммунопреципитация mTOR, очистка mTOR, анализ киназы mTOR и измерения глицерина, глицеролипидов и жирных кислот подробно описаны в материалах SI и Методы .

    Благодарности

    Мы благодарим Эвана Таддео за выделение первичных гепатоцитов мыши.Это исследование финансировалось грантами Американской диабетической ассоциации для младших преподавателей 7-11-JF-21 и R01 1R01DK101946 (для TEH), R01 R01DK096076 (для Нидерландов), грантами от бельгийских Fonds de la Recherche Scientifique (для PPR), American Heart Предокторская стипендия ассоциации 14PRE20480252 (для GRM) и стипендии Телеви (для С. Бланквера).

    Сноски

    • Вклад авторов: G.R.M., L.W., and T.E.H. спланированное исследование; G.R.M., L.W., V.R., S.G.S., R.C.G., S.Борода, J.M.E., S. Blancquaert, T.E.H. проведенное исследование; G.R.M., L.W. и T.E.H. внесены новые реагенты / аналитические инструменты; G.R.M., L.W., P.P.R., N.L. и T.E.H. проанализированные данные; и G.R.M. и T.E.H. написал газету.

    • Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

    • Эта статья представляет собой прямое представление PNAS.

    • Эта статья содержит вспомогательную информацию на сайте www.pnas.org/lookup/suppl/doi:10.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    2023 © Все права защищены.